ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 49

– Элиана? – прошептала Марикета, заметив ожидавшую ее наставницу. – Ты… настоящая?

Элиана нахмурилась и похлопала себя по морщинистой коже.

– Была настоящая, когда последний раз проверяла.

Марикета ущипнула себя.

– А я настоящая в зеркале? Или это Отражение было фальшивым?

– Все настоящее, – усмехнулась Элиана. – Отражение – лишь одна из граней твоего существа. Как астральная проекция. И, опережая твой вопрос, скажу: да, ты выглядишь жутко, когда используешь сильную магию.

Марикета успокоилась и обняла наставницу. Как и прежде, из бездонных карманов фартука Элианы потянуло запахом пудры и сухих листьев.

– Как мне не хватало тебя! Я все время думала, почему тебя нет рядом со мной?

– Я все время наблюдала за тобой.

Марикета огляделась. Она находилась в мире своих снов.

– Что это за место?

– Это твой новый дом. Твое личное пространство. – Элиана ослепительно улыбнулась и сделала широкий жест. – Ты можешь украсить его на свой цвет и вкус.

– А зачем мне новый дом? – удивилась Марикета.

– Каждая великая колдунья должна иметь свое собственное пространство.

– Но я ведь не колдунья?

– А хочешь быть колдуньей? – спросила Элиана странным тоном.

– Я только хочу понять, что происходит.

– Тебе нужно побыть здесь некоторое время, – сказала наставница. – Здесь ты недосягаема для чужой магической силы. И никто, кроме твоих родных и других членов Уикка, не может сюда попасть без твоего особого приглашения.

– Мне грозила опасность? – удивилась Марикета. Элиана кивнула.

– Идем со мной.

Чувствуя, как по ее спине бегут мурашки страха, Марикета последовала за ней к котлу. Такого колдовства она уже давно не наблюдала.

Элиана помешала кипящее варево. Когда пар рассеялся, взгляду открылась сцена, на которой в пространстве, похожем на это, было два мраморных алтаря.

На них были… родители Марикеты.

Отец лежал на холодной каменной плите со сжатыми кулаками. Точно таким Марикета видела его во сне. Рядом с ним лежала мать. Ее красивое лицо искажала маска боли.

– О боги, что это? – воскликнула Марикета. – Они живы?

– Да, но заколдованы темной силой могущественной волшебницы.

– Кто сделал это с ними?

– Гекса, – ответила Элиана не без колебаний. Марикета нервно сглотнула.

– Она питается пойманными душами. Элиана кивнула и продолжила:

– Твой отец первым пал ее жертвой.

– Значит… он нас не бросил?

– Нет, уход из семьи едва не убил его, но он великий волшебник, и его предназначение всегда заключалось в борьбе с Гексой. И в подготовке к этой борьбе он не останавливался ни перед чем. Обращался к черной магии, заключал зловещие договоры, чтобы усилить действие заклинаний. Шел на сделки с дьяволами и злыми волшебниками. И все же не смог ее сокрушить.

– А Джиллиан?

– Гекса заморозила твою мать, когда та пришла просить сохранить твоему отцу жизнь. Джиллиан знала о тщетности своих усилий, но не могла жить без него.

Марикету душили рыдания. Теперь понятно, почему Джиллиан всегда казалась такой печальной. Она тосковала по мужу…

– Учебный отпуск друидов, Элиана?

Выходит, ее отец жив? И мать не случайно оказалась вдали от дома?

– Как ты могла не рассказать мне об этом?

– Джиллиан хотела, чтобы ты как можно дольше жила нормальной жизнью.

– Это ты называешь «нормальной жизнью»? Я считала, что никому не нужна! Что они оба решили бросить меня.

– Но если ты помнишь, они оба обожали тебя. Элиана явно расстроилась.

– Тебе следовало бы рассказать мне о том, что с ними случилось, – обвиняюще указала на нее пальцем Марикета.

– Когда, по-твоему, должна была я это сделать? Когда тебе исполнилось восемнадцать? Прийти к тебе и сказать: «Твои родители заморожены, и ты ничего не сможешь с этим поделать»? А потом пожелать тебе успешно сдать выпускные экзамены?

Родители любили ее.

– Как мне их вернуть к жизни?

– Ты должна убить ту, которая это сделала, – отвела глаза Элиана.

Гекса, самая могущественная из когда-либо живших колдуний, была всего на одну ступень ниже богини.

«Судьба не транжирит свои пули», – сказал как-то Бауэн и был прав. Марикете предстояло сразиться с самым могущественным врагом ведьм. Опасаясь уже самой идеи, она чувствовала, однако, как в ее душе вскипает ярость. По неотрывному взгляду Элианы, смотревшей ей в глаза, Марикета поняла, что они изменились.

– Я иду за ней. Скажи, как мне ее найти.

– Ты узнаешь, как ее найти, только тогда, когда будешь, готова с ней сразиться.

– Прекрати, Элиана, нести этот вздор! Я хочу убить ее сейчас!

– Ты пока не готова, – не сдавалась Элиана.

– Если ты думаешь, что я буду сидеть и ждать, когда стану бессмертной…

– Это не имеет значения, – спокойно перебила ее Элиана. – Гекса способна превратить в прах любое живое существо. Смертное или бессмертное, не имеет значения.

– В таком случае есть ли у меня вообще шанс победить ее? – попыталась выяснить Марикета. – Что говорят провидцы?

– Все, кто пытался узнать предсказание об исходе битвы между Марикетой Долгожданной и Гексой… сходили с ума. Мы сомневаемся, что и сама Гекса способна сказать что-то определенное.

– Не важно. Я все равно пойду за ней. С твоей помощью или без.

– Если Гекса победит тебя, то присвоит твою силу. Мы не можем пойти на такой риск. Иначе ее не остановить.

– Я это решу!

– Твои родители – не единственные пострадавшие. Таких тысячи и тысячи, похищенных в мире Закона за многие годы. Подумай и о чужих страдающих. У тебя и перед ними есть обязательства.

Во сне она часто слышала, как ее зовут тысячи голосов.

– Как мне тогда готовиться?

– Ты предсказательница и гадалка. Используй свой дар, чтобы узнать. Ты – королева Отражений, и знания из зеркала напрямую перетекут в твое существо. Ты познаешь все: как добыть огонь из воды, как защитить себя от чужой магии, как перенаправить зло.

Стараясь сохранять спокойствие, Марикета задумалась над словами Элианы.

– Есть ли у Гексы какие-то слабости?

– Говорят, что она якобы плохо видит. Существа из ее ближайшего окружения видят лучше.

– Из ближайшего окружения? Это кто?

– Тролли, кобольды, вороны и…

– Вороны? – воскликнула Мари и добавила, когда Элиана кивнула: – Гекса уже следит за мной! Я видела таких воронов в джунглях и в своих снах. Даже сейчас, когда я входила в зеркало, обратила внимание на то, что вороны сидели на подоконнике.

– Немудрено, что тебе дано ее предчувствовать. Я догадывалась, что она следит за тобой. Но имей в виду, что здесь она не может тебя достать.

– Ты наблюдала сцену появления принцессы фей? – спросила Марикета.

– Еще бы.

– Мария сказала, что ее вернула к жизни колдунья. Должно быть, это дело рук Гексы. Что может быть хуже, чем вернуть мужчине подругу в тот самый момент, когда он решил жить дальше? А что касается меня, то нет лучше способа сделать мне больно: сначала отнять у меня родителей, а потом мужчину, которого люблю.

– Да, именно так она и действует.

– Если мне удастся ее убить, что будет дальше? Мир изменится?

– Если ты освободишь столько душ, – заметила Элиана, – то на сегодня этого уже достаточно. Но если Гексу не остановить, она будет делаться день ото дня все могущественнее. Затем наступит время, когда она весь мир повергнет в несчастья. И тогда на земле наступит ад.

– А если уничтожить Гексу, то как распределятся силы между Гекатой и Гелой?

– Возможно, этот баланс уже нарушен, потому что Гекса – больше не богиня. И говорят даже, что Гела уже не такая великодушная, как была.

Марикета сделала длинный выдох и задумалась, не придется ли ей в будущем сражаться с Гелой. Или, может, ее пугала мысль, что главные подвиги в своей жизни ей придется совершить в возрасте двадцати трех лет?

55
{"b":"121365","o":1}