ЛитМир - Электронная Библиотека

— Теперь, — сказал он, — тронулись. Я не повезу вас прямо домой.

— Ох, но…

— Я снова настаиваю. Вы вернетесь домой в то же время, как если бы шли пешком. И будете довольны, увидев в деле Кастора и Поллукса.

— Небесные близнецы… — прошептала я.

— Они похожи друг на друга так, как могут походить только близнецы. Поллукс темпераментный, а Кастор немного с ленцой. Но они понимают прикосновение хозяина.

Лошади ринулись в галоп, и он рассмеялся, когда мы набрали скорость.

— Если вы испугались, держитесь за меня.

— Спасибо, но я не боюсь.

— И благодарю за комплимент. На самом деле он вполне заслужен. Я знаю, как управляться с моими лошадьми. Между прочим, последнее время я не вижу, чтобы вы ездили на лошади.

— Я не ездила с тех пор, как вернулась.

— Почему же?

— У нас в пасторском доме нет конюшни.

— Но вы обычно регулярно ездили.

— Так было, когда дома была Лавиния.

— Моя дорогая мисс Делани, вам вовсе не надо спрашивать разрешения брать лошадь из конюшни Фремлинга. Я думал, что вы это знаете.

— Когда Лавиния была здесь, было совсем другое дело. Я ездила вместе с ней.

— Нет никакой разницы. Пожалуйста, в любое время берите лошадь, на которой вы обычно ездите.

— Благодарю вас. Вы очень добры.

— Да нет. В конце концов, вы близкий друг моей сестры. Вы завидуете, что она расправила крылышки в Лондоне? — спросил Фабиан.

— Я не думаю, чтобы меня это беспокоило.

— Ну, конечно. Но, пожалуйста, катайтесь, когда захотите.

— Вы очень добры.

Он довольно сардонически улыбнулся мне.

— Расскажите мне о Ламазоне, — попросил он.

— О, он считается превосходной школой.

— Где девчонок-сорванцов превращают в юных леди.

— Мне кажется, идея именно такова, — подтвердила я.

— И вы думаете, что они проделали удовлетворительную работу в отношении вас и Лавинии?

— Я не могу говорить за Лавинию. Вы должны спросить у нее.

— А вы?

— Об этом должны судить другие.

— Хотите услышать мое мнение? — поинтересовался он.

— Не особенно. Оно не может быть объективным, поскольку вы едва меня знаете.

— Мне кажется, что я знаю вас очень хорошо.

— Не понимаю, почему. Я так редко видела вас.

— Это были очень запоминающиеся моменты. Помните, когда вы взяли веер из павлиньих перьев?

— Да, по вашему приказанию. Скажите, как ваша тетя Люси?

— Она стала очень слабой. Она потеряна для этого мира и существует только в своем собственном.

— У нее все еще есть слуги-индийцы?

— Да, есть. Они никогда не покинут ее, и она без них совсем пропадет.

— Мне очень жаль, — сказала я.

Последовало короткое молчание, затем он спросил:

— Вы скоро собираетесь в Лондон?

Карета накренилась, и я упала на него, вцепившись в его пиджак.

— Все в порядке. Я сказал вам, что со мной вы в безопасности, — рассмеялся он.

— Я действительно должна уже быть дома. Мне очень много надо сделать.

— Вы должны подготовиться к своему визиту в Лондон?

— Да, это и другие дела.

— Как Долго вы намерены там оставаться?

— О… около недели.

— Вы очень любите свою старую няню.

— На самом деле она не старая. Полли — одна из тех, кто никогда не стареет.

— Ваша лояльность делает вам честь.

— Разве уж так похвально выражать свои истинные чувства?

— Нет, конечно, нет. Вот видите, какой я послушный. Я доставлю вас к дверям пасторского дома в течение трех минут.

— Благодарю вас.

Он резко остановился у дома из серого камня, соскочил и помог мне выйти. Взяв меня за руки, он улыбнулся.

— Надеюсь, подарки подойдут.

— Какие подарки?

— Мехи и детская одежда.

К моему неудовольствию, я вновь покраснела. Взяв протянутую сумку, я поблагодарила его и вошла в дом.

Тревога охватила меня. Он всегда являлся причиной моего волнения. Как жаль, что он видел мои покупки. Я почувствовала, что он, не показывая виду, рассмотрел их. Интересно, что он подумал?

Отец поинтересовался, разумно ли мне одной ехать до Лондона.

— Мой дорогой отец, — ответила я, — что может случиться со мной? Я саду на поезд под присмотром мистера Хансона, начальника станции, и мистера Бриггса, носильщика. На другом конце меня будет ждать Полли. Ты знаешь, я уже взрослая.

— Все же… — настаивал он.

— Со мной все будет хорошо.

Наконец он согласился, что со мной ничего не должно случиться, и я отбыла со своим чемоданом, в котором были подарки и небольшой личный багаж.

Я села в купе около окна и закрыла глаза, предвкушая удовольствие от встречи с Полли, от того, что вновь увижу Эфф и ребенка.

Дверь открылась. В купе вошел Фабиан.

— Я неожиданно должен ехать в Лондон. Забавно. Мы поедем вместе. Однако вы, кажется, не рады видеть меня? — ухмыльнулся он.

— Я не ожидала, что…

— Вы не считаете, что сюрпризы приятны?

— Иногда.

Он сел напротив и сложил руки.

— Убежден, что ваш отец был бы доволен. Я уверен, что он немного волнуется оттого, что вы путешествуете одна. Юные леди так обычно не поступают, не так ли?

— Я придерживаюсь мнения, что мы не так хрупки, как пытаются представить некоторые.

— Почему бы?

— О, это мужская идея… направленная на то, чтобы показать превосходство мужчин.

— Вы действительно в это верите?

Поезд тронулся со станции.

— Верю во что? — спросила я.

— В превосходство мужчин.

— Конечно, нет.

— Тогда вы принижаете их значение?

— Я не говорила этого.

— Это очень любезно с вашей стороны.

— Но… это просто здравый смысл. Два пола предназначены, чтобы дополнять друг друга.

— Не сказано ли это в Библии? Но я думаю, что существуют примеры, когда проявляется подчиненная роль женщины. Святой Павел… например.

— О, Святой Павел! Не один ли он из тех, кто считает женщин искушением и обвиняет их за то, что они таковы?

— Разве? Я думаю, что ваши познания в Библии больше моих. Это все оттого, что вы являетесь «отшлифованной» юной леди.

— Благодарю вас.

— Как долго вы будете в Лондоне?

— Думаю, что неделю. Я не хочу оставлять отца на длительное время.

— Я знаю, что он очень болел зимой. Я понимаю ваше беспокойство. Думаю, что викарий очень достойный молодой человек.

— Он очень услужливый и пользуется любовью среди прихожан, что очень важно.

— Для всех нас важно пользоваться любовью.

— Но особенно для человека в его положении. Например, я не думаю, что это не заботит вас.

— Меня беспокоит… когда это относится к некоторым. — Он улыбнулся мне в своей уже знакомой мне поддразнивающей манере и, продолжая улыбаться, откинулся назад. — Это действительно приятный способ путешествия. Обычно я сожалею о времени, потраченном на него.

— Смею заметить, вам придется много путешествовать.

— А, вы имеете в виду Индию, куда я когда-нибудь поеду.

— Я полагаю, скоро.

— По-видимому, в конце года. Каррузерс тоже поедет. Знаете, наши семьи связаны с Ост-Индской компанией.

— Я слышала.

— Я полагаю, от Каррузерса. Я знаю, что он частый гость в пасторском доме.

— Он нравится моему отцу. У них общие интересы.

— Мы выросли с мыслью, что в конце концов войдем в компанию. У моего дяди… брата отца… конторы в Лондоне. Я время от времени езжу туда… как говорят, набираюсь опыта.

— Это, должно быть, интересно.

— Компания… о да. Конечно, это часть истории. Она уходит в глубь веков. Как вы знаете, торговля с Индией началась, когда Васко да Гама открыл восточный проход и бросил якорь в Калькутте. Но португальцы никогда не создавали торговой компании; они оставили это нам. Знаете ли вы, что королева Елизавета даровала нам грамоту на торговлю? Это было в самые последние дни шестнадцатого века. Так что вы понимаете, наши корни уходят в глубокое прошлое, и семья обязана продолжать это.

— Вы должны очень гордиться своими предками.

29
{"b":"12151","o":1}