ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы обсуждали Оливера Кромвеля, холодно пояснила я.

— Я всегда думал, что он неприятный парень.

— Дугал, вот еще один, кто согласен с вами, — сказала я.

— У Друзиллы есть для него доброе слово.

Я читала его мысли. Друзвлла… Дугал? Он обратил внимание, что мы называли друг друга по именам и прикидывал значение этого. Он выглядел слегка недовольным.

— Итак… Друзилла… восхищается им?

Я ответила:

— Он верил в то, что он прав в своих поступках, и это должно быть принято во внимание при оценке людей.

— Вы очень справедливы. Я, конечно, должен быть ему очень благодарен за то, что он оставил Фремлинг нетронутым.

— Он был решительным мужчиной с твердыми взглядами.

— Для правителя это необходимо… Вино? Мне бы хотелось его попробовать.

Я налила немного в небольшой стакан, который предусмотрительно положила нам миссис Янсон.

— Я боюсь, что это тот, из которого я уже пила, — сказала я ему. — Миссис Янсон, естественно, думала, что нас будет только двое.

— Мне приятно пить из вашего стакана, — улыбаясь, сказал он. Сделав глоток, продолжал:

— Нектар богов. Ваша миссис Янсон самый лучший кормилец.

— Я передам ей ваши комплименты. И уверена, она будет благодарна.

— Как все прекрасно. Мы должны продолжить. Пикники al fresco15. Что за блестящая идея! Чья она? Ваша… Дугала или Друзиллы, а?

— Миссис Янсон, естественно, обеспечила нас кое-чем, поскольку мы не собирались вернуться к ланчу.

— Очень внимательная леди. Мы, конечно, должны съесть побольше. Вы с Друзиллой сможете рассказать мне о древностях, которые мы будем осматривать. Сознаюсь, что в этом отношении я полный невежда. Но всегда готов учиться.

С момента своего появления он занял главное место в беседе. Приятная интимность исчезла. После того как мы упаковали остатки еды и исследовали замок, все казалось другим. Он был с нами, заставляя меня то и дело чувствовать себя неловко и все время бросая на меня насмешливые взгляды. Они казались умозрительными, и это одновременно раздражало и беспокоило меня.

Магия этого дня исчезла. Мы значительно сократили осмотр и вернулись в конюшню Фремлинга на час с лишним раньше, чем собирались.

Через два дня Дугал пришел в пасторский дом. Отец выразил огромное удовольствие, а миссис Янсон принесла нам в гостиную вино и свое особое сухое печенье.

Она мурлыкала как кошка, выражая свою радость. Она любила, чтобы изысканные гости приходили в пасторский дом, и Дугал, несомненно, был одним из них.

Когда она вышла, я разлила вино.

Дугал после небольшой паузы произнес:

— Я пришел вам сообщить, что завтра уезжаю.

— Надеюсь, что вы скоро вернетесь обратно, — обеспокоился мой отец.

— Я тоже надеюсь. Это связано с несчастьем, случившимся в моей семье. Мой кузен упал с лошади и серьезно пострадал. Необходимо к нему поехать.

— Далеко ли он отсюда? — спросила я.

— Около семидесяти миль. Это место носит название Тенлей.

— Я о нем слышал, — сказал отец. — Рядом с ним обнаружены какие-то римские развалины… на земле графа Тенлей, мне кажется.

— Да, именно так.

— Очень интересно. Прекрасные мозаичные мостовые и ванны! Какая это была замечательная раса — римляне. Они приносили благо оккупированным землям, что и должен был бы, конечно, делать завоеватель. То, что они пришли в упадок и их империя постепенно исчезла, было большой трагедией.

— Это судьба многих цивилизаций, — отметил Дугал. — Это почти правило.

— Может быть, однажды кто-нибудь отступится от этого правила, — предположила я.

— Это было бы хорошо, — согласился Дугал.

— Мы будем скучать без ваших визитов, — сказал отец.

Дугал улыбнулся и обратился ко мне:

— Я тоже буду скучать без них.

Мне было немного грустно, что он уезжает. Я пошла проводить его к двери, чтобы попрощаться. Он взял мои руки и крепко сжал.

— Мне так жаль, что я должен уехать прямо сейчас, — сказал он, — Я так наслаждался нашими встречами. Я планировал новые поездки вроде той, к замку. Повсюду в Англии есть так много интересных мест. Это было бы таким удовольствием.

— Ну, возможно, когда вы увидите своего кузена…

— Я вернусь. Вы можете быть в этом уверены. Я постараюсь, чтобы вы меня пригласили вновь.

— Осмелюсь сказать, что отец с удовольствием предложит вам остановиться у нас. Но мы, конечно, лишены великолепия Фремлинга.

— Я буду рад, но не причинит ли это вам беспокойства?

— Нисколько. В пасторском доме много комнат, и миссис Янсон всегда счастлива готовить для вас особые блюда.

— Я прихожу не из-за стола. Здесь есть пища для ума. Подумайте об этом хорошенько. — Он посмотрел на меня серьезно и продолжал:

— Друзилла… — Он остановился, и я вопросительно посмотрела на него. Затем он продолжил:

— Да, мне бы очень хотелось остаться здесь. Я быстро покончу с делами и тогда… мы поговорим.

— Я буду ждать, — ответила я.

Он наклонился ко мне и легко поцеловал в щеку.

Затем он ушел.

Я почувствовала внезапное удовлетворение. Отношения между нами становились более глубокими, и это придавало мне чувство истинного спокойствия.

Будущее вдруг показалось многообещающим.

В последующие дни я много думала о Дугале. Я полагала, что со временем он попросит меня выйти за него замуж. Дугал был вдумчивым человеком. Он был серьезным и не принял бы поспешного решения. Я знала, что нравлюсь ему; все же наша дружба крепла постепенно, и я чувствовала, что это был самый лучший из возможных путей ее развития. С того самого времени, как я подслушала тот комментарий относительно меня в саду Фремлинга, я осознала, что некрасива и что ни один мужчина не влюбится в меня из-за моей красоты. Но взаимоотношения между нами складывались по-другому, и я полагала, что основанные на взаимопонимании, они будут крепче, чем слепая страсть к красоте.

Дугал должен был отсутствовать в течение недели, Фабиан находился в Лондоне, чему я была рада. Его присутствие меня тревожило. Кроме этого, меня не покидала мысль о Джанин и продолжали беспокоить сны о «Елях». Я надумала сама поехать в Нью-Форест и увидеть это место. Можно было бы переговорить с местными жителями. Джанин была так близка с нами в те тревожные для нас месяцы и сделала так много, чтобы помочь нам. Я не могла ее забыть.

Мы постоянно переписывались с Полли, которая держала меня в курсе новостей о развитии Флер, а я рассказывала ей о том, что не могу забыть о пожаре в «Елях» и об ужасной трагедии для всех тех людей, среди которых мы жили некоторое время, о Джанин.

Полли предложила, чтобы я приехала в Лондон, и мы с ней вместе съездили туда. Эфф будет рада остаться одна с Флер.

Я покинула пасторский дом и на этот раз поехала в Лондон одна. Полли встречала меня на вокзале, и, как всегда, встреча была нежной.

Затем была радость свидания с Флер и Эфф. Флер удивительно выросла; она уже ковыляла и могла сказать что-то, похожее на «Эфф»… «Полл»… «да» и «нет». Это последнее — очень решительно. Она была очаровательной и казалась очень довольной жизнью.

Эфф и Полли боролись за ее привязанность; а она дарила им свою любовь с царственной беззаботностью. Мне было совершенно ясно, что ни одна мать не могла бы дать ребенку столько любви, сколько давали эти две милые женщины.

Полли разработала план нашего визита. Она предложила, чтобы мы выехали на следующий день и провели ночь в одной из гостиниц поблизости. Она выяснила, что лучшая из них «Фезерс» и из предосторожности заказала две комнаты с ночевкой.

В назначенный час мы с Полли отправились в наше путешествие за открытиями.

До гостиницы мы добрались во второй половине дня и решили посетить интересующее нас место на следующее утро.

А пока мы решили немного пообщаться с местными жителями. Прежде всего с горничной. Это была женщина средних лет, которая начала работать в «Фезерс», когда была девушкой, и продолжала работать до сих пор, когда дети уже выросли; она приходила на работу во второй половине дня. Она жила всего в нескольких ярдах от гостиницы.

вернуться

15

Al Fresco (лат.) — на свежем воздухе.

35
{"b":"12151","o":1}