ЛитМир - Электронная Библиотека

— О, моя мать всегда занималась такого рода делами, не так ли?

— В действительности здесь нет никакого дела. Фремлинг всегда использовался для проведения праздника. Я просто хотела получить формальное разрешение, поэтому я поблагодарю вас и попрощаюсь.

— Но вы еще не получили моего разрешения.

— Это всегда было само собой разумеющимся.

— Ничто никогда не бывает само собой разумеющимся. Я хотел бы обсудить это с вами.

— Но обсуждать нечего. Этот праздник проводится каждый год. Поэтому я могу считать этот вопрос решенным…

Он встал, и я немедленно сделала то же самое. Он приблизился.

— Скажите, — сказал он, — почему вы боитесь меня?

— Боюсь? Вас?

Он кивнул.

— У вас вид испуганной молодой лани, которая почувствовала приближение тигра.

— Я нисколько не уподобляю себя испуганной лани. И вы не напоминаете мне тигра.

— Ну тогда, может быть, хищная птица… хищный орел, готовый схватить беспомощное создание. Вы знаете, что не должны меня бояться, потому что я всегда любил вас, и чем больше я вас видел, тем сильнее становилась моя любовь.

— Вы очень добры, — холодно ответила я. — Но мне необходимо идти.

— Дело не в моей доброте. Это чувство, которым я не могу управлять.

Я рассмеялась, пытаясь разрядить обстановку.

— Ну ладно, — сказала я, — я принимаю это как разрешение начинать готовиться к празднику.

Он положил руки мне на плечи и притянул меня к себе.

— Сэр Фабиан? — удивленно сказала я, отодвигаясь назад.

— Вы догадываетесь, какие чувства я к вам испытываю? — произнес он. — Разве это не видно?

— Не имею понятия.

— Хотели бы вы узнать?

— В общем-то, это мне не очень интересно.

— Вы не производите такого впечатления.

— Тогда мне очень жаль, что ввела вас в заблуждение.

— Вы нисколько не ввели меня в заблуждение, потому что, моя дорогая Друзилла, мне о вас очень много известно. В конце концов, мы знакомы всю нашу жизнь.

— Невзирая на это, я бы сказала, что мы вряд ли знаем друг друга.

— Тогда мы должны это исправить.

Он притянул меня к себе с такой силой, что я не могла сопротивляться, и поцеловал в губы.

Я покраснела и почувствовала, как во мне растет гнев.

— Как вы смеете! — возмутилась я.

Он насмешливо улыбнулся.

— Потому что я очень смелый.

— Тогда, пожалуйста, проявляйте свою смелость в чем-то другом.

— Но я хотел доказать это вам. Я хочу, чтобы мы стали хорошими друзьями. Уверен, что это могло бы быть очень приятно для нас обоих.

— Только не для меня.

— Я обещаю, что будет.

— Я не верю вашим обещаниям. До свидания.

— Нет, подождите, — сказал он, беря меня за руку и крепко удерживая в своей. — Я думаю, что немного нравлюсь вам.

— Это предположение должно быть основано на вашем хорошем мнении о себе.

— Возможно, — сказал он. — Но вы не безразличны к моему несомненному обаянию.

— Я не желаю, чтобы со мной обращались в такой легкомысленной манере.

— Я нисколько не легкомысленен. Я ужасно серьезен. Я очень люблю вас, Друзилла. Вы всегда меня интересовали. Вы другая… такая серьезная… такая увлеченная учебой. Вы заставляете меня робеть, а для меня это совершенно новое ощущение. Я нахожу его очень волнующим. Для меня становится все более и более невозможным скрывать свои чувства.

— До свидания, — сказал я. — Я передам церковному комитету, что разрешение получено.

— Останьтесь ненадолго, — попросил он.

— Я не хочу. Я не хочу, чтобы со мной так обращались.

— Ваша девичья скромность производит самое большое впечатление. — Он замолчал и поднял брови. — Но…

Я почувствовала, что краснею. В его глазах я прочла продолжение.

Я вырвалась и пошла к двери, но он опередил меня, встав к ней спиной и улыбаясь.

— Я мог бы задержать вас, — сказал он.

— Вы не можете этого сделать.

— Почему нет? Это мой дом. Вы пришли сюда добровольно. Почему я не могу задержать вас здесь? Кто бы стал меня останавливать?

— Вы, кажется, думаете, что живете в средние века. Это что — одно из представлений о droit de seigneur17?

— Какое прекрасное понятие! Почему бы нет?

— Вам лучше забыть о прошлом, сэр Фабиан. Вы и ваша семья, видимо, продолжаете думать, что мы здесь все ваши крепостные, но это не так. И если вы попытаетесь, как сказали, задержать меня, я буду… я буду…

— Обращаться к закону? — спросил он. — Будет ли это разумным?

— Вы знаете, что они начнут расследование.

— Что вы имеете в виду?

Он лукаво посмотрел на меня, и я поняла, что что-то в этом роде он и планировал. Он просто ожидал подходящего случая, и я сама глупо дала ему такую возможность. Он был уверен, что обнаружил в моем прошлом тайну, и собирался использовать это против меня. Я хотела крикнуть ему: «Флер — не мой ребенок, она ребенок вашей сестры». Я почти сделала это, но даже в такой момент я не могла вынудить себя нарушить данное Лавинии обещание.

Мое замешательство доставило ему такое огромное удовольствие, что он ослабил хватку. Я бросилась мимо него из комнаты и поспешила вниз по лестнице, прочь из дома. Я бежала без остановки, пока не очутилась в своей комнате наверху пасторского дома. Сердце мое бешено колотилось. Я была глубоко взволнована.

Я была так сердита. Я ненавидела его. Это было что-то вроде шантажа. «Я обнаружил вашу тайну. Поскольку вы относитесь к тому типу девушек, которые, не окончив школы, заводят любовные истории, почему вы так негодуете, когда я делаю вам определенное предложение?»

Это было слишком унизительно.

Я услышала новости от миссис Янсон. Лавиния и леди Харриет вернулись домой.

Лавиния прислала записку: «Приходи немедленно. Я поговорить с тобой. Встречай меня в саду, где мы сможем поговорить наедине».

В ее послании чувствовалась крайняя необходимость. Она бы не жаждала так видеть меня, если бы не хотела от меня чего-то. Возможно, сказала я себе, она просто хочет похвастаться своими успехами в Лондоне. Но был ли сезон таким успешным для нее? Не было никаких известий об обручении с герцогом или маркизом. Я уверена, что леди Харриет замахнулась на самую высокую ставку.

После стычки с Фабианом я опасалась идти в Фремлинг, и поэтому была рада, что встреча произойдет в саду.

Она уже ждала меня. Она изменилась, но, может быть, я просто забыла, какая она красивая. Ее кожа была молочно-белой; кошачьи глаза с темными ресницами притягивали, но главным предметом ее гордости были ее великолепные волосы. Она носила их высоко поднятыми, и из этой массы небольшие завитки падали ей на лоб и шею. На ней было зеленое платье, больше всего подходящее ей по цвету. На самом деле она была самой красивой девушкой, какую мне доводилось видеть.

— О, привет, Друзилла, — сказала она. — Мне так много надо рассказать тебе.

— Сезон был успешным?

Она состроила гримаску.

— Одно или два предложения, но ни одно из них, по мнению мамы, не было достаточно хорошим.

— Леди Харриет хотелось бы придерживаться надлежащего уровня. Только самые высокие титулы достойны ее красавицы дочери. Видела ли ты королеву?

— Когда была представлена, один раз в опере и еще раз на благотворительном бале. Она танцевала с Альбертом. Друзилла, этот пожар…

— Ты имеешь в виду в «Елях»?

— Я почувствовала такое облегчение.

— Лавиния, столько людей погибло!

— Эти люди… жизнь мало для них значила, не так ли?

— Может, они так думали, но там были и те, кто собирался, как и ты, рожать. Когда я туда ездила, я встретила мать одной из них.

— Ты туда ездила?

— Я хотела узнать, что случилось. Со мной ездила Полли.

— Все эти требования оплаты…

— Ну да, ты была должна. А что бы ты делала без нее?

— Понятно… но это стоило дорого, и я должна была найти эти деньги.

— Это твои трудности.

— Знаю, знаю. Но что с Джанин?

вернуться

17

Droit de seigneur (фр.) — право сеньора

38
{"b":"12151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Питер Пэн должен умереть
Сад бабочек
Невеста
Украденная служанка
Дмитрий Донской. Империя Русь
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Убийство Спящей Красавицы
Неудержимая. Моя жизнь
Любовница маркиза