ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо. Я это запомню. Но разговор с ней ничего не даст.

— Может дать… если это будешь ты.

— Что я?

— Ты можешь сказать ей, какой я была хорошей и что если она немного подождет… пока я выйду замуж… Я буду очень богатой и тогда что-то сделаю для нее. Я сделаю. Обещаю!

— Я не думаю, Лавиния, что она поверила бы твоим обещаниям.

— Пообещай от моего имени. Скажи ей, что ты будешь своего рода гарантом того, что она получит деньги. Все дело в том, чтобы подождать.

— Я думаю, что ты должна пойти к своей матери или брату, или к Дугалу и рассказать всю правду.

— Как я могу? Дугал может отказаться жениться на мне.

— Я полагаю, что он очень разумный молодой человек.

— Он не сможет понять. Он будет в ярости. Он верит, что я — совершенство.

— Его ожидает удар, когда он женится на тебе.

— Я собираюсь постараться быть для него хорошей женой.

«Какой же он дурак, — подумала я. — Он хочет жениться на Лавинии, не зная ее. Даже деревенский дурачок догадался бы! И Дугал еще считается умным! Ну ладно, он узнает ее, — с некоторым удовлетворением подумала я, — и Лавиния не такая, чтобы измениться только потому, что она вышла замуж за терпимого мужа, каким он, по-видимому, и будет».

Лавиния умоляюще продолжала:

— Мы были такими хорошими подругами… всегда, с первой встречи.

— Я хорошо помню то время. Ты была не самой гостеприимной хозяйкой. С твоей стороны довольно неразумно вспоминать тот случай, если ты пытаешься найти подтверждения любви в наших отношениях.

— Перестань, Друзилла. Ты слишком умная и рисуешься этим. Мужчины этого не любят. Я так никогда не делаю.

— Ты рисуешься, как ты это называешь, все время.

— Но только так, как надо. Друзилла, перестань ходить вокруг да около. Скажи, что поможешь мне. Я знаю, что в конце концов ты поможешь. Ты просто заставляешь меня страдать.

— Но что я могу сделать?

— Я сказала тебе. Поезжай и встреться с Джанин. Объясни ей.

— Почему не ты?

— Как я могу поехать в Лондон? А ты просто можешь сказать, что поедешь навестить Полли.

Я заколебалась. Съездив к Полли, я всегда чувствовала себя лучше. Она бы поняла, что я испытала, узнав о помолвке Дугала. Ей мне не надо было ничего объяснять. Я могла говорить с ней как с собой. Я увидела бы Флер. Ребенок начал привязываться ко мне. Она уже начинала немного лопотать. Полли написала: "Ты бы слышала, как Эфф повторяет: «У кого такая милая тетя Друзилла? Чья тетя Друзилла скоро приедет к нам в гости?» Да, с Полли, Эфф и Флер встретиться было бы чудесно. Кроме того, мне было очень любопытно увидеть с Джанин.

Лавиния догадалась о моих колебаниях.

— Ты любишь Флер, — сказала она. — Она такая милая малышка.

— Откуда ты знаешь? Ты никогда ее не видела.

— Я собираюсь… когда все приведу в порядок. Когда я лучше узнаю Дугала, я скажу ему. Действительно, скажу. Я знаю, что он позволит взять ее к себе.

— Это самое последнее, что хотела бы Флер. Ты что, не понимаешь, что дети — это не вещи, которые люди передвигают так, как им удобно?

— Ты опять становишься гувернанткой.

— Кто-то же должен наставлять тебя, как следует поступить в той или иной жизненной ситуации.

— Знаю. Я злая. Но я не могу удержаться. Я пытаюсь быть доброй. Как только я выйду замуж за Дугала, я успокоюсь. О, пожалуйста… пожалуйста, Друзилла.

— Где она живет?

— У меня это записано. Я ездила туда отдавать пятьдесят фунтов. Я тебе скажу, как туда добраться. Это не очень далеко от того места, где живет Полли, Я взяла адрес.

— Фидддерс-Грин, номер 20, — сказала Лавиния. — Это легко найти.

— Ты брала кеб?

— Да, брала. Кучер выглядел очень удивленным, но я заставила его подождать, чтобы ехать с ним обратно. Я не хотела, чтобы кто-нибудь знал, где я была. Это было ужасно… и затем… Она насмехалась надо мной, называя меня графиней. Затем она сказала, что я должна найти деньги и если не привезу их, она всем объявит о том, что я сделала. Она сказала, что я бросила своего ребенка, и наговорила много других неприятных вещей. Я отрицала, напомнив, что нашла для ребенка хороший дом. Она не успокаивалась: «Друзилла нашла его. Ты, вероятно, бросила бы ее на чьем-нибудь пороге, чтобы продолжить свои приключения». Я сказала ей, что она ошибается. Я заботилась о Флер и, когда выйду замуж, собираюсь взять ее к себе. Я знаю, что, как только выйду замуж, все будет в порядке.

— Лавиния, я не приду к тебе на свадьбу. Это действительно такая насмешка. Ты думала о том, как обманываешь Дугала? Ты будешь стоять в девственно белом…

— Ох, замолчи. Ты собираешься помочь мне или нет? Ты что, не видишь, как я несчастна?

— Я ничего не могу сделать. У меня совсем нет денег.

— Я и не прошу их у тебя. Я просто знаю, что, если ты с ней поговоришь, она прислушается к твоим доводам.

— Нет, она не станет.

— Станет. Она всегда обожала тебя. Я знаю, что ты можешь убедить ее. Друзилла, пожалуйста, поезжай в Лондон. Ты же любишь навещать Полли и Флер. Пожалуйста, Друзилла.

И тогда я поняла, что должна ехать.

Мне необходимо было что-то придумать. Свадебные приготовления продвигались быстро, поскольку леди Харриет не видела причин, почему бы их следовало отложить. Я не была на самом деле влюблена в Дугала, но не хотела слышать о них. Я сказала своему отцу:

— Я думаю поехать и навестить Полли.

— Я знаю, — он улыбнулся. — Ты хочешь поехать и увидеть удочеренного ими ребенка. Ты от нее в восторге, не так ли?

— Ну, да… и я очень люблю Полли.

— Хорошая женщина, — сказал он. — Немного прямолинейная, но с добрым сердцем.

Я поехала и, как всегда, Полли была очень рада меня видеть. Я не сообщила ей, куда собираюсь поехать, потому что знала, что она попытается меня отговорить. Она считала, что мне не следовало бы дальше влезать в дела Лавинии. Однажды я это сделала, и в результате у них оказалась Флер. Она не сожалела об этом, но, как она сказала, одного раза достаточно.

Я взяла кеб до Фиддлерс-Грин. Кучер посмотрел на меня с удивлением, но от комментариев воздержался. Я попросила его подождать меня — не рядом с домом, а на некотором расстоянии.

Он еще раз посмотрел на меня так, как будто подумал, что я направляюсь туда с какой-то гнусной миссией. Я подумала о том, приходилось ли подобное испытывать и Лавинии.

Я нашла дорогу к дому № 20 по Фиддлерс-Грин. Это был высокий дом с остатками великолепия; теперь штукатурка поотбивалась и то, что должно было быть белым, выглядело грязно-серым. Четыре ступеньки, ведущие к парадной двери, были разбиты, по обеим сторонам стояли на страже два убогих льва. Лавиния велела мне постучать три раза. Это означало, что мне нужна Джанин, жившая на третьем этаже.

Я так и поступила и стала ждать. Прошло, казалось, много времени, прежде чем появилась Джанин.

Несколько секунд она в изумлении смотрела на меня. Затем она вскричала:

— Друзилла! Что заставило тебя прийти сюда? — Она выпрямилась:

— Тебе лучше войти, — добавила она.

Мы оказались в плохо освещенном проходе прямо перед лестницей. Ковер на ступеньках был поношенным и местами протерся.

Мы поднялись по трем пролетам, и по мере нашего подъема ковер становился все более вытертым. Она распахнула дверь, открыв довольно большую комнату, очень скудно обставленную. Состроив гримаску, она повернулась ко мне:

— Теперь ты видишь, как живут в нужде и бедности.

— О, Джанин — сказала я, — Мне так жаль.

— Такое мое счастье. У меня все пошло вкривь и вкось.

— Когда я услышала о пожаре, я хотела знать, что случилось с тобой.

— Все было потеряно, Тетя Эмили погибла… и вместе с ней все те люди. Этот глупый Джордж. Знаешь, это он был виноват. Я говорила ей о том, что он опасен и что однажды ночью мы все сгорим в своих кроватях.

— Да, он определенно был опасным.

— Опасен! Для тети Эмили он разрушил все, и для меня тоже. Я собиралась выйти замуж за Кларенса, .. О, я знала, что он придурковатый, но он обожал меня. Он дал бы мне все… все, что я попросила. И вот он погиб… убит этим дураком Джорджем.

41
{"b":"12151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Битва за воздух свободы
Ведьма по ошибке
Список желаний Бумера
Шоу обреченных
С милым и в хрущевке рай
Секта
Туве Янссон: Работай и люби
Земля лишних. Побег