1
2
3
...
44
45
46
...
98

— С какой целью?

— С целью? Она была моей старой школьной подругой.

— Вы хотели просто возобновить знакомство? Я хочу знать правду. Слышите меня? Вы не можете без конца продолжать лгать. Лучше расскажите мне. Я настаиваю на том, чтобы все узнать.

В этот момент дверь распахнулась, и там стояла Полли. Потом она сказала мне, что видела, как он пришел, и слышала наш разговор, стоя у двери.

Она стояла там с горящими щеками, уперев руки в бока.

— Теперь, сэр, как там ваше высокое и могущественное имя, я собираюсь кое-что сказать вам. Я не хотела бы, чтобы вы сюда приходили и расстраивали мою девочку. Она стоит кучи таких, как вы, вместе взятых, и я не позволю вам даже чуть-чуть расстроить ее.

Он отшатнулся, но в его глазах я увидела искры веселья.

— Полли! — укоризненно сказала я.

— Нет. Дай мне сказать. В отличие от тебя, с меня достаточно. Я собираюсь сказать этим Фремлингам пару слов. Приходить сюда… расстраивать тебя. Сейчас он узнает правду.

— Для меня не было бы ничего приятнее, — сказал Фабиан.

— О! Могу сказать, что вы не будете так довольны, когда услышите ее, и если полисмены придут сюда, пытаясь поймать Друзиллу в ловушку и заставить сказать то, что они хотят услышать, я и им скажу то же самое. Друзилла много сделала для вашей сестры. Как вы думаете, чей это ребенок, которого мы взяли? Вашей сестры, вот чей. Друзилла старалась помочь ей и за это получала оскорбления. Кто поехал вместе с ней в тот дом? Притворясь, что они были у принцессы или где-то еще? Кто привез мне ребенка? Когда они приехали сюда, мне было ясно, что ваша сестра не понимает разницы между, ребенком и фунтом масла — это ее нисколько не беспокоило. Поэтому я не хочу, чтобы вы здесь изводили Друзиллу. Возвращайтесь и изводите свою сестру. Она причина всех бед.

— Спасибо, что вы рассказали мне это, — сказал он и повернулся ко мне:

— Я полагаю, что это правда?

— Конечно, правда, — вскричала Полли. — Выдумаете, что я лгунья?

— Нет, мадам, но мне кажется, что небольшое подтверждение не помешает.

— Теперь мы попали в эти неприятности, и все по воле вашей сестры. Поэтому прекратите попусту обвинять Друзиллу.

— Вы совершенно правы, — сказал он, — и я вам очень признателен. Это неприятная ситуация, и я хочу, как могу, помочь вам.

— Хм, — сказала Полли, слегка смягчившись. — Давно пора.

— Да. Вы снова правы. Как вы думаете, могу я немного поговорить с мисс Делани?

— Это ей решать.

— Да, конечно, — сказала я.

Меня слегка знобило. Откровение Полли потрясло меня, но я была рада, что он узнал и что не я предала Лавинию.

— Ну, ладно, я удаляюсь, — сказала Полли и посмотрела на меня. — С тобой все будет в порядке?

— Да, Полли, спасибо.

Дверь за ней закрылась.

— Грозная дама, — сказал он. — Итак, теперь я знаю правду. Думаю, что вы могли бы рассказать мне больше. Понимаете, из-за сестры я глубоко втянут в это дело… То, что с ней произошло, случилось во Франции, да?

— Да.

— Это француз?

Я кивнула.

— Вы его знали?

— Я два или три раза видела его.

— Понятно. И моя глупая сестра попросила у вас помощи.

— Джанин Флетчер была девушка из школы. У нее была тетя…

— Так вы говорили не правду о поездке в Линденштайн. Я, конечно, догадывался, что вы там не были.

— Да. Вы пытались поймать меня. И у вас была идея о том, что произошло на самом деле.

— Когда я увидел ребенка…

— И вы подумали, что я…

— Было трудно поверить.

— И все же вы поверили.

Он не ответил; затем продолжил:

— Эта девушка… Джанин… как вы думаете, что случилось?

— Я не знаю.

— Вы пришли к ней. Зачем?

— Я пыталась поговорить с ней.

— О Лавинии. Она шантажировала Лавинию?

Я молчала. Я не хотела ее предавать, но, конечно, Полли уже сделала это. Сейчас он был серьезен.

— Боже мой! — произнес он. — Но ее же здесь не было. Она была в Фремлинге. Это должен был быть… кто-то другой.

— Вы имеете в виду…

— Были ли там у этой женщины другие девушки в таком же положении?

— Было несколько.

— Какая неприятность! Какая жалость, что вас там видели. Я рад, что обо всем знаю. Мне необходимо поддерживать с вами связь. Я буду в Лондоне и дам вам свой городской адрес. Если что-нибудь произойдет, дайте мне знать.

Фабиан выглядел действительно встревоженным. Я представила, что он думает о скандале, если всплывет что-то о пребывании Лавинии в пансионате и истинной причине этого. Это была бы сенсация для газетного заголовка. Я удостоилась лишь упоминания и короткого абзаца. Репутация Лавинии была бы погублена. Я могла понять, что ее брат был готов предотвратить это любой-ценой.

Я почувствовала некоторое облегчение. Почему-то я была уверена в том, что он в силах помочь. Ему придется быть сильным и находчивым. Сейчас он был сосредоточен только на защите своей сестры, но тем самым он позаботился и обо мне.

Извинившись, что теперь должен идти, Фабиан взял мою руку И улыбнулся мне. Я была рада, что он, наконец, узнал правду, но не я сказала ему об этом.

Новостей о случившемся больше не было — всего лишь короткие упоминания. Полиция продолжала свои расследования, но больше к нам никто не приходил.

Однажды заглянул Фабиан. Его впустила Эфф. Она вовсе не выражала неудовольствия по этому поводу.

— Эфф исключительно падка на титулы, — объясняла Полли. — Вы услышите, что она уже донесла до «Второго этажа» о визитах сэра Фабиана. Она считает, что это благоприятно отразится на репутации дома. Его внешность соответствует его титулу. Я надеюсь, что и поведение его безупречно.

— О, да, — уверила я ее.

— Не мирись со всякими прошлыми глупостями с его стороны.

— Не буду.

— Я хочу поговорить с вами о ребенке, — заявил он мне. — Эти две женщины, которые присматривали за малышкой, начиная с ее рождения, продолжают присматривать?

Я ответила утвердительно.

Из его поведения я поняла, что он уважает Полли. Я думаю, что ему очень понравилась ее манера обращения с ним, хотя то, что она вынуждена была сообщить, было неприятным. Он, казалось, был слегка изумлен предположением, что дочь пастора могла выйти за рамки достойного поведения, но это было совсем неудивительным в отношении его собственной сестры.

— Это девчушка, не так ли?

— Да. Вы должны познакомиться со своей племянницей. Вы еще не видели ее, не считая той случайной встречи на лужайке.

— Я хотел бы увидеться с ней. И с теми двумя, кто ухаживает за ней, кормит ее… одевает…

— Они еще и любят ее, — сказала я.

— Бедный ребенок! Что бы она делала без них… и без вас?

— Лавиния предприняла бы некоторые меры, но никто не мог заботиться о Флер лучше Полли и ее сестры.

— Я хочу заверить, что они получат компенсацию за все, что сделано.

— Вы имеете в виду… деньги?

— Да, именно это я имею в виду. Они не настолько богаты, чтобы заботиться о чужих детях. Это слишком дорогостоящее дело.

— Как они бы сами сказали, они обеспечены. Они сдают комнаты, а Эфф очень деловая женщина. Полли тоже. Они много работают и наслаждаются результатами своего труда. Они могут обидеться, если поймут, что вы считаете их нуждающимися.

— Но они взяли ребенка.

— Они сделали это для меня, потому что…

— Потому что допустили ту же ошибку, что и я. Понимаете, я вовсе не такой негодяй в конце концов, если Полли… кто вам так близок… Ну, ладно, наверное, такое может случиться с каждым.

— Возможно.

— Каждый из нас имеет право на ошибки. — Он шутливо улыбался мне. Затем живо сказал:

— Я найду способ компенсировать все этим добрым женщинам. Вы поговорите с ними за меня? Боюсь, что мне редко удается улаживать спорные вопросы. Вас они выслушают.

Я пообещала поговорить с ними.

Когда я им все передала, они обе были возмущены.

— Что он о себе думает? — вопрошала Полли. — Нам не нужны его деньги. Флер у нас с младенчества. Она наша… Если взять деньги от такого, как он, он будет тебе диктовать… говорить, что мы должны делать. Нет, нам этого не надо.

45
{"b":"12151","o":1}