ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Имперские кобры
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Карпатская тайна
Питер Пэн должен умереть
13 минут
Lagom. Секрет шведского благополучия
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Невеста

— Ах, — ответил он, — они здесь родились. Там, где чья-то родина… там он и хочет быть… за исключением ищущих приключений молодых леди, которые хотели бы поехать на другой конец земли.

— Это потому, что туда их зовет работа, — пояснила Элис.

— В Индию… страну странных пряностей и тайн. Затем он рассказал о Везувии и крупном извержении, которое разрушило такие города, как Помпеи и Геркуланум. С Лассером было очень интересно.

Он повел нас в ресторан, мы сели снаружи под веселыми цветными зонтиками и наблюдали, как мимо идут люди. Казалось, он заставлял нас говорить, и я обнаружила, что рассказываю ему о пасторском доме, о леди Харриет и об окончании школы во Франции. Элис о себе говорила мало, и я вдруг поняла, что он и не интересовался ею, хотя жадно слушал то, что рассказывала ему я.

Я подумала, что, может быть, говорила слишком много и решила позже расспросить об этом Элис, так ли это.

Наконец, настало время возвращаться на «Ориентал Куин».

Это был самый чудесный день.

Когда мы остались одни, я спросила Элис:

— Как вы думаете, не слишком ли много я говорила?

— Он, конечно, поощрял вас к этому.

— Я заметила, что вы мало рассказали о себе.

— Я думаю, что он хотел не это услышать. Он интересовался именно вами.

— Мне любопытно… он всегда или только в этот раз такой вежливый.

— О, без сомнения, он был очень заинтересован тем, что вы сказали, и еще…

— И что еще?

— О… просто подумала. Я не уверена, что доверяю ему.

— В каком смысле?

— Он кажется слегка оценивающим.

— У меня нет ни малейшей мысли о том, что он хоть немножко… флиртовал.

— Нет. Это именно так. И все это довольно странно.

— О, Элис, вы драматизируете. Я думаю, что он просто одинокий человек, который ищет компании. Он много путешествует. И, наверное, за несколько недель вступает с людьми в дружеские отношения, а потом все о них забывает.

— Х-м, — хмыкнула Элис. Но она казалась несколько задумчивой.

В назначенный час мы прибыли в Александрию, где покинули «Ориентал Куин», пересели на экскурсионный пароход и поплыли по каналу в Каир.

Месье Лассер объяснил нам, что нас ждут. Мы проведем ночь в гостинице — предпочтительно Шеферда — а из Каира совершим путешествие в крытом фургоне через пустыню в Суэц. Эти фургоны используются для перевозки людей туда, откуда они, сев на корабль, могут продолжить свое путешествие по морю.

После такого длительного пребывания в море было очень волнующим вновь оказаться на твердой земле, и мы были потрясены великолепием гостиницы, отличавшейся от всего, что мы видели. Она оказалась темной и сумрачной, и вокруг нас плавно скользили бесшумные мужчины в экзотических одеждах, неотрывно наблюдая за нами темными глазами.

Месье Лассер рассказал нам, что здесь останавливается много путешественников — большей частью в Индию и обратно.

С того момента, как мы вошли в гостиницу, я заметила мужчину. Он был в европейском платье и, будучи высоким и широкоплечим, сразу же бросался в глаза. Казалось, он знал о нас. Встав со стула, он приблизился к столу, где спрашивали наши фамилии и указывали спальные места.

— Мисс Филрайт и мисс Делани, — сказал клерк за столом. — Ваша комната на первом этаже. Она маленькая, но, как видите, мы очень переполнены. Вот ваш ключ.

В этот момент высокий человек стоял очень близко к нам. Я удивилась этому, так как он был не из нашей группы. Но Элис потянула меня за руку:

— Пошли, — сказала она. — Это только на одну ночь. Рано утром мы уедем.

Будучи усталой, я спала хорошо, а наутро меня очень рано разбудила Элис.

Путешествие через пустыню проходило в тех крытых фургонах, которые так похоже описал месье Лассер. В них запрягалось четыре лошади, и нам сказали, что в пустыне имеется несколько караван-сараев, где мы сможем отдохнуть, пока меняют лошадей. В каждом фургоне ехало по шесть человек.

Месье Лассер сказал:

— Поедем вместе. Я чувствую, что должен присматривать за вами, молодыми леди. Я из опыта знаю, какими некомфортабельными могут быть такие путешествия.

Возницы очень хорошо умеют обращаться с кнутом, и кажется, что их единственная цель заключается в том, чтобы как можно быстрее доставить фургон в караван-сарай. Боюсь, что вы найдете путешествие несколько утомительным.

— Я уже говорила вам, месье Лассер, все это для нас так ново, что мы готовы испытать некоторые неудобства, — напомнила я ему.

Мне никогда не забыть поездку по Каиру ранним утром. В полутьме здания выглядели таинственными. Мы миновали элегантные мечети, один из дворцов хедива, дома с решетками. Все это восхитило бы Дугала, который увидел бы в их мрачных стенах мавританское влияние. Поскольку было так рано, город еще спал. Нам попались только несколько ослов, которых вели босоногие мальчишки. Повсюду царила тишина, но солнце вот-вот должно было подняться. В свете утренней зари Каир выглядел как восхитительный город, принадлежащий арабским ночам, я прекрасно представила, как говорливая Шахерезада занимает своего султана за дверями одного из старинных дворцов.

В фургоне нас было шестеро: я, Элис, месье Лассер, мистер и миссис Карлинг и, к моему изумлению, высокий мужчина, которого я заметила в гостинице.

Мне хотелось знать, собирается ли он сесть на пароход, на котором мы поплывем в Индию, или его конечной целью, как и месье Лассера, является Суэц.

Скоро пустыня обступила нас со всех сторон. Стало уже достаточно светло, и мы видели вокруг лишь мили песка. Он казался золотым в свете утренней зари. Я была восхищена. Затем кучер стегнул лошадей, и мы сконцентрировали свое внимание на том, чтобы удержаться на месте.

— Я вам говорил, — сказал месье Лассер, — что это путешествие вряд ли будет комфортабельным.

Мы смеялись, так как нас резко бросало друг на друга. Миссис Карлинг сказала, что хорошо, если это не будет продолжаться долго, а мистер Карлинг прокомментировал, что, когда предпринимаешь подобное путешествие, надо приготовиться к дискомфорту. Месье Лассер отметил, что в жизни есть некоторые вещи, которые кажутся чудесными, когда их предвкушаешь или оглядываешься назад, но менее приемлемыми, когда переживаешь их, и путешествие часто оказывается одной из них.

Высокий мужчина ласково улыбался нам, он, казалось, делил свой интерес между месье Лассером и мной, и когда бы я ни подняла глаза, я видела, что его взгляд мрачно устремлен на одного из нас.

Лошади мчались вперед.

— Что произойдет, если фургон перевернется? — спросила я.

— Что ж, — добавил мистер Карлинг, — это вполне может произойти, если будет так продолжаться. Я не думаю, чтобы наш кучер сознавал, какие неудобства он заставляет нас пережить.

— Его задача заключается в том, чтобы избавиться от одного груза, получить деньги и затем отправиться за следующим, — объяснил месье Лассер.

— Но если действительно произойдет несчастный случай, это задержит его, — предположила я.

— О, он надеется на Аллаха, который наблюдает за ним.

— Хотела бы я разделять его уверенность, — сказала Элис.

Когда лошади остановились, мы все почувствовали облегчение. Бедняги, они должны были сильно устать… Я знаю, что все мы чувствовали себя совсем разбитыми и радовались короткой передышке перед тем, как снова начнутся тяжкие испытания.

Когда мы вышли из фургона, я заметила, что высокий мужчина встал вблизи нас.

Жара в пустыне была очень сильной: солнце стояло в зените. Мы ехали уже где-то около шести часов и были рады укрытию, хотя место нашего отдыха, скорее, напоминало хижину; зато примыкавшие к ней конюшни были обширными.

Нам подали питье, и я обрадовалась, увидев, что это чай. Была предложена и еда — хлеб и мясо какого-то неопределенного вида, от которого я отказалась. Мы сидели за столами — шестеро из одного фургона. Я не видела больше никого из группы с нашего парохода и предположила, что они приедут позже, потому что наш фургон одним из первых покинул Каир.

58
{"b":"12151","o":1}