ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кажется, это так, но почему же вы не подумали об этом раньше?

— Я был ошеломлен.

— Ах, да, я знаю.

Над нами нависла тишина. Она была нарушена только звуком огромного летящего насекомого, влетевшего в открытую дверь.

— Оно было бы в комнате, если бы горела лампа, — сказал Дугал.

— Оно выглядит очень красивым.

— Здесь так много красивого, — сказал Дугал. — Посмотрите на сад. Разве он не изысканный… деревья, пруд, цветы. Все вызывает чувство глубокого покоя… но на самом деле оно совершенно ложное. Все в этой стране таинственно. Я думаю, что здесь все не такое, каким кажется.

— Это особенно относится к этому дому.

— Вероятно. Эти слуги, которые приходят исполнять наши приказания… Мне иногда интересно, что у них на уме. Кажется, будто они затаили обиду и обвиняют в чем-то нас. Посмотрите на этот сад. Где могли бы вы увидеть более мирно выглядящее место, однако здесь в траве прячутся опасные змеи. Вы могли бы даже встретить кобру, скрывающуюся в подлеске.

— У вас это звучит, как сад Эдема со скрывающимся гадом, — со смехом сказала я.

— Не так уж они и не похожи. Вы должны быть осторожны в саду, Друзилла. Здесь змеи есть повсюду.

— Я уже видела одну или две. Они бледно-желтоватые?

— Да… пестрые. На них овальные пятна, коричневые с белым на конце. Избегайте их! Их укус может быть смертельным.

— Я видела их на базаре, выглядывающими из корзинок заклинателей змей.

— Ах, да, но у этих удалены их ядовитые зубы. А у тех, что находятся в саду, — нет.

— Меня пробирает дрожь, когда я думаю о мирном виде этого места и всей той опасности, которая здесь таится.

— Это правдивое отображение жизни. Часто большая красота скрывает пустоту… а иногда и зло.

В полутьме я увидела его грустную улыбку. Я знала, что он думает о Лавинии, и хотела его успокоить.

Несколько мгновений мы сидели молча, и именно так застал нас Фабиан.

Он внезапно вошел в комнату.

— Ах, — воскликнул он. — Извините меня. Я не знал, что здесь кто-то есть, ведь вы сидите в темноте.

— Нам хотелось воздуха, а не насекомых, — сказала я.

— Ну что же, осмелюсь сказать, что некоторые из них нашли сюда путь.

Он сел рядом со мной.

— У вас был трудный день? — спросила я.

Он пожал плечами.

— Не больше чем обычно. — Он вытянул свои длинные ноги. — Вы правы, — продолжал он, — сидеть здесь в темноте очень спокойно. Скажите, не прервал ли я какой-то интересный разговор?

— Мы говорили о контрастах здесь. О красоте и скрывающемся уродстве. Прекрасные цветы, зеленая трава и невидимые опасные змеи, готовые нанести смертельный удар.

— Опасность, таящаяся повсюду, — беспечно сказал Фабиан. — Но разве это не то, что возбуждает?

— Я полагаю, что большинство сказало бы «да», — подтвердил Дугал.

— А как вы? — спросил Фабиан меня.

— Я не уверена. Я думаю, что это зависело бы от опасности.

— И от того, могли бы вы, встретившись с ней, избежать ее? — предположил Фабиан.

— Думаю, да; — я встала. — Осмелюсь сказать, что у вас, видимо, есть деловой разговор. Хочу пожелать вам доброй ночи.

— О, вы не должны позволить, чтобы мой приход нарушил этот приятный тет-а-тет.

— Мы просто праздно болтали, — пояснила я. — А теперь я пошла.

Фабиан проводил меня до двери.

— Спокойной ночи, — сказал он. Его глаза имели насмешливое выражение.

Через несколько дней мне пришлось вспомнить этот разговор. Я находилась в саду с Элис и детьми. Айя была с нами. Я говорила с ней о Рошанаре и спрашивала, слышала ли она что-нибудь о ней.

Она покачала головой.

— Нет… нет. Она уехала далеко. Может быть, я больше никогда не увижу ее.

— О, но она приедет навестить вас! — запротестовала я. — Она не может быть так уж далеко.

Айя подняла руки и слегка покачала из стороны в сторону. В ее позе было что-то фаталистическое.

К нам подбежала Луиза. В руке она что-то держала.

— Что это? — спросила я.

— Я сорвала это для вас, — сказала она и протянула мне растение. Я посмотрела на него. Никогда раньше я не видела ничего похожего на него.

Айя взяла это. Ее лицо побледнело. Она произнесла испуганным голосом:

— Колючее яблоко.

В моей памяти что-то зашевелилось. Что я слышала уже о «колючем яблоке»? Ко мне вернулись обрывки разговора. Это было «колючее яблоко», из которого извлекали наркотик. В прошлом тхаги использовали его, чтобы отравлять свои жертвы, когда не умертвляли их с помощью удушения..

И вот Луиза… срывающая его в этом саду.

Я поняла, что айе было известно о нем.

Я сказала:

— Я… я кое-что слышала об этом растении. Она кивнула.

— Где Луиза нашла его?

Она покачала головой.

— Не здесь. Его не могло быть здесь. Его не разрешают…

Луиза смотрела на нас с некоторым испугом. Она была смышленным ребенком и сразу же поняла, что что-то не так.

— Спасибо, Луиза, — сказала я. — Было очень мило с твоей стороны принести мне этот цветок. — Я поцеловала ее. — Скажи мне, где ты его нашла?

Она развела руки и взмахнула ими, как бы охватывая весь сад.

— Здесь? — сказала я. — В саду?

Она кивнула.

Я взглянула на айю.

— Покажи нам, — попросила я.

Я осторожно держала растение и ощущала слабый наркотический запах.

Луиза повела нас к небольшой калитке. Она была заперта, но позволяла маленькому человеку, подобно Луизе, проползти под ней, что она и проделала.

— Это сад Большого Хансама, — качая головой, проговорила айя.

— Луиза, вернись, — позвала я.

Она стояла по другую сторону калитки, с удивлением глядя на меня.

— Это здесь я нашла ваш цветок, — сказала она, указывая. — Там.

— Это сад Большого Хансама, — повторила айя. — Ты не должна туда ходить. Большой Хансам… он будет очень сердиться.

С испуганным видом Луиза проползла обратно.

— Никогда больше не ходи туда, — сказала айя. — Это нехорошо.

Луиза схватила ее за сари как бы в поисках защиты. Все слышали о власти Большого Хансама.

Я взяла побег домой и сожгла его. Потом я подумала, что должна была бы сохранить его и показать Дуталу или Фабиану.

Вскоре после этого я увидела Дутала и рассказала ему о том, что произошло.

— Вы уверены? — сказал он.

— Айя назвала его «колючим яблоком», и я вспомнила то, что вы говорили.

— Вы смогли узнать его из моего описания?

— Ну, нет… не точно, но, может быть, и смогла бы. Но айя его знает. Она узнала его сразу же.

Он молчал. Затем проговорил:

— Сад Большого Хансама — его личная собственность, и мы не можем указывать ему, что он может выращивать и что нет.

— А если он выращивает этот наркотик…

— Он сам себе закон.

— Но он нанят Компанией, и если нарушает закон…

— Я думаю, что разумнее пока ничего об этом не говорить. В конце концов, мы должны получить доказательства, и это могло бы вызвать большое беспокойство, если бы мы попытались запретить ему выращивать то, что он хочет, на том клочке земли, который, по решению компании, предназначен исключительно для его пользования.

Мне хотелось поговорить об этом с Фабианом. Я была уверена, что его реакция была бы иной.

Но с другой стороны у меня были только слова айи о том, что это был смертоносный дурман; она могла легко ошибиться, и я представляла тот протест, который был бы выражен, если бы мы попытались вмешаться в право Большого Хансама выращивать в его собственном саду то, что он хочет.

В этот день нас ожидал большой сюрприз и, возможно, именно поэтому меня перестал беспокоить временно тот случай с обнаружением в саду смертоносного растения.

К нам домой пришел Том Кипинг.

Он столкнулся с нами лицом к лицу, когда мы с Элис готовились вывести детей в сад.

— Мисс Филрайт, мисс Делани, — вскричал он, и его лицо расплылось в довольной улыбке. — Я отдавала себе отчет, что Элис была немного напряженной. — Я знал, что вы здесь, — продолжал он. — Огромное удовольствие снова видеть вас. Вы здоровы? Наслаждаетесь ли пребыванием здесь?

71
{"b":"12151","o":1}