ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда почему вы пожелали сообщить мне о них?

— Потому что я думаю, что мы все должны быть предупреждены. Кипингу не нравится, как обстоят дела. Он говорит, что знает о скрытых настроениях. Том подозревает некоторых людей. Он натренировался распознавать такие настроения. Он очень опытный человек и очень обеспокоен.

— Что надо делать в связи с этим?

— Быть очень осторожными. Следить, откуда дует ветер. Бесполезно говорить об этом Лавинии.

— Совершенно бесполезно. Но почему вы рассказали мне?

— Потому что я ожидаю, что вы будете… разумной.

— Каким образом?

— Будьте бдительной. Скажите одному из нас, если вы увидите что-то, что может показаться вам странным. Мы переживаем очень нелегкое время. Такое бывает здесь периодически. Мы должны заботиться, чтобы не оскорбить… не проявить высокомерие… уважать их обычаи.

— Кроме тхаггери.

— Совершенно верно. Но мы надеемся, что это единичная вспышка. Если мы сможем выследить убийц и положить ей конец, возможно, повторения больше не будет. Если же это останется невыявленным, то случаи могут принять массовый характер.

— Я понимаю ваше беспокойство. Спасибо, что сказали мне.

— Смею заметить, что Том Кипинг расскажет мисс Филрайт. Он очень высокого мнения о ней и интересуется ею.

— Это было очевидно, когда мы с ним путешествовали.

— А она… каковы ее чувства?

— Я точно не знаю. Она не из тех, кто обнаруживает их.

— Как и некоторые другие, — сказал он, улыбаясь мне.

— Зачастую это очень мудро.

— Я уверен, что все, что ни делала бы мисс Филрайт — и вы тоже — будет мудрым. Том Кипинг — хороший парень… очень преданный член Компании. Я очень многим ему обязан.

— Да, он, очевидно, очень деятельный.

— Вы тоже ему кое-чем обязаны.

— Вы имеете в виду то, что он заботился о нас во время последней части нашего путешествия?

— Он позаботился о вас очень хорошо. Я не думаю, что вы сознаете, насколько хорошо. — Я подождала. Он продолжал-Вы знаете, что он помог вам выйти из довольно щекотливой ситуации?

Я с удивлением взглянула на него:

— Я знаю, что он был очень добр и готов помочь.

— Насколько вы хорошо изучили человеческую натуру, мисс Друзилла?

— . Вы имеете в виду, могу ли я судить о людях? О, я полагаю, неплохо.

— Я думаю, что так оно и могло быть… среди обычных людей, с которыми вы вступаете в контакт: среди леди, помогающих в церкви, на садовых базарах и тому подобных; среди тех, кто украшает цветами церковь к Пасхе; кому дают лучшие прилавки для продажи работ; тех, кто немного ревнует, потому что получил слишком дружескую улыбку от восхитительного, преподобного Брейди… Кстати, Брейди женился. Он женился на дочери врача.

Он внимательно следил за мной.

— Очень подходящая для него партия, — сказала я. — Я уверена, что она удовлетворяет леди Харриет.

— Без этого не могло быть свадьбы.

— Полагаю, что нет. Колин Брейди — очень послушный субъект.

— Вы менее послушны.

— Я люблю сама распоряжаться своей жизнью, а вы?

— Совершенно верно. Но мы начали с оценки вашей способности судить о человеческой натуре. Я могу сказать вам следующее, мисс Друзилла: вы можете быть экспертом в своем узком кругу, но, когда вы выходите за его пределы, вы становитесь полной невеждой.

— В самом деле?

— Да, в самом деле. Вы полностью поверили очаровательному Лассеру. — Я была поражена. — Он был привлекателен, не так ли? Внимательный француз. Вы были просто немного поражены им? Вы находили его совершенно очаровательным?

— Месье Лассер… — пробормотала я.

— Он самый. Знаете, на самом деле он не был французом.

— Но…

Он рассмеялся.

— Вы были невинной… овечкой среди волков. Я думаю, что всего лишь хорошо видно, когда кто-то теряет почву под ногами.

— Вы говорите загадками.

— Это всего лишь забавный способ говорить так, как думаешь?

— Но я предпочла бы простой разговор.

— Тогда я скажу просто. Месье Лассер не француз, а джентльмен иного происхождения, он играл роль. Галантный джентльмен собрался обмануть ничего не подозревающих леди, которые поверили, что они так хорошо знают жизнь и ее небольшие превратности, что готовы попасть в его ловушку. Ваш месье Лассер…

— Мой?

— Месье Лассер известен в определенных кругах как сводник очень богатого клиента, восточного джентльмена, который имеет традиционные взгляды своей страны на использование женщин… с которыми такая юная леди, как вы, никогда бы не согласилась. Другими словами, месье Лассер избрал вас в качестве интересного пополнения в гарем своего хозяина.

Я почувствовала, что стала пунцовой, это сильно развеселило его.

— Я не верю этому, — сказала я.

— Тем не менее он известен своими действиями. В некоторых случаях молодые английские леди очень желательны. Во-первых, они принадлежат той гордой стране, которая считает себя хозяином мира. По сравнению с женщинами восточных стран они имеют хорошее воспитание. В них больше независимости, они вовсе не воспитаны в представлении, что основная миссия их жизни заключается в том, чтобы служить мужчине любым способом, который от них для этого потребуют. Извините, если этот разговор вас шокирует, но понимаете, если вы собираетесь искать в мире приключений, вы должны заставить себя осознать жизненные факты. Лассер приехал на корабле из Англии. Он был там в связи с более легальными делами своего хозяина; но если бы он мог найти достаточно прелестную леди, чтобы приятно возбудить несколько пресыщенный вкус своего хозяина и с триумфом вернуть ее обратно, он заслужил бы одобрение и благодарность важного человека. Он сделал бы больше, чем просто выполнил то дело, по которому его хозяин послал в Англию. И вот, он увидел вас.

— На самом деле я не верю ни одному вашему слову.

— Вы можете спросить Кипинга. Он видел, что происходило. Уже, к сожалению, не в первый раз молодая женщина пропадала с Лассером в пустыне, и о ней больше ничего не было слышно. Между прочим, вы отчасти обязаны поблагодарить и меня. Я отдал тому приказ присмотреть за вами, когда вы покинули корабль в Александрии. Он выполнил его. Он проявил о вас заботу, потому что знал, что я хотел этого. Вы выглядите ошеломленной.

Так оно и было. Я вспоминала все. Встречу с месье Лассером… разговоры… появление Тома Кипинга. Месье Лассер намеревался организовать так, чтобы мы путешествовали отдельно от остальной группы. Боже мой! Это могло бы произойти.

Читая мои мысли, Фабиан улыбался.

— Я надеюсь, вы не разочарованы, что вас вырвали из гарема султана.

— Я уверена, что разочарован был бы султан. Мне кажется, что из-за меня вряд ли стоило беспокоиться.

— Вы себя недооцениваете, — возразил он. — Я уверен, что вы стоите того, чтобы из-за вас очень беспокоились. — Он поднялся со стула и приблизился ко мне. Я тоже встала. Он положил руки мне на плечи. — Я рад, что Кипинг спас вас и доставил к нам в целости и сохранности, — серьезно сказал он.

— Благодарю вас.

— Вы все еще выглядите озадаченной.

— Я ошеломлена тем, что вы мне рассказали. Я действительно нахожу, что в это трудно поверить.

— Это потому, что большую часть своей жизни вы прожили в пасторском доме, где никто не слышал о коварных восточных джентльменах.

— Я полагаю, что хищники есть повсюду в мире.

— Да, — с улыбкой согласился он, — но методы их различны.

— Я должна сказать мистеру Кипингу, как благодарна ему.

— Он вам ответит, что сделал это, повинуясь долгу… выполняя приказы.

— Приказы Компании?

— Компания — это всего лишь те, кто на нее работают. Можно сказать, мои приказы. Я тот, кому вы могли бы выразить благодарность.

— Ну, если это так, благодарю вас.

Он наклонил голову.

— Я могу однажды попросить вашей помощи.

— Не могу представить, чтобы от моих слабых усилий была бы для вас какая-то польза.

— Вы опять недооцениваете себя. Вы не должны этого делать. Существует мнение, что люди принимают вас так, как вы сами себя оцениваете. Вы видите, при всех своих ошибках месье Лассер увидел ваши достоинства. Другие тоже могут… если вы им позволите.

73
{"b":"12151","o":1}