1
2
3
...
91
92
93
...
98

Теперь это казалось таким разумным. Дома все было другим. Когда мы были в Индии, путешествуя из Дели в Бомбей, я, вероятно, мечтала о невозможном.

Здесь я могла понять, какой я была глупой.

Я получила полный восторженной любви ответ Полли: «Я просто трепещу от радости. Эфф говорит, что я свожу ее с ума. Это потому, что я счастлива от того, что ты жива, здорова и вернулась домой. Мы будем ждать, так что приезжай как можно быстрее».

Газеты приносили хорошие новости. Мятеж быстро шел к концу, и черные заголовки в газетах возвещали о победе.

Генерал Робертс и сэр Джон Лоуренс были героями. Много писалось о лояльных сикхах и вероломных сипаях. Но все должно было быть хорошо. Злодеи продемонстрировали свое зло, а праведные добились победы.

Сидя у пруда, старики обсуждали освобождение Лакхнау, непринужденно бросая такие названия, как Бандель-хунд и Джанси. Они полностью разгромили злодея Нана Сагиба; взяли верх над его союзником Тантия Топи. Они поставили мятежников на свое место.

В воздухе ощущался покой. Была весна; слабое жужжание насекомых смешивалось со звуками садовых ножниц, подрезающих живую изгородь.

Это был мой дом, и я решилась увидеться с Полли.

Я сказала детям, что буду отсутствовать всего несколько дней. Они очень полюбили Молли, одну из горничных, и я знала, что они будут счастливы с ней. Днем она водила их вниз в гостиную провести час с бабушкой; это стало для них обязательным ритуалом, и они уже не были от нее в таком трепете. Я чувствовала, что могу уже без опасения оставить их, и в любом случае я ощущала необходимость поговорить с Полли.

Она ждала меня на вокзале. Когда Полли увидела меня, ее глаза наполнились слезами, и несколько мгновений мы обнимали друг друга.

Затем она вернулась на землю.

— Эфф осталась дома. К нашему приходу она скипятит чайник. Боже мой, как же я рада тебя видеть! Дай мне на тебя взглянуть. Неплохо. Я так волновалась… когда ты уехала отсюда. И сколько всего произошло ужасного. Когда мы услышали, что ты вернулась… собираешься увидеться с нами… Эфф и Флер… О, она тебя определенно помнит. По правде говоря, Эфф иногда немножко ревнует. Она такая. Но я счастлива увидеться с тобой. Должна тебе сказать, что вся трепещу от радости с тех пор, как… я почти свела Эфф с ума. Ну, ладно, вот и ты.

В кебе по пути к дому мы говорили мало. И вот он, такой дорогой и знакомый дом.

Дверь распахнулась, и на пороге стояли Эфф и Флер. Эфф такая, как всегда, а Флер выросла намного больше, чем я ожидала… красивая темноволосая девочка, обвившая руками мою шею и поцеловавшая меня.

— Ну что же, мы собираемся стоять здесь всю ночь? — спросила Эфф. — Чайник вскипел. И у меня к чаю сдобные булочки. Подрумянились. Не осмеливались начать до вас. Вы ведь не хотите, чтобы они засохли, не так ли?

И вот мы уже сидели в кухне, слишком переполненные чувствами, чтобы сразу же много говорить, но такие счастливые, что снова были вместе.

Я должна была познакомиться с гувернанткой.

— Миссис Чайлдерс настоящая леди, — сказала мне Эфф. — Потеряла состояние, — добавила Полли. — Она всегда такай обстоятельная, ей нравится здесь. Никакого жеманства… совершенно обожает Флер, и, боже мой, Флер любит ее. Она умная. Поверишь ли, история, география и французский? Все это Флер легко дается. Слышала бы ты, как они болтают по-французски. Мы с Зфф просто потрясены, правда, Эфф?

— Это ты, — сказала Эфф. — Я не понимаю французский, когда слышу его, и тут совсем не над чем смеяться. Это правильно, так и должно быть, чтобы Флер говорила по-французски, потому что большинство леди знают иностранные языки.

Миссис Чайлдерс оказалась очень приятной женщиной; мне показалось, что "й было ближе к сорока; она была вдовой и обожала детей. Она, по-видимому, как сказала мне Эфф, потеряла положение в обществе, но — по словам той же Эфф — она «не задавалась».

Миссис Чайлдерс сказала мне, что она счастлива в этом доме и обожает Флер. Так что они все, казалось, прекрасно ладили.

— Каждое утро миссис Чайлдерс водит Флер в парк. Они рассматривают там разные цветы, — сказала мне Эфф. — Это что-то, называемое ботаникой.

Эфф часто ходила за покупками на рынок, поэтому я имела возможность побыть наедине с Полли.

Очень быстро она заговорила о визите леди Харриет.

— Послала за мной, вот что она сделала. «Пожалуйста, без промедления приезжайте во Фремлинг». Что она думает, кто она такая? «Сама приезжай и прыгай с разбега», — сказала я, но не ей… а Эфф. Затем леди Харриет приехала. Тебе надо было бы видеть нас. Я хотела провести ее на кухню, но Эфф пригласила в залу. Она собиралась взять Флер с собой. «Если вы так думаете, — сказала я, — то глубоко ошибаетесь. Это дом Флер, и это то место, где она останется». Она начала говорить нам, насколько больше она может для нее сделать. «Также можем и мы», — возразила я ей. Ты знаешь, что этот дом теперь принадлежит нам. Да, мы его купили и собираемся купить соседний. Эфф говорит о том, чтобы удалиться в небольшое сельское место.

— В сельское место? Полли, ты! Но ты же любишь Лондон.

— Ну что же, с возрастом все меняется. Эфф всегда любила зелень. Во всяком случае, это еще не сейчас. Это в дальнейшем. Но я хочу сказать, что мы можем ухаживать за Флер без помощи ее светлости. А теперь, как ты? Ты живешь там… с этой женщиной.

— Там дети, Полли… Луиза и Алан. Ты обязательно полюбишь их.

— Если они вполовину такие милые, как их сестра, я думаю, что полюблю. Я полагаю, они счастливы, что у них есть ты, но мало радости находиться в том доме с ее светлостью.

— Я справляюсь. Она обожает детей и сознает, что они нуждаются во мне. Вспомни, в Индии все это ужасное время я была с ними.

Полли кивнула.

— Ты знаешь, если не сможешь выносить ее, всегда можешь приехать сюда. Мы очень хорошо справляемся с нашим делом. Рента поступает регулярно, а теперь, когда мы купили свой собственный дом… это хорошо, Знаешь, мы выдержали за него борьбу, так как в какой-то момент оказались немного в затруднительном финансовом положении. Я должна кое-что рассказать тебе. Надо бы раньше, да ладно, знаю, что ты поймешь.

— Надеюсь, Полли. Что именно?

— Флер была больна.

— Ты не говорила мне об этом.

— Было бессмысленно волновать тебя, когда ты была так далеко. Ты ничего не могла сделать. Одно время положение было критическим.

— О, Полли! Это действительно так!

— Х-м. Если бы эта старая бабка была в тот момент здесь, то, думаю, что Флер сейчас была бы с ней. Мы бы отпустили ее. У нее было что-то с горлом. Если бы не операция, для Флер это могло бы быть концом.

— Полли, это ужасно. И я не знала об этом.

— Был этот мужчина… искусный хирург или что-то в этом роде. Доктор Клемент рассказал нам о нем. Он считал, что тот был единственным человеком, который мог спасти Флер. Знаешь, он был одним из тех с Харли-Стрит… и брал за работу фантастическую сумму. Нам нужно было найти деньги, но мы только что купили дом. Если бы это несчастье случилось раньше, мы могли бы воспользоваться теми деньгами… и упустили бы дом. Но дом уже был куплен, денег не было, а Флер была тяжело больна. — Я в ужасе посмотрела на нее, но она покачала головой и улыбнулась мне.

— Теперь все в порядке. Он хорошо выполнил свою работу… и выздоровление было полным. Я расскажу тебе, что мы сделали. Помнишь тот веер, который ты получила… тот, который подарила тебе старая леди? — Я кивнула. — В нем было несколько драгоценных камней.

— Да, Полли, да.

— Я отнесла его к ювелиру, и он сказал, что эти блестящие камушки стоили целую кучу денег. — Она с извиняющимся видом посмотрела на меня. — Я сказала Эфф, что это именно то, что сделала бы Друзилла, если бы она была здесь. Она согласилась со мной. Нам срочно нужны были деньги. Я должна была непрерывно ломать свою голову. Тут были драгоценные камни, и тут была дорогая маленькая Флер… поэтому я отнесла веер к ювелиру, и он купил камни… вынул их… сделав это очень аккуратно… Это спасло Флер жизнь. Осталось даже еще сверх того, так что на них мы отправились с ней на море… Эфф и я. Мы на редкость хорошо провели время. Ты бы видела, как румянец снова вернулся на эти маленькие щечки. Понимаешь…

92
{"b":"12151","o":1}