ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему вы уехали? — спросил он. — Именно тогда, когда я приезжаю домой.

— Я… Я подумала, что вы захотите побыть со своей семьей.

Он рассмеялся счастливым, насмешливым смехом.

— Вы знаете, что я хотел бы быть с вами больше, чем с кем бы то ни было.

Тогда я подумала: «Это чудесно. Неважно, что произойдет потом… сейчас это чудесно».

— Я не была уверена… — начала я.

— Я не знал, что вы можете быть такой глупой, Друзилла. Вы знали, что я приезжаю, и уехали.

Я пыталась успокоиться.

— Вы приехали сюда из-за… Флер. Вы приехали, чтобы попытаться увезти ее.

— Что, черт возьми, с вами? Вы забыли? Вспомните последнее время, когда мы были вместе… весь этот народ вокруг, когда мы хотели побыть одни. Первое, что я спросил, приехав домой, было: «Где Друзилла? Почему ее нет здесь с детьми?» И моя мать объяснила мне, что вы уехали сюда. Я возразил: «Но я сказал, что она должна быть здесь». Я ожидал найти вас во Фремлинге сразу, как только вернусь.

— Я не знала, что вы захотите увидеть меня. Он недоверчиво посмотрел на меня.

— Друзилла, что с вами произошло? — спросил он. Я медленно ответила:

— Я приехала домой. Здесь все по-другому. Теперь мне кажется, что в Индии я жила в каком-то другом мире, в котором могло произойти все. Здесь же… так, как это было всегда.

— Какая разница, где мы? Мы это мы, не так ли? Мы знаем, чего мы хотим. По крайней мере, я. А я хочу вас.

— Вы подумали…

— Мне не надо думать. Почему вы такая отчужденная? Это не похоже на то, что было, когда мы были вместе в последний раз.

— Я говорю вам, что сейчас все по-другому. Как там было в Индии?

— Хаотично.

— Элис и Том?

— В состоянии блаженства… самый чудесный пример радостей семейной жизни.

Я улыбнулась.

— Ах, — проговорил он, — сейчас вы больше похожи на себя. В чем дело? Мы разговариваем как чужие. Я вернулся домой, чтобы жениться на вас, а вы ведете себя так, будто нас только что познакомили.

— Жениться на мне! Но…

— Вы не собираетесь выдвигать возражения, не так ли? Вы мой характер знаете. Я просто игнорирую их.

— А как леди Джеральдин?

— Надеюсь, хорошо.

— Но ваша мать устраивала…

— Устраивала что?

— Свадьбу.

— Нашу свадьбу.

— Вашу свадьбу с леди Джеральдин. Ваша мать готовилась к ней.

— Я устраиваю сам свою собственную свадьбу.

— Но леди Джеральдин…

— Что сказала вам моя мать?

— Что вы приезжаете домой, чтобы жениться на ней.

Он засмеялся.

— О, некоторое время у нее были такие мысли. Она забыла посоветоваться со мной, вот и все.

— Но она будет… в ярости.

— Моя мать согласится со мной. Она всегда соглашается. Хотя полагаю, что я единственный, к чьему мнению она прислушивается. Хватит думать о моей матери и подумайте обо мне. Вы выходите замуж не за нее.

— Я не могу во все это поверить.

— Вы ведь не собираетесь сказать: «Это так неожиданно, сэр», как полагается большинству хорошо воспитанных леди?

— Но, Фабиан, это действительно неожиданно…

— Я бы подумал, что это очевидно. То, как мы были в Индии… вы забыли?

— Я не забыла ничего из того, что там произошло.

— Мы вместе прошли через все это, не так ли? Я обвиняю себя в том, что затащил вас туда. Но теперь мы здесь… вместе… Я думаю, что те времена научили нас многому друг о друге. Они помогли нам понять, что между нами существует особая связь, и с каждым днем она становится все крепче. Она не порвется никогда, Друзилла. Мы вместе… навеки.

— Фабиан, мне кажется, что вы слишком торопитесь.

— Я думаю, что был непростительно медлительным. Вы же не собираетесь отказать мне, не так ли? Теперь вы должны бы уже знать, что я никогда не принимаю отказов. Я бы немедленно похитил вас и потащил к алтарю.

— Вы действительно имеете в виду, что хотите жениться на мне?

— Боже ты мой! Разве я не ясно это сказал?

— Вы хорошо понимаете, что я крайне неподходящая для вас партия?

— Если это устраивает меня, то устроит и любого другого.

— Леди Харриет никогда бы не позволила этого.

— Леди Харриет примет то, что я хочу. Она уже знает. Я пришел в ярость, когда вернулся и не нашел вас там. Я сказал: «Я собираюсь жениться на Друзилле, и без промедления».

— Она, должно быть, рассердилась.

— Только слегка удивилась.

Я покачала головой.

Он сказал:

— Друзилла, вы меня разочаровали. Вы все забыли? Ту ночь, когда вы пришли к дому… — Я покачала головой, и он продолжал:

— Тот ужасный момент, когда я боялся, что могу пропустить… могу опоздать. Вы не имеете представления, что я пережил. В те несколько секунд я прожил жизнь. Вы забыли то путешествие в Бомбей? Когда вы отплыли, я был в отчаянии и пообещал себе, что в тот момент, когда буду свободен от всего этого, мы будем вместе… и никогда не расстанемся, Друзилла, вы забыли? Не я ли выбрал вас, когда вы были младенцем? «Это мое», — сказал я тогда, и с тех пор это было именно так.

Я онемела от счастья, которое не могла принять за настоящее. Он крепко держал меня. Я чувствовала себя защищенной от ярости леди Харриет, разочарования леди Джеральдин и испугалась, что проснусь и обнаружу, что все это мне снилось. Не следует думать о том, что будет, убеждала я себя. Надо жить этим моментом. Это самое большое счастье, о котором ты могла только мечтать.

Он не испытывал подобных сомнений. Я, конечно, знала, что он никогда не сомневался в том, что должен иметь то, что хочет.

— Итак, — сказал он. — Мы поедем обратно. Не откладывая. Это будет самая быстрая свадьба в истории Фремлинга. Больше никаких возражений… пожалуйста.

— Если это правда. Если вы имеете это в виду… если вы действительно имеете это в виду, тогда…

— Тогда что?

— Тогда жизнь чудесна!

Мы позвали Полли и Эфф и сообщили им новость.

— Итак, вы собираетесь пожениться, — сказала Полли. Я должна признать, что она была настроена воинственно. Я видела, как сверкали ее глаза. Она все еще была слегка неуверена, не собирается ли огромный злой волк проглотить ее единственное сокровище.

Он знал, что она о нем думает, и я увидела блеск удовольствия в его глазах.

— Скоро, — сказал он ей, — вы будете танцевать на нашей свадьбе.

— Мое время танцев прошло, — коротко ответила Полли.

— Но по такому случаю, их можно и возобновить, — предложил он.

Глаза Эфф сияли. Я уже видела ее выбирающей платье. «Это для свадьбы, свадьбы Сэра Фабиана Фремлинга. Он женится на нашей самой любимой подруге». Я мысленно могла слышать, как она объясняет своим квартиросъемщикам: «Ну что ж, я полагаю, что ее можно назвать одной из самых грандиозных свадеб. Полли и я, мы получили приглашения. Такая старая подруга».

Полли была не такой беспричинно радостной. Она не доверяла ни одному мужчине, кроме Тома, а ее подозрения относительно Фабиана укоренились слишком глубоко для того, чтобы рассеяться oт одного предложения о замужестве.

Я улыбалась относительно ее страхов и была счастлива.

Фабиан хотел остаться в Лондоне на несколько дней, и затем мы вместе должны были поехать обратно. Он снял номер в отеле. Эфф это успокоило. У нее была мысль, что она могла бы «принять его», но на самом деле она не думала, что в каком-то из ее домов будет свободное место, достойное титулованного джентельмена, несмотря на огромный престиж, ведь она могла бы сказать: «Когда сэр Фабиан останавливался в одной из моих квартир…»

В этот же день, мы с Фабианом пошли к ювелиру покупать кольцо. Оно было прекрасным — изумруд, окруженный бриллиантами. Когда оно оказалось на моем пальце, я почувствовала себя счастливой как никогда в своей жизни… потому что кольцо, казалось, скрепило нашу связь и о&ьявило всему миру, что я собираюсь выйти замуж за Фабиана.

Я верила, что буду счастлива. Я верила, что смогу забыть ужасные сцены, увиденные мною во время Мятежа. Фабиан любил меня более глубоко, более нежно, чем я могла себе представить; и где-то в глубине своего сознания я связывала свое счастье с уничтожением веера из павлиньих перьев.

97
{"b":"12151","o":1}