ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если это судьба
Маркетинг от потребителя
Пропавший
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Флейта гамельнского крысолова
Подземный город Содома
Темное дело
Дочь болотного царя
Провидица

Это было смешно, я знала — полет моей фантазии. Может быть, я была в Индии слишком долго; в Индии, где мистицизм, казалось, процветал больше, чем это могло бы быть в прозаической атмосфере Англии. На мне не было вины. Не я уничтожила веер; Полли сделала это для меня, а он никогда не принадлежал ей, поэтому это не могло отразиться на ней. Я закрывала глаза и видела, как скручиваются в пламени эти прекрасные синие перья. Это было до смешного фантастично. Я позволила вееру завладеть моим воображением: подсознательно я наделила его магическими качествами и таким образом казалось, что он влияет на мою жизнь.

Но все. Я чувствовала себе свободной. Я хотела полностью прожить каждый предстоящий момент. Будут трудности, с которыми придется столкнуться. Я могла оставить их на будущее и жить настоящим… восхитительным моментом… с радостью любить и быть любимой.

Мы с Фабианом сидели в саду перед домом и разговаривали.

Внезапно он сказал:

— Еще не решен вопрос о ребенке.

— Они никогда не отдадут ее, — возразила я ему.

— Она не может оставаться в этом месте.

— Фабиан, нельзя использовать людей, когда они нужны, и игнорировать их, когда посчитаешь, что они потеряли для тебя интерес, выполнив свою роль.

— У меня есть идея. Они должны привезти ее во Фремлинг.

— Полли и Эфф?

— Вот, что я думаю. В имении есть пара свободных домов. Они могли бы жить в одном из них, и ребенок был бы здесь… рядом с Фремлингом. Некоторое время она могла бы жить на два дома. Но когда Флер пойдет в школу, ей придется переехать во Фремлинг, и это лучшее, что можно сделать для девочки.

— У них есть свои дома. Вряд ли они захотят поехать в сельскую местность.

— Они обязательно захотят, если это будет лучше для Флер, да еще рядом с тобой. Я думаю, что их можно было бы убедить в этом, и ты та, кто должен это сделать.

— Я не уверена, что они это примут… или даже обдумают.

— Ты сделаешь это. Ты убедишь их.

— Они независимы.

— У них есть те дома, не так ли? Они могут их продать и купить этот.

— Как насчет цены?

— Она может быть любой, какая подходит. Они могут владеть им бесплатно.

— Они никогда не согласились бы на это. Они называют это быть обязанными.

— Тогда пусть они его купят… и по любой цене. Это совсем просто.

— Ты не знаешь Полли и Эфф.

— Нет, но я знаю тебя, и уверен, что ты с этим справишься.

Я сначала поговорила с Полли.

— Ну и ну, — сказала она. — Бросить этот дом. Взять тот, который они освободят. Мы не хотим от них благотворительности.

— Это не была бы благотворительность. Вы будете совершенно независимы от них. Вы можете продать этот дом и на полученные деньги купить другой.

— Скажешь тоже.

— Полли, ты была бы рядом со мной. Это было бы восхитительно.

Она кивнула.

— И у Флер было бы все, что может дать ей Фремлинг.

— Я это знаю. Временами это беспокоит меня. Я говорила Эфф.

— Когда она нуждалась, ты дала ей дом. Это было чудесно, Полли. Но она должна будет идти в школу. Фремлинг будет хорошей основой.

— Не думай, что мы с Эфф не размышляли об этом.

— Почему бы тебе не поговорить с Эфф?

Полли взвешивала преимущества. Скорее всего, они с Эфф хотят Флер самого лучшего. Это для них было важнее всего; и я могла видеть, что Полли нравится идея быть близко ко мне. Она думала, что, выйдя замуж за этого человека, я буду нуждаться в некоторых советах.

Полли колебалась. Эфф говорила, что она уже устает от некоторых съемщиков. Она имела массу беспокойства с № 28, на втором этаже.

— Полли, для меня это было бы чудесно, — убеждала я ее.

— Я поговорю с Эфф, — сказала Полли. — Хотя она, вероятно, не захочет.

— Ты могла бы убедить ее.

— О, я знаю, что она желает Флер самого лучшего, и могу понять, что там было бы несколько иначе, чем здесь…

— Подумай об этом, Полли… серьезно.

Позже я сказала Фабиану:

— Я думаю, что этот план может сработать.

Мы с Фабианом вернулись во Фремлинг вместе. Я крепилась, боясь встретиться лицом к лицу с леди Харриет.

Я была поражена, как любезно она приняла меня. Была видна разница в ее отношении. Я уехала из дома, будучи гувернанткой ее внуков, а вернулась в качестве невесты ее любимого сына.

Мне было интересно узнать, спрашивала ли она себя, что делает Фабиан, собираясь связать свою судьбу с простой девушкой из пасторского дома — в особенности тогда, когда ее выбор пал на кого-то другого.

Я вспомнила тот давний инцидент, когда он принес меня младенцем в свой дом и объявил, что я его ребенок. Леди Харриет настаивала на выполнении каприза своего сына. Сейчас, быть может, была сходная ситуация.

Улыбаясь, она обсуждала свадьбу.

— Нет никакого смысла в отсрочке, — сказала она. — Я уже давно думала, Фабиан, что тебе пора жениться. Ты не можешь выходить замуж отсюда, Друзилла, это было бы нарушением всяких правил. В день свадьбы невеста не должна находиться под одной крышей со своим женихом. Поэтому ты можешь пойти в пасторский дом. Это было бы самым подходящим местом, поскольку это твой старый дом. Жаль, что Колин Брейди не может быть твоим посаженным отцом. Он был бы для этого самым подходящим человеком. Но он будет вести службу в церкви… поэтому им должен будет быть доктор. Это будет прекрасной альтернативой, так как его дочь теперь живет в пасторском доме. Это лучшая фигура после самого Колина Брейди.

Леди Джеральдин была упомянута лишь однажды.

— Милая девушка… слишком увлеченная верховой ездой. Большую часть дня она проводит в седле. Я полагаю, что это улучшает фигуру, но может свидетельствовать о недостатке других интересов.

Она не делала никаких намеков, что была разочарована. Так открылась новая сторона леди Харриет. Ее любовь к сыну заходила также далеко, как и к Лавинии… и, возможно, даже дальше, поскольку Фабиан в ее глазах был совершенством. Тот факт, что она редко упоминала о своей дочери, не означал, что она забыла ее. Она часто приходила в бывшую комнату Лавинии, и надолго оставалась там и бывала заметно угнетенной, когда выходила. Что же касается Фабиана, он не мог делать ничего плохого. Он был ее сыном и следовательно безупречным человеком. Фабиан выбрал меня, и поскольку я была его выбором, я удивительным образом становилась и ее выбором,

Я не могла поверить в такой поворот, пока не начала понимать леди Харриет. Она, конечно, должна была быть всегда правой, поэтому — очень мудро — она просто подстраивала свои взгляды под неизбежное и убеждала себя, что это то, что она хотела все время. Я стала относиться к ней теплее, поскольку мы любили одного и того же человека, и он был для нас более важен, чем все другое. Это сблизило нас.

История, казалось, повторяется. Как и много лет назад, я невольно подслушала разговор леди Харриет с доктором.

Я была в том самом саду, где когда-то подслушала ее; замечание о том, что я некрасивый ребенок из пасторского дома. Это произвело на меня гораздо более глубокое впечатление, чем я осознала это в тот первый момент.

Леди Харриет была в гостиной с доктором и его женой. Доктор получал инструкции, поскольку она выбрала его выполнять роль посаженного отца в свадебной церемонии.

До меня долетел ее голос, звучный и авторитетный:

— Я всегда предназначала Друзиллу Фабиану, и так счастлива, что все обернулось, как я планировала. Она так хорошо обращается с детьми… и такая благоразумная девушка.

Солнце садилось в пруд; водяные лилии были восхитительны. Белая бабочка замерла и села на одну из них. Отдохнув минутку, она улетела.

Я была невообразимо счастлива.

Меня любил Фабиан. Я была уверена, что Полли и Эфф скоро будут рядом, а вместе с ними и Флер. Сомнения, которые моя величественная свекровь могла возбудить во мне, утихли. Более того, я чувствовала в ней понимание, которое могло превратиться в любовь.

Фабиан будет со мной, и жизнь будет прекрасной.

98
{"b":"12151","o":1}