ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эдуард Хлысталов

* * *

Правда о священнике Гапоне

24 марта 1906 года к владелице дачи в Озерках (ближайшем пригороде Санкт-Петербурга) явился господин Иван Иванович Путилин и попросил сдать ему на лето дом. Договорившись об оплате, он велел дворнику приготовить одну комнату на втором этаже к 26 марта, дав ему десять рублей для покупки дров. Однако дворник не подготовил комнату из-за малой денежной суммы. В назначенный день приехал представитель Путилина, молодой человек лет девятнадцати, дал еще тридцать рублей, на этот раз приказав подготовить комнату к завтрашнему дню. На другой день дворник Николай Конский прождал жильцов до трех часов, но они не явились. 28 марта в два часа дня на дачу приехали Путилин, а с ним блондин высокого роста, одетый в тужурку со стоячим воротником, на ногах — лакированные сапоги. Дворник Василий Матвеев истопил печь, а Путилин послал своего молодого попутчика на станцию за пивом. Тот принес три бутылки пива, одну Путилин отдал дворнику, после чего тот ушел домой. Через некоторое время Матвеев подошел к даче, она оказалась закрытой на замок.

Прошло больше двадцати дней. Хозяйка дачи забеспокоилась. Деньги наниматель не заплатил. По месту жительства Путилина в Санкт-Петербург поехал дворник, но по указанному адресу в доме Виноградова его не оказалось. 26 апреля Звержинская обратилась в адресный стол. Оказалось, что господин Путилин выехал в Москву еще 20 января. Почувствовав неладное, она сообщила о таинственном жильце полицейскому уряднику Людорфу. Они вошли в дом. Дверь на второй этаж была закрыта на висячий замок. Из-за двери чувствовался характерный трупный запах. Урядник немедленно информировал пристава Недельского.

30 апреля был вызван слесарь Александр Либауэр, который спилил дужку замка. У самого входа, на вешалке, закрытый сверху меховым пальто с бобровым воротником, был обнаружен труп повешенного мужчины. Он не висел полностью, а находился в сидячем положении. Около трупа валялись новые боты, галстук, разбитый стакан и пивная бутылка, наполненная жидкостью.

В повешенном чины полиции узнали бывшего священника Георгия Гапона, о чем немедленно сообщили начальнику жандармского управления. Здесь же на даче было произведено вскрытие тела. Многочисленные травмы на лице и теле, порванная одежда прямо свидетельствовали о насильственной смерти Гапона. Тот факт, что труп Гапона был прикрыт пальто, давал право утверждать, что о самоубийстве не могло быть и речи. И тем не менее убийца рассчитывал представить смерть бывшего священника как самоубийство. Проведенным расследованием было установлено, что непосредственно перед смертью над потерпевшим были совершены насилие и пытки. Найти преступника (преступников) полиция не смогла.

Через некоторое время анонимные революционеры через газеты сделали заявление, что именно они убили Георгия Гапона за провокаторскую деятельность, за тайную связь с полицией, за кровь рабочих, пролитую 9 января 1905 года.

И вот уже почти сто лет во всех учебниках истории, трудах политологов, в произведениях художественной литературы, в кино, на радио и телевидении православного священника Гапона называют злодеем, который подговорил тысячи питерских рабочих пойти с петицией к царю, а сам коварно договорился с полицией об их расстреле, чтобы напугать и чтобы они больше не бастовали, а верно служили царю. Каждый школьник, абитуриент, студент должен именно так оценивать провокаторскую деятельность этого человека, в противном случае его ждет неудовлетворительная оценка.

Георгий Гапон родился в 1870 году в селе Беляки Полтавской губернии в простой крестьянской семье. С юных лет был пастухом. Его отец пользовался большим авторитетом у сельчан, он воспитывал своих детей в уважении к простым людям и ненависти к эксплуататорам. Юноша учился, мечтал стать врачом, но вскоре понял, что лечить души людей гораздо полезнее для общества. Он решает стать священником, заканчивает семинарию, затем сдает экзамены в Петербургскую духовную академию. У него умирает жена, он тяжело переживает ее потерю и все свое свободное время отдает нравственным и воспитательным беседам с бедными, сиротами, преступниками. Он смело посещает ночлежные дома, тюрьмы, заботится об арестованных и нищих. Он знакомится с известными государственными и общественными деятелями, писателями, художниками, собирает деньги для неимущих, его подвижническую деятельность замечает императрица Александра Федоровна. Судьба сводит Гапона с начальником департамента полиции России Сергеем Васильевичем Зубатовым.

В молодости Зубатов примкнул к революционерам. Однако, глубоко изучив работы теоретиков и практиков революций, пришел к твердому убеждению, что все эти доктрины декларативны, демагогичны и ложны, направлены на подрыв государства, ведут к хаосу и дальнейшему обнищанию масс. Сами революционеры являются международными преступниками, злостными врагами России, а их действия несут народам небывалые бедствия. Он порвал связи с революционерами и пошел на службу в департамент полиции, чтобы бороться со своими бывшими единомышленниками. И надо отметить, что на новом поприще добился выдающихся успехов. С небольшим штатом филеров и разведчиков он буквально разгромил все революционные организации не только в Москве, но и даже, выйдя за пределы своей компетенции, на территориях теперешних Литвы, Польши и Белоруссии. Его подчиненные под видом строительных рабочих внедрились в бундовские революционные организации и вскоре арестовали всех активистов и привезли их в Москву.

Зубатов поразил Гапона своими знаниями, верой в задуманное дело и бескорыстием. Их встречи стали постоянными, Зубатов часто приглашал его к себе на квартиру, где они вели откровенные беседы.

«Я имею одну цель в жизни, — признавался Гапону Сергей Васильевич. — Прожить жизнь на пользу народа, пусть даже простым рабочим. Вы, вероятно, знаете, что я раньше был революционером и хотел этим путем осуществить свои мечты, сделать добро человечеству. Но вскоре убедился, что этим ничего не достигнешь. Тогда я попробовал организовать рабочих Москвы в союз и могу гордиться успехом. Мы имеем теперь в этом городе действительно сильную организацию с библиотеками, научными лекциями, с кассами взаимопомощи. Вы можете судить о его значительности уже по одному тому, что 19 февраля 50 тысяч рабочих возложили в Кремле венок к памятнику царя Александра II. Сейчас я организовываю рабочих Питера».

Трудно представить, что Зубатов, выполняя такой огромный объем работы, находит еще время для организации рабочего движения.

В конце девятнадцатого столетия в западных губерниях России образовалась довольно разветвленная сеть подпольных противоправительственных организаций, ставящих своей целью жестокую войну с самодержавием и улучшение жизни, свободу хозяйственной деятельности только евреям. Местная полиция не смогла бороться с тщательно законспирированным подпольем. Сами руководители этих организаций поддерживали еврейских банкиров и капиталистов, одновременно убивая представителей власти, терроризируя население.

Зубатов, будучи начальником Московского охранного отделения, находясь за сотни верст, выявил руководителей сионистского движения и арестовал их. Не жалея личного времени, нередко ночуя в служебном кабинете, он лично допрашивал преступников круглые сутки.

«Вы желаете улучшения жизни простых людей, и я этого же хочу. Добивайтесь улучшения жизни трудящихся легальным, законным путем, — убеждал он. — Объявляйте забастовки, предъявляйте к хозяевам требования, ходите на демонстрации, но не втягивайте необразованных людей в преступные группировки… Кто дал вам право лишать жизни людей? Или вы хотите власти?»

Ему удалось распропагандировать вожаков Бунда и убедить их в порочности подпольной деятельности. Взяв с заключенных слово о прекращении нелегальной деятельности, Зубатов всех освободил из-под стражи. Эти лица (кроме Герца Ицкова-Гершуни) выполнили свое обещание и потом активно помогали начальнику охранного отделения в противостоянии другим нелегалам. Маша Вольбушевич влюбилась в Зубатова и выдавала ему в письмах все известные ей секреты.

1
{"b":"121546","o":1}