ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыцарь страха и упрека
Тетрадь кенгуру
В погоне за счастьем
Очарованная мраком
Как есть меньше. Преодолеваем пищевую зависимость
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Законы большой прибыли
Держать строй
A
A

Задув свечи, я забралась в постель. Некоторое время я лежала, глядя в окно; кривобокая луна поднималась все выше и скоро должна была заглянуть мне прямо в лицо, – прошлой ночью ее свет даже разбудил меня.

Наконец я погрузилась в сон, но вдруг проснулась, охваченная ужасом, хотя и не сразу поняла его причину. В комнате чувствовался сквозняк. Я лежала на спине, лунный свет заливал все вокруг. Но меня разбудила не луна – кто-то стоял в изножье кровати и смотрел на меня.

Кажется, я вскрикнула, потом попыталась приподняться, однако не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, скованная леденящим оцепенением. В тот момент я познала настоящий ужас.

Фигура, стоявшая в ногах кровати, казалась пришельцем из иного мира. Это был монах в черной рясе с капюшоном, лицо его прикрывала маска наподобие тех, что носили инквизиторы, мучившие жертвы в своих подвалах; в маске имелись прорези для глаз, но самих глаз я разглядеть не смогла, хотя и чувствовала на себе их пристальный взгляд.

Никогда прежде мне не приходилось иметь дело с привидениями. Я вообще скептически относилась к возможности их существования и часто говорила, что поверю в них только тогда, когда сама увижу. И вот я увидела.

Фигура сдвинулась с места и исчезла. Едва ли это был призрак – я не отношусь к числу впечатлительных особ, которым являются духи, призраки и прочие потусторонние создания. Значит, в моей комнате побывал человек. Я повернула голову, чтобы проследить, куда направится таинственный монах, но ничего не увидела, упершись взглядом в непроницаемую преграду. Потрясение мое было так велико, что я не сразу поняла: полог с одной стороны кровати задернут таким образом, чтобы закрыть от меня дверь и часть комнаты.

Все еще охваченная страхом и оцепенением, я была не в силах пошевелиться, пока не услышала звук тихо затворяющейся двери. Это вернуло меня к реальности. Итак, кто-то вошел в мою комнату и вышел вполне обычным способом; духи, как я слышала, не утруждают себя открыванием и закрыванием дверей.

Я спустила ноги с кровати, запуталась в складках полога и торопливо откинула его в сторону. Подбежав к двери, я распахнула ее и крикнула:

– Кто тут? Кто здесь ходит?

Коридор был пуст. Я метнулась к лестнице. Падавший сквозь окна лунный свет отбрасывал причудливые тени. Я вдруг ощутила себя беззащитной перед лицом неизвестного зла и испугалась еще больше.

– Скорее сюда! – закричала я. – Кто-то забрался в дом! Хлопнула дверь, затем послышался голос Рут:

– Кэтрин, это ты?

– Да, да... Беги сюда!

Мне показалось, что прошла вечность, прежде чем на лестнице появилась Рут с лампой в руке, торопливо запахивая длинный халат.

– Что случилось? – спросила она.

– У меня в комнате кто-то был. Вошел и стоял в ногах кровати.

– Тебе приснился страшный сон.

– Я не спала, говорю тебе. Не спала! Проснулась и увидела... Наверное, он меня и разбудил.

– Кэтрин, милочка, ты вся дрожишь. Ложись скорей в кровать. В твоем положении...

– Он проник в мою комнату. Он может вернуться.

– Дорогая, это был всего лишь сон.

Я разозлилась на Рут. Что может быть хуже, чем невозможность убедить людей в реальности того, что ты видела собственными глазами?

– Нет, не сон, – сердито настаивала я. – Я уверена, что это был не сон. Кто-то входил в мою комнату, и я видела его наяву.

Где-то в доме пробило час, и почти сразу же на площадке верхнего этажа появился Люк.

– Что за шум? – поинтересовался он, зевая.

– Кэтрин что-то пригрезилось.

– В мою комнату входил какой-то человек.

– Грабитель?

– Не думаю. Он был одет монахом.

– Дорогая, – ласково проговорила Рут, – ты слишком часто гуляешь возле аббатства, вот твое воображение и разыгралось. Это зловещее место, не ходи туда больше, и все будет в порядке.

– Говорю же вам, это было не видение, а человек Он даже задернул полог моей кровати, чтобы я не видела, как он уйдет.

– Задернул полог? Должно быть, это сделала Мэри-Джейн.

– Нет, я велела ей оставлять полог открытым. Это сделал тот человек, который решил разыграть меня, – если, конечно, это был розыгрыш...

Я заметила, как Рут и Люк обменялись взглядами. Они не сомневались, что я просто одержима мыслями об аббатстве и стала жертвой одного из тех кошмаров, которые часто приходят на грани сна и яви и потому кажутся ужасающе реальными.

– Мне не пригрезилось, – исступленно повторяла я. – Кто-то и вправду вошел ко мне – может, хотел подшутить.

Я переводила взгляд с Люка на Рут. Мог ли кто-то из них сыграть со мной такую глупую шутку? Кому вообще это могло прийти в голову? Сэру Мэтью? Тете Саре? Нет, существо, которое я видела, двигалось весьма проворно.

– Возвращайся в постель, – сказала Рут, – не стоит придавать такое большое значение дурному сну.

Возвратиться в постель, попытаться уснуть и, может быть, снова проснуться и увидеть фигуру в изножье кровати! Первый раз она просто стояла и смотрела на меня. Что она сделает, придя снова? Разве мне удастся спокойно заснуть в этой комнате?

Люк снова зевнул. Он явно недоумевал, зачем мне понадобилось поднимать всех на ноги из-за какого-то дурацкого сна.

– Пойдем, – мягко сказала Рут и взяла меня за руку. Только тут я сообразила, что на мне нет ничего, кроме ночной рубашки, и это не совсем прилично.

– Спокойной ночи, – буркнул Люк и отправился к себе, оставив меня наедине с Рут.

– Милая Кэтрин, – проговорила она, ведя меня по коридору, – ты действительно сильно напугана.

– Это было ужасно... Представь, он смотрел на меня, пока я спала.

– Мне тоже раз или два снились чудовищные кошмары. Помню, я долго не могла прийти в себя.

– Но я-то не спала!

Она молча открыла дверь моей спальни. Поток воздуха колыхнул полог кровати, и я вспомнила о сквозняке, который почувствовала, проснувшись. Сомнений быть не может – кто-то неслышно вошел, задернул полог с одной стороны, а потом встал в изножье. Это было делом рук человека, и человек этот живет со мной в одном доме. Но зачем кому-то понадобилось пугать меня, зная о моем состоянии?

– Видишь, – показала я Рут, – полог задернут с одной стороны. Когда я засыпала, он был раздвинут.

– Это наверняка Мэри-Джейн.

– По-твоему, она вернулась после того, как я пожелала ей спокойной ночи, и задернула полог, хотя я специально попросила ее этого не делать?

Рут пожала плечами.

– Ложись, ты совсем закоченела. Тебе надо было накинуть что-нибудь теплое.

– У меня не было времени, да и в голову не пришло. Я хотела догнать, того человека. Или хотя бы заметить, в какую сторону он убежал. Но когда я выскочила в коридор, там никого не было. Я боюсь, а вдруг... он где-то здесь, поблизости... слушает... смотрит...

– Ну перестань и ложись. Никого здесь нет, потому что тебе все приснилось.

– Я способна отличить сон от яви.

– Сейчас я зажгу свечи, чтобы тебе не было страшно.

– Не надо, здесь и так светло от луны.

– Может, и вправду лучше не зажигать, а то как бы не было пожара.

Она отодвинула полог и села возле кровати.

– Тебе, наверное, холодно, – сказала я.

– Я не хочу оставлять тебя одну в таком состоянии.

Хотя страх еще не отпустил меня, мне было неудобно просить Рут остаться. К тому же я была совершенно уверена в том, что мой таинственный посетитель – человек из плоти и крови, а значит, достаточно запереться изнутри, чтобы он не смог снова проникнуть в комнату.

– Со мной все в порядке, – заверила я Рут, – меня вполне можно оставить одну.

Она встала, улыбаясь.

– Это так не похоже на тебя – пугаться снов.

– Ну вот ты опять! Почему ты не хочешь мне поверить? Я же точно знаю – это был не сон. Кто-то решил надо мной подшутить.

– Опасная шутка... над женщиной в твоем положении.

– Значит, шутника не слишком волнует мое здоровье. Она с сомнением пожала плечами.

– Прости, что я тебя разбудила, – проговорила я. – Пожалуйста, иди к себе.

31
{"b":"12155","o":1}