ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не грусти, Шарлотта. Месье де Гиз должен научиться тому пониманию, какое проявляет месье де Сов. А ночью все мужчины одинаковы — я не раз это слышала.

Полог снова закрылся; Катрин исчезла так же бесшумно, как и пришла.

Марго посмотрела на своего мужа, вытянувшегося поперек кровати. Дверь была заперта, в коридоре стояли гвардейцы короля. Марго рассердилась на Генриха. В его позе не было изящества; грязные волосы, несомненно, пачкали подушку.

— Тебе следует запретить пользоваться красивыми вещами, — сказала она. — Тебе надо жить в конюшне.

— Конюшни бывают весьма удобными, — задумчиво произнес он, — а лошадь — более дружелюбным существом, чем жена.

Она гневно подняла голову.

— Ты не только груб и вульгарен — это я готова простить тебе. Но только не твою безмерную глупость.

— Я, несомненно, дурак, если не заметил, что моя жена — шпионка.

— Я помешала осуществлению твоей глупости ради тебя самого.

— Ты называешь это глупостью, потому что я проиграл. Если бы я выполнил задуманное, оно показалось бы тебе умным шагом. Я потерпел поражение из-за, тебя. Подлая тварь! Я намерен выпороть тебя.

— Если ты сделаешь это, ты окажешься в менее комфортной тюрьме.

— Не бойся. Я слишком ленив. Чтобы высечь такую злючку, как ты, требуется много энергии. Я не собираюсь расходовать ее на тебя.

— Побереги свои мужицкие манеры для твоих крестьянок…

— Хорошо, если позволишь. Почему бы тебе не убраться в более комфортабельные покои?

— Я хочу поговорить с тобой.

— Я жду посетителя.

— Жену одного из наших садовников или посудомойку?

— Попробуй угадать еще раз.

— Я не намерена тратить мою умственную энергию на это! Мне все равно, кто придет — жена садовника или посудомойка. Меня не интересуют твои примитивные похождения. Меня возмущает то, что ты вступил в такой заговор и ничего не сказал мне об этом.

— Он тебя не касается.

— Он касается Наварры, королевой которой я являюсь.

— Пока я позволяю тебе быть ею.

— Как ты смеешь!

— Ты удивляешь меня. Ты играешь в шпионку, подвергаешь опасности мужа и его королевство, затем приходишь сюда и говоришь мне, что мое королевство — твое.

— Я думала, мы решили быть союзниками.

— Да, решили, но ты проявила себя весьма ненадежным союзником.

— А ты задумал такое, не посоветовавшись со мной!

— Если бы я добился успеха, я бы вернулся за тобой. Как ты можешь говорить о союзнических отношениях после твоего вероломного предательства?

— Ты не только глуп, но и беспечен. Похоже, ты не знаешь, какие силы были бы использованы против тебя.

— Ты переоцениваешь месье де Гиза, — сказал Наваррец. — Мы относимся к нему без твоего почтения и готовы сразиться с герцогом и его католиками. Ты слишком увлеклась сердечными делами, моя дорогая. Видишь в своем любовнике бога. А он всего лишь человек. Разве не такова сущность твоей любви? Ты никогда не будешь счастлива в любви, пока не научишься любить так, как это делаю я. У меня была сотня связей, я я ни разу не испытывал укоры совести или сожаление по поводу любой из них. А ты сплошная страсть, ненависть, желание. Мы должны сравнить наши ощущения, когда у нас появится свободное время, но сегодня я жду посетителя.

— Ты — провинциальный дикарь, — заявила Марго, — что касается обсуждения с тобой моих романов, то я предпочту в качестве собеседника конюха.

— Или посудомойку, или жену садовника? — поддразнил ее Генрих.

Она подошла к нему, схватила за жесткие волосы и сердито потрясла его голову. Он умирал от смеха; Марго, к своему огорчению, обнаружила, что смеется вместе с ним.

— Знаешь, — сказал он, — мы могли бы быть хорошими друзьями. Ты предала меня, а я простил тебе это. Я даже прощаю тебе то, что ты испортила мне прическу, которая хоть и не так элегантна, как у твоих братьев или у человека, упоминать имя которого в данный момент было бы проявлением провинциальности, вульгарности, грубости…

Она ударила Генриха в скулу, обрадовав его этим.

— О, Марго, — сказал он, внезапно схватив ее за руки и сжав их так сильно, что она вскрикнула, — почти жалею о скором приходе моего посетителя, потому что ты кажешься мне особенно привлекательной, когда находишься в агрессивном настроении.

Он отпустил ее; она встала, услышав донесшийся из кабинета звук шагов.

— Кто там? — спросила Марго.

— Там никого нет, — ответил он. Взглянув на мужа, она поверила в то, что он удивлен и испуган этим шорохом так же, как она. Затем кто-то тихо постучал в дверь кабинета.

— Можно войти?

Они оба узнали этот голос.

— Это мой посетитель, — сказал Наваррец. — Я не знал, что она тайно проникла в мой кабинет. Должно быть, она получила ключ у твоей матери. Заходите! — крикнул он.

Марго отступила назад и скрылась за пологом кровати.

Шарлотта де Сов подошла к ложу. Она держала в руке ключ.

— Мне удалось раздобыть ключ от кабинета, — сообщила она. — Этот путь показался мне наилучшим.

— Ее Величество заботливо раздает ключи. Моя дорогая, уж коли вы пришли, не имеет значения, через какую дверь вы это сделали.

Марго появилась из-за полога кровати; Шарлотта в смятении уставилась на нее.

— Не бойтесь меня, мадам де Сов, — сказала Марго. — Я собиралась уходить.

Шарлотта перевела взгляд, с Генриха на его жену.

— Я… я не знала, Ваше Величество, что вы будете здесь… Если бы я…

Марго махнула рукой.

— Вы обязаны исполнять королевские приказы, верно?

Она бросила на Наваррца взгляд, полный презрения к человеку, принимавшему известную шпионку ее матери.

— Я как раз собиралась уходить, — добавила она. — Желаю вам получить удовольствие, мадам. Славной ночи вам обоим.

— И я желаю тебе славной ночи, дорогая жена, — Наваррец насмешливо улыбнулся.

Марго вышла, заметив, что он не может дождаться момента, когда она дойдет до двери, чтобы привлечь к себе Шарлотту.

Марго сердилась. Нельзя требовать от супруга верности, но он мог продемонстрировать лучшие манеры.

Она скучала, будучи не в силах переносить однообразие своей жизни. Испытывая желание сделать что-нибудь, она решала пойти к брату и помириться с ним; он, как и ее муж, сердился на нее. В отличие от Наваррца, он не обладал чувством юмора и не находил в ситуации ничего смешного.

Она отправилась в его покои; гвардейцы короля пропустили ее. В приемной сидел высокий стройный молодой человек; при появлении Марго он вскочил и низко поклонился ей.

Марго очаровательно улыбнулась ему, потому что она тотчас заметила его удивительную красоту; до выражению его лица было видно, что он восхищен ее внешностью в такой же мере, как и она — его Марго сейчас нуждалась именно в таком восхищении. Молодой человек мгновенно очаровал ее.

Она внимательно рассмотрела его. На вид ему было около двадцати пяти лет — немного большие, чем Марго; темные длинные волосы незнакомца завивались; Марго нашла впечатляющим контраст между ними и синими глазами. Из-под усов виднелись чувственные губы. Его печальное лицо, озарившееся восторгом при виде Марго, разительно отличалось от грубоватой жизнелюбивой физиономии Наваррца, и это понравилось Марго. Кланяясь, он приложил свою белую руку ж бархатному камзолу, такому же темно-синему, как его глаза, и расшитому черным янтарем.

— Я не знаю вас, месье, — сказала она.

— В этом отношении у меня есть перед вами преимущество, Ваше Величество, — произнес он тихим мелодичным голосом.

— Значит, вам известно, кто я?

— Мадам, кто не знает королеву Наварры?

— Вы, должно быть, уже видели меня. А я вас — нет.

— Да, мадам, и с той минуты не могу прогнать ваш образ из моего сознания.

Марго разволновалась.

— А зачем вам прогонять его?

Его грустные синие глаза дали тот ответ, которого она ждала.

— Я не могу сказать вам это, мадам. Прошу вас не смущать меня требованием ответа.

— Я думаю, вы служите моему брату. Поэтому я не могу приказывать вам.

40
{"b":"12156","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
400 страниц моих надежд
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Неизвестный террорист
Жених-незнакомец
Руки оторву!
Пропавший
Академия пяти стихий. Возрождение
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер