A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
86

— Он был бы тебе хорошим другом, мой сын, если бы ты смог оставить его возле себя. Тебе известно, кого ты должен винить в изгнании Бюсси.

— Дю Гаста! — одновременно выпалили Аленсон и Марго.

— Он становится слишком влиятельным, — сказала Катрин. — Он околдовал короля. Пока этот человек жив, король будет во власти его чар.

— Было бы неплохо, если бы кто-то разделался с ним так, как он пытался разделаться с бедным Бюсси, — заявила Марго.

— Да, — согласилась Катрин. — Но подобные публичные покушения завершаются неудачей. Вспомните месье де Колиньи. Да и это дело с Бюсси. Существуют лучшие методы. Давайте будем надеяться на то, что однажды этого человека задушат в его постели. Тогда уж не произойдет ошибки. Убийца притаится в спальне, и когда жертва заснет… Никто не узнает, кем совершено убийство; это важно, когда речь идет о фаворите короля.

Марго и Аленсон молчали. Они оба поняли мать. Катрин хотела устранить дю Гаста, но, принимая во внимание привязанность короля к этому человеку и ее нежелание обидеть любимого сына, она стремилась скрыть свою причастность к будущему убийству.

— Несомненно, будет приятно услышать о том, что он задушен в своей постели, — сказала Марго.

Катрин оставила их вдвоем, чтобы они обсудили подаренную им идею. Она не знала, что ее сын и дочь заняты другим планом.

Аленсон не собирался терпеть свою частичную несвободу. Он испытывал нетерпение Марго позвала Наваррца; они продолжили беседу втроем.

— Вы должны похоронить вашу вражду, — сказала Марго. — Я согласна, мадам де Сов весьма красива, но месье де Гиз и дю Гаст нравятся ей гораздо сильнее, чем вы. Более того, разве вы не заметили, что дю Гаст стал ее конфидантом и может выведывать о вас все, что он хочет? Вы оба — глупцы. Вы позволили женщине водить вас за нос.

— По-моему, любовь не раз водила тебя за нос, — парировал Наваррец.

— Такое, пожалуй, случалось в моей глупой юности. Но я выросла, месье. Я извлекаю пользу из моего опыта. Сейчас важно следующее: вам необходимо проснуться, начать действовать. Вам нужно исчезнуть. Пока вы здесь, король будет по-прежнему оскорблять вас обоих, убивать ваших людей, как едва не произошло с Бюсси. Мой план таков: ты располагаешь относительной свободой, позволяющей тебе навещать любовницу. Поэтому мы используем эту женщину так, как она использовала тебя. Ты отправишься к ней в твоей карете. Когда ты прибудешь в ее дом, она будет занята с моим мужем, и, — Марго бросила взгляд на Наваррца, — она не успеет сказать о том, что она проводит вечер с ним. Он задержит ее, а ты тем временем выберешься на задний двор, где тебя будут ждать лошади и несколько верных друзей. Все пройдет гладко, если вы двое не подкачаете.

Наваррец хлопнул Марго по спине.

— На какой умной женщине я женился! — сказал он. — Особенно я восхищаюсь тем, как она организует мои свидания с твоей любовницей, Аленсон.

Аленсон бросил злой взгляд на своего соперника; однако они оба признали мудрость плана Марго и решили его осуществить.

Узнав о бегстве брата, король пришел в ярость и тотчас послал за сестрой.

— Не рассчитывай, будто тебе удастся одурачить меня подобным образом! — закричал он. — Где Аленсон?

— Не знаю, Ваше Величество, — спокойно ответила Марго.

— Ты скажешь мне. Я велю тебя высечь. Не думай, что я потерплю твою дерзость. Когда ты видела его в последний раз?

— Сегодня я его не видела.

— Догоните его! — крикнул король своим людям. — Верните Аленсона. Клянусь Богом, я покажу ему, что значит дурачить меня.

Катрин подошла к королю.

— Успокойся, мой дорогой. Ярость тебе не поможет. Не бойся, его найдут.

— Моя сестра скажет мне то, что ей известно. Она помогла ему скрыться. Они — близкие друзья… больше чем друзья, если верить сообщениям… а я им верю. Для этой пары нет ничего аморального.

— Сын мой! На всех нас постоянно клевещут. Я помню подобные донесения о тебе и твоей сестре. Одно время вы были очень привязаны друг к другу, верно?

— Я был настолько глуп, что даже любил ее. Она — коварная, лживая шлюха.

— Мы учимся на наших ошибках, — сказала Катрин. — Иногда мы отворачиваемся от наших истинных друзей и доверяем врагам…

— Мама, что мне делать? Я должен найти его.

Она ласково улыбнулась.

— Не бойся. Беда не так страшна, как хотят представить это некоторые твои друзья. Я приму меры к тому, чтобы это не привело ни к чему плохому. Что касается твоей сестры…

Катрин улыбнулась Марго, как бы говоря ей: «Мы должны успокоить Генриха; его вспышки гнева похожи на припадки нашего бедного сумасшедшего Карла».

— Что касается твоей сестры, — продолжила она, — то я не сомневаюсь в том, что ей ничего не известно. Решив помочь кому-то бежать, она бы выбрала своего мужа.

— Охраняйте Наваррца.

— Это будет сделано. Дочь моя, ты можешь теперь уйти. Твой брат сожалеет о том, что он плохо подумал о тебе.

Марго с радостью удалилась. Она испытывала чувство ликования. Аленсон исчез. Вслед за ним скроется Наваррец.

Катрин отправилась в покои дочери и застала там Наваррца.

— Ярость в короле возбудил его фаворит, — сказала Катрин. — Меня удивляет то, что этому дю Гасту еще разрешают жить. Многие желают его смерти. В нашей стране происходит масса преступлений. Невинных убивают за несколько франков. Тем не менее месье дю Гаст еще жив! Неисповедимы пути Господни.

— Возможно, — сказал Наваррец, — этот джентльмен проживет недолго, потому что если Господь и правда ведет себя порой странно, то методы некоторых мужчин — и женщин — весьма очевидны.

Катрин почувствовала себя неловко под пристальным, изучающим взглядом Наваррца. Она пошла в покои, которые недавно покинул ее сын. Там она застала его ближайших друзей. Она печально посмотрела по сторонам и вытерла глаза.

— Вы должны простить меня, мои друзья, — сказала она. — Ведь вы действительно мои друзья, если вы любите моего сына. Перед вами встревоженная мать. Я молю всех святых беречь месье д'Аленсона.

— Это правда, мадам, — спросил один человек, — что король грозит отнять у Аленсона жизнь?

— Нет. Это ложь, которая распространяется заграницей. К сожалению, мой сын окружен недобрыми советчиками. Я бы хотела, чтобы Господь избавил его от них. Возможно, это случится, потому что у милашек есть свои враги. Меня удивляет, что один из милашек — вы понимаете, мои друзья, что я имею в виду самого сильного и опасного из них, — еще не убит в своей постели, потому что сделать что весьма легко, и кто смог бы потом назвать имя убийцы? Я уверена, что месье Аленсон почувствовал бы себя в безопасности, если бы это произошло; он был бы рад вознаградить человека, который избавит его от угрозы. Но я слишком много говорю. Я знаю, мои друзья, что этой ночью вы будете вместе со мной молить Господа о том, чтобы он уберег моего младшего сына от опасности.

Она покинула их, вытирая глаза.

Дю Гаст лежал в своей постели. Было десять часов вечера; он испытывал усталость. Он слышал, как октябрьский ветер срывает листья с деревьев и раскачивает шторы на окнах спальни.

Он был доволен жизнью, потому что считал, что король уже готов поддаться его влиянию. Король обожал своего фаворита; дю Гаст с каждым днем становился все богаче. Его последними приобретениями стали богатые епархии, которые ему удалось выгодно продать. Он считал, что уже может называть себя некоронованным королем Франции. Он с удовольствием думал о надменных принцах — людях типа Гиза и Наваррца, — которые имели гораздо меньшую власть, нежели Луи Беренже дю Гаст. Но еще приятнее было ощущать, что то же самое справедливо и в отношении кopoлевы-матери.

Он устал так сильно, что решал прервать столь приятные мысли и заснуть.

Дю Гаст задремал, но вскоре проснулся от стонов, которые звучали возле его кровати. Он изумленно открыл глаза и вгляделся в темноту. Он решил, что ему что-то приснилось.

57
{"b":"12156","o":1}