ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вон там! — воскликнула Элис. — Опять! — Она встала. — Давайте пойдем ко мне, миссис Верлейн. Из моей комнаты лучше видно.

— Нет, спасибо, Элис, — ответила я. Она мрачно кивнула и пошла к двери.

— Я рада, что сегодня вы его снова увидели, — сказала она, — потому что мне показалось, что вы решили, будто это делает Сильвия. А сейчас вы знаете, что она в постели… Значит, это никак не может быть Сильвия. Теперь я пойду к себе и понаблюдаю, не вспыхнет ли свет опять. Мне кажется, что в один прекрасный момент я смогу увидеть там что-то еще.

Как только она ушла, я надела плащ и, быстро спустившись по парадной лестнице, вышла в сад.

Я могу успеть застать его врасплох. Если это не Сильвия, то кто? Тот, кто хочет, чтобы поверили слухам о привидении и таким образом память о том несчастном выстреле продолжала бы жить. Кто-то еще надеется, что Нейпьер будет изгнан из дома.

Земля под ногами была немного раскисшей после недавнего дождя, и высокая влажная трава на опушке ельника прилипала к одежде. От моих шагов раздавалось легкое хлюпанье, и я боялась, что эти звуки могут меня выдать. Самое главное сейчас побыстрее туда добраться. Я должна оказаться в часовне до того, как злоумышленник скроется оттуда.

Луна в эту ночь не светила, но небо было усеяно звездами, и при их свете я могла вполне различать дорогу. Когда впереди возникли очертания часовни, меня, признаться, сковал страх.

Но я заставила себя ускорить шаг. На ногах у меня были домашние туфли, и я уже почувствовала, как сквозь них проникла влага. Наконец, я коснулась рукой серого камня стены и с бьющимся сердцем вошла внутрь. Там было немного темнее, чем снаружи, так как оставшаяся часть крыши заслоняла небо. Но подняв голову, я увидела сквозь проем яркую россыпь звезд. Их свет подействовал на меня успокаивающе.

Внутри часовни было пусто. Никаких признаков того, что в ней кто-то есть.

Вдруг снаружи раздался еле слышный звук. Не скрип ли это шагов по мокрой траве?

Меня охватило жгучее желание поскорее выбраться из этих стен, и не успела я, выйдя наружу, бросить взгляд на огромное звездное небо, как тотчас почувствовала чью-то злобную хватку на своем плече.

Никогда еще после пожара я не была так сильно испугана. Какой же надо быть глупой, подумала я, чтобы прийти сюда ночью. Ведь мне было дано предупреждение, об этом говорили и цыганка, и Сибила Стейси. Второй раз повезти не может.

— Вы всегда стремились увидеть привидение Боумента Стейси, — раздалось в темноте.

— Нейпьер! — еле выдохнула я и попыталась высвободиться из-под его руки, но он держал крепко.

— Вы пришли сюда, чтобы встретиться с Боументом, не так ли? — Он отпустил меня, но когда я попыталась уйти, снова схватил меня за плечи. — Что вы здесь делаете?

— Вы страшно меня напугали.

— Вы ведь здесь не для того, чтобы зажигать фонарь?

— Я пришла сюда, чтобы выяснить, кто это делает.

— Господи, неужели вас недостаточно проучили?

— Проучили?

Он испытующе глядел на меня, а я вспомнила, как он появился с лопатой на конюшне, как он повстречался мне в этом ельнике и узнал, что я ищу, где захоронена Эдит. И вскоре после этого мне подстроили ловушку в домике и теперь он спрашивает, не достаточно ли меня проучили. Сейчас я с ним в ельнике одна. И никто не знает, что я здесь.

— Я… я увидела огонь, — раздался мой запинающийся голос. — Я была с Элис. И я сказала, что надо пойти посмотреть.

— И вы пошли совершенно одна? — в его голосе прозвучала насмешка. — Вы очень храбрая женщина. Но ведь совсем недавно… — он еще крепче сжал мне плечо, — вы забрались в тот домик и не смогли сами оттуда выбраться. Ради Бога, будьте осторожны.

— Такие вещи могут случиться только раз в жизни.

— Есть люди, с которыми вечно происходят несчастные случаи.

— Без всякой причины?

— Возможно, их не так легко распознать.

— Звучит очень загадочно. — Я уже овладела собой, и страх прошел. В его присутствии со мной происходила странная метаморфоза: я ощущала приятную приподнятость, от которой все мои страхи улетучивались.

— Вы пришли сюда, чтобы узнать, отчего здесь появляется свет? — спросила я.

— Да, — ответил Нейпьер.

— И ничего не обнаружили?

— «Привидение» всегда оказывается проворнее меня. Каждый раз я прихожу слишком поздно.

— Вы кого-нибудь подозреваете?

— Я знаю только, что это делает тот, кому очень хочется, чтобы меня изгнали из Лоувет Стейси.

— Но как могут этого добиться?

— Создавая тревожную обстановку, такую неприятную, чтобы мне ничего не оставалось, как уехать.

— Никогда бы не подумала, что вы из тех, кого можно выгнать, создав неприятную обстановку.

— Вы правы, миссис Верлейн. Но все это не дает забыть о прошлом, заставляет отца все время вспоминать о той злосчастной истории. А ведь именно он может принять решение снова меня изгнать. Как он это сделал раньше. Я ведь здесь не очень любим, миссис Верлейн.

— Очень жаль.

— О, не надо меня жалеть. Я привык к этому. И меня это нисколько не трогает.

Мне стало за него больно, ведь я знала, что он говорит не правду.

— Может быть, нам лучше не разговаривать сейчас? — сказала я. — Мы можем спугнуть «привидение».

— Нет, я думаю, что он… или она уже кончили на сегодняшнюю ночь изображать привидение.

— Не знаю, как ему… или ей удается все это проделывать. Давайте все же подождем немного…

Он взял меня за руку, и мы вошли под тень стены. Меня охватило почти непереносимое волнение. Прислонившись к холодной влажной стене, я посмотрела на его профиль. Жесткий, резко очерченный в неярком свете звезд, печальный и напряженный. Все мои чувства к нему смешались, и я ничего не могла в них понять. Я лишь знала, что никогда не смогу забыть лицо этого человека, каким я увидела его в ту ночь, и что охватившее меня страстное желание помочь ему было похоже на то чувство любви, которое я когда-то испытывала к Пьетро. Возможно, в их основе было одно и то же — желание уберечь, защитить!

Как мне хотелось тогда, чтобы тот, кто здесь разыгрывал привидение, все-таки себя обнаружил, чтобы мы смогли, наконец, поймать его, разоблачить, положить конец его стараниям бередить старую рану.

Я так хотела, чтобы Нейпьер смог чувствовать себя уверенно в Лоувет Стейси, чтобы он мог спокойно заниматься тем делом, которое так ему подходит. Мне очень хотелось видеть его счастливым.

Он внезапно посмотрел на меня и шепотом сказал:

— Я верю, что вам действительно жаль меня.

Я не смогла ответить, так как от волнения у меня перехватило горло.

— Но почему? Почему?

— Тише! — сказала я. — «Привидение» может нас услышать. И мы не сможем его поймать.

— Я хочу знать, почему вы жалеете меня, и это для меня даже важнее «привидения».

— Мне жаль вас, потому что произошла несправедливость, — сказала я, — трагическая случайность… но из-за нее ваша жизнь оказалась разбита.

— Это слишком сильно сказано.

— Нет, — ответила я твердо. — С вами поступили очень жестоко, обвинив и выслав вас из дома.

— Не все столь добросердечны, как вы.

Я рассмеялась. Я уже не думала о привидении. Теперь мне тоже казалось более важным, чтобы мы смогли понять друг друга.

— Вы были тогда еще так юны.

— Семнадцать лет — не так уж мало. Я был достаточно взрослым, чтобы убить… и поэтому достаточно взрослым, чтобы со мной соответственно поступили.

— Если вам тяжело, то давайте лучше не будем говорить об этом.

— Почему мне должно быть тяжело? Ведь это я лишил его жизни. Я должен признать это. Он был таким… полным сил и радости, и теперь он… мертв. А я жив и прожил после его смерти уже тринадцать лет. Разве это мне должно быть тяжело?

— Но ведь произошла случайность. Почему вы забываете об этом? Почему для всех это не имеет значения?

— Как горячо вы выступаете в мою защиту. Вам бы стать адвокатом.

— Зато вы сейчас говорите слишком дерзко. Но вам не обмануть меня. Теперь я знаю, что это помогает вам скрыть, насколько глубоко вы переживаете.

67
{"b":"12157","o":1}