ЛитМир - Электронная Библиотека

Ко всеобщему удивлению, Альдобрандини согласился подождать до утра. Всю ночь монахини Мюрате молились за Екатерину.

Маленькая процессия медленно двигалась по городу. Альдобрандини выбирал тихие улочки, но весть распространялась быстро.

— Маленькую Медичи увозят из Флоренции. Они хотят защитить ее.

На девочку сыпались непристойности и угрозы. Бормотание сменилось криками.

Альдобрандини не хотел насилия. Если бы сейчас с девочкой что-нибудь случилось, он ответил бы за это позже. Уже закончилось короткое унижение Климента. Он заключил мир с могущественным испанским королем Карлом, который стал его союзником. Флоренция поняла, что альянс с Францией и Англией, а не Испанией, был ошибкой.

— Отдайте нам Медичи! — потребовал кто-то. — Отдайте нам дочь тиранов. Пусть она пострадает… как страдали мы.

Злобный крик был подхвачен:

— Отдайте нам Медичи!

Екатерине требовалось все ее мужество; воспитание помогало девочке скрывать страх. Теперь она радовалась этому. Она не смотрела по сторонам. Она сидела на коне с гордо поднятой головой и, казалось, не слышала злобные выкрики толпы.

Внезапно возникло смятение, послышались звуки ударов, в эскорте образовалась брешь. Толпа увидела маленькую девочку.

— Это монахиня! — крикнул кто-то.

— Нас обманули! Они ведут не Медичи! Нам подсунули монахиню, а Екатерина тем временем скроется.

Даже теперь Екатерина смотрела только вперед; она продолжала ехать с таким видом, будто происходящее не касается ее.

Поток брани на мгновение стих. Охрана сомкнула свои ряды. Толпа отступила.

— Нас провели! — крикнул кто-то. — Ее одели в монашеское платье! Неужели мы позволим одурачить нас?

Но люди испытывали сомнения; они боялись причинить вред невесте Христа.

В сердце Екатерины страх сменился торжеством. Она совершила чудо, подобное тому, что произошло с плащом Девы. Она не знала, от чего она спасла себя — возможно, от смерти. Как правильно, сказала она себе, надеяться не на молитву, а на находчивость Медичи.

Через несколько месяцев после страшной поездки через Флоренцию Екатерина оказалась в Риме. Флоренция сдалась; Климент вернул себе власть; он послал за своей родственницей, которая уже созрела для замужества.

Как чудесно было после всех этих лет снова встретиться с Ипполито! Он стал еще красивее, чем прежде; его отношение к ней изменилось. Она уже не была маленькой девочкой, с которой он любил проводить время во дворце Медичи. Ей скоро должно было исполниться четырнадцать лет; она потеряла угловатость форм, ее женственность расцвела.

Жизнь снова стала прекрасной. Она любила своих подруг из Мюрате, но римское веселье приводило ее в восторг. Для радости была и другая причина: Алессандро находился не в Риме, а во Флоренции, во дворце Медичи. Климент сдержал обещание, которое он дал юноше. К ужасу всей Италии и Флоренции, папа сделал это чудовище правителем прекрасного города. Ипполито испытал потрясение, узнав, что Алессандро получит то, что ранее было обещано ему. Он долго не мог прийти в себя, будучи не в силах поверить в то, что Святой Отец способен так обойтись с ним. Ипполито сердился на себя, ему было страшно за Флоренцию. Екатерина старалась ободрить его, вывести из подавленного состояния.

Оба они жили в одном из дворцов Ватикана; дипломатические приемы и церемонии папского двора развлекали девочку, так долго находившуюся за монастырскими стенами. Но она должна сделать Ипполито счастливым, доказать ему, что в жизни есть большие радости, нежели управление Флоренцией. Она видела, что его восхищает ее остроумие, изящная фигура, густые светлые волосы и блестящие глаза. Он оживился с ее возвращением.

Они вместе ездили верхом. Екатерина была превосходной наездницей. В сопровождении небольшого эскорта они проводили весь день в седле.

Ипполито поделился с Екатериной своими переживаниями; в течение нескольких недель он не мог говорить ни о чем другом. Он не только остался без наследства, но и лишился возможности самостоятельно избрать свою карьеру.

— Екатерина, меня вызвал к себе Святой Отец. Он сказал, что хочет поговорить со мной наедине, и отпустил Его Преосвященство. Затем он открыл мне свои планы в отношении меня.

Она поняла, что над ее мечтами о счастье нависла угроза.

— Ипполито! Ты не уедешь отсюда?

— Нет. Он хочет, чтобы я служил Церкви.

— Ты… Церкви? Но ты так далек от нее!

— Я сказал ему это. «Святой Отец, я не заслуживаю той чести, которую вы оказываете мне, — заявил я. — Церковь — не мое дело. Мне всегда внушали, что я буду править Флоренцией». Он рассердился. «Довольно! — закричал папа. — У Флоренции есть правитель!» Меня тоже охватил гнев. Я забыл о том, что нахожусь рядом со Святым Отцом. «Меня удивляет, что человек весьма сомнительного происхождения поставлен надо мной». Папа стиснул кулаки и закричал: «А в своем происхождении ты уверен?» Я гордо ответил, что мой отец был герцогом Немурским, а мать — знатной флорентийской дамой, в то время как матерью Алессандро была берберская рабыня. Тут он вовсе вышел из себя: «Это тебя не касается. Я решил, что ты посвятишь свою жизнь Церкви».

— О, Ипполито, как ты сможешь воспротивиться его воле?

— Наши жизни принадлежат нам самим, Екатерина. Иногда я забываю о том, что он — наш Святой Отец. Порой я ненавижу его. Ему нет до нас дела. Церковь тоже интересует его не слишком сильно. Власть — вот его бог. Он сделал Алессандро, этого бастарда, правителем Флоренции. Флоренция под властью Алессандро напоминает Рим при Нероне. Его похоть и жестокость угрожают всем. Люди бегут из города. Ты помнишь братьев Руджери?

— Космо и Лоренцо! — воскликнула она.

— Они покинули Флоренцию. Они принесли с собой дурные вести. Ты помнишь Алессандро злобным мальчишкой; он превратился в чудовище. Я слышал, что Святой Отец намерен женить своего бастарда на дочери императора Карла.

— Несчастная дочь императора! — сказала Екатерина.

Ипполито посмотрел на нее.

— Екатерина, я благодарю всех святых за то, что Святой Отец называет этого монстра твоим братом. Если бы не это обстоятельство, возможно, тебе пришлось бы выйти замуж за Алессандро.

Екатерина потеряла дар речи. Она не находила слов, способных выразить их общий страх перед такой перспективой.

Он был так велик, что Ипполито забыл о своих проблемах; Екатерина, подняв глаза, увидела, что Ипполито разделяет ее чувства.

Он поцеловал руку Екатерины.

— Жизнь дарует нам утешения, Екатерина, — произнес молодой человек.

Они засмеялись и поскакали дальше.

Никогда еще Екатерина не была так счастлива. Она послала за братьями Руджери. Заказала им духи и лосьоны. Попросила узнать ее будущее. Охваченная приятным волнением, она бежала в плаще по улицам Рима к дому, одну из комнат которого занимали братья. Она попросила их позволить ей заглянуть в волшебное зеркало. Там она сможет увидеть лицо своего будущего мужа. Братья спешно покинули Флоренцию. Здесь, в Риме, они не располагали всем необходимым. Они пообещали сделать для маленькой Екатерины все, что было в их силах. Скоро они найдут способ показать ей лицо ее будущего супруга.

Но Екатерине казалось, что она уже видит его; оно было благородным, грустным и красивым, с блестящими живыми глазами — такими, как у всех Медичи.

Она была влюблена. Ей хотелось петь от счастья; Екатерине казалось, что никогда прежде воды реки не искрились так ярко; контуры величественных зданий смягчились, стали более красивыми; лица окружающих ее людей подобрели, солнце грело сильнее; каждый день она боялась, что не увидит сегодня Ипполито. Когда же она встречалась с ним, ее переполняла радость.

Ипполито не мог не замечать состояния девушки. Он должен был видеть, как сверкают ее глаза, как звучит ее голос, когда она обращалась к нему.

Они заговорили о любви во время прогулки верхом на лошадях. Это — счастливейший день моей жизни, думала Екатерина, глядя на сверкающий в лучах солнца город. Сегодня он был особенно красив.

14
{"b":"12158","o":1}