ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия пяти стихий. Возрождение
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Дневник моей памяти
Вторая половина Королевы
Время-судья
Больше жизни, сильнее смерти
Маленькая книга BIG похудения
Что скрывают красные маки
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»

Когда мы отплыли из Англии и находились в открытом море целый день, я заметила перемену в моих родителях. Их покинула нервозность, они выглядели счастливее. Я поняла, они бегут от чего-то, но через некоторое время я перестала об этом думать.

Мы долго плыли на корабле. Неожиданно наступило лето, причем очень жаркое. Мы проплывали по спокойным голубым морям и с палубы наблюдали за китами, дельфинами, летающими рыбами — раньше я видела их только в книгах.

Теперь у меня другое имя. Меня зовут Сьювелин Мейтленд. Но можно называться и Сьювелин Кэмпион Мейтленд. Ведь фамилию Кэмпион я носила семь лет.

Анабель стала миссис Мейтленд. Мы стали обсуждать, как я должна звать ее. Мама — слишком формально.

— Называй меня просто Анабель.

А отца я стала звать папа Джо.

Как я счастлива, что у меня есть теперь папа и мама. Я рабски любила Анабель, боготворила ее.

Перед Джоэлом я испытывала благоговение. Он такой высокий, с важным видом. Мне кажется, все его побаиваются, даже Анабель.

Я не сомневалась, что он самый замечательный и сильный мужчина в мире. Он был для меня богом. А Анабель не богиня, она реальная, милая женщина. Я ни с чем не могу сравнить мою любовь к ней.

Я узнала, что Джоэл врач. Когда заболела одна пассажирка, он ее вылечил.

— Он спас много жизней, — сообщила мне Анабель. — Поэтому одна…

Я надеялась, что она продолжит фразу, но она замолчала. Я не спросила, что она хотела сказать, потому что вокруг столько нового и замечательного. У меня необыкновенные родители. Это просто чудо, что они мои папа и мама.

Путешествие продолжалось. Было очень жарко, я с трудом вспоминала, как дует холодный восточный ветер в нашей деревне, а зимой приходилось ломать слой льда, чтобы умыться из кувшина.

Все отодвигалось в памяти и покрывалось туманом забвения, моя новая жизнь заслоняла собой прошлое.

В положенное время мы приплыли в Сидней, красивый, волнующий город. Корабль вошел в порт, и отец рассказал мне, что много лет назад сюда привозили преступников из Англии. Побережье напоминает Уэльс, поэтому его назвали Новый Южный Уэльс.

— Самая лучшая гавань в мире, — сказал мой отец.

Невозможно все воспринять ребенку моего возраста, новая семья, новая страна, новая жизнь. Просто каждый день я жила в ощущении счастья.

В Сиднее мы прожили около трех месяцев. Сняли дом возле гавани и жили очень тихо. В семейной атмосфере появилась тревога, ее не было, когда мы плыли на корабле. Казалось, Анабель боится потерять счастье.

Я тоже стала испытывать некоторое беспокойство.

Однажды я спросила:

— Анабель, если человек очень счастлив, может ли что-то забрать его счастье?

Она очень чуткая, сразу поняла мою тревогу…

— Ничто нас не разлучит, — успокоила она меня.

Отец уехал куда-то надолго. Каждый день мы ждали его корабль. Анабель загрустила, хотя старалась не показывать виду. Мы пытались жить также, как и раньше втроем, мама изменилась, постоянно смотрела на море.

Наконец вернулся отец. У него довольный вид. Он обнял маму, поднял меня на руки.

— Мы уезжаем, я нашел хорошее место, оно вам понравится. Мы будем там жить. Далеко в открытом океане. Там ты будешь чувствовать себя в безопасности, Анабель.

— В безопасности… Да, я этого хочу. А где это место?

— Где карта?

Мы расстелили карту. Австралия напоминает расползающееся тесто. Новая Зеландия — две собаки грызутся друг с другом. А в океане несколько маленьких черных точек.

Отец указал на одну точку.

— Место идеальное, — изолировано от мира, рядом только несколько таких же островов. Этот самый большой. Там мало что происходит. Люди дружелюбные, на жизнь смотрят легко. Там разводили кокосовые пальмы, но теперь бизнес замер. Кругом растут пальмы. Я бы назвал его Пальмовым островом, но его уже назвали остров Вулкан. Им нужен врач. На острове нет врача, нет школы, ничего нет. Там можно затеряться, землю нужно развивать. Анабель, мне там понравилось, уверен, и тебе понравится.

— А Сьювелин?

— Я подумал о Сьювелин. Несколько лет ты сможешь сама учить ее, а потом она поедет в школу в Сидней. Он не так уж далеко. Корабль иногда заходит на остров, забирает урожай копры. Как только я увидел остров, я сразу понял, это то, что нам нужно.

— Что нам понадобится? — спросила она.

— Очень многое. У нас есть месяц на сборы. Корабль ходит туда раз в два месяца. Мы уедем на ближайшем, а пока будем собираться.

Мы занялись делами, покупали разные вещи: мебель, одежду, продукты.

— Мой папа, видимо, очень богатый человек, — сказала я. — Тетя Амелия говорила, что она всегда прежде два раза посмотрит, а потом только истратит фартинг. Позаботься о пенни, а фунты позаботятся о себе сами — ее любимая поговорка. Из хлебных крошек она пекла пудинг, мне даже нечем было кормить птиц зимой.

Отец часто рассказывал нам об острове. Там много пальм, а кроме них растут хлебные деревья, бананы, апельсины и лимоны. Человек, который успешно выращивал на острове кокосы, продал отцу свой дом по низкой цене, так как он уезжал с острова.

Весь наш багаж погрузили на корабль, и мы поплыли. Я не знаю, какое было время года, для меня это было лето.

Никогда не забуду своего первого впечатления от острова Вулкан. Прямо из моря возвышался огромный пик горы. Сначала мы увидели его, а потом остров. У острова странное название, в переводе означает Ворчливый Гигант.

Мы трое стояли на палубе и держались за руки, смотрели на наш новый дом.

— А почему он ворчит? — поинтересовалась я.

— Он всегда ворчал. Иногда, если он действительно рассердится, то выбрасывает камни и валуны. Они очень горячие.

— Он и вправду гигант? Я никогда не видела гигантов.

— Ты познакомишься с Ворчливым Гигантом, только это не настоящий гигант. Это всего лишь гора, — объяснил отец. — Гора царствует над островом, и местные жители прозвали его островом Ворчливого Гиганта, но на картах он значится как остров Вулкан.

Вскоре перед нами предстал остров с желтым песком и пальмами.

— Похоже на рай, — улыбнулась Анабель.

— Мы сделаем его раем, — заверил отец. Корабль не подошел к острову, а встал на рейд в миле от него. На берегу кипела жизнь. Люди с коричневыми лицами плыли на легких узких лодках, которые называются каноэ. Они кричали, жестикулировали, смеялись.

Наши вещи погрузили на шлюпку и на каноэ и доставили их на берег. Потом взяли и нас. Большой корабль отчалил, оставив нас на новом месте, на острове Вулкан.

Столько здесь нового, трудно поверить, что это все случилось на самом деле. Словно приключение из книги.

Анабель понимала мою растерянность.

— Когда-нибудь ты все поймешь.

— Расскажи мне сейчас. Она покачала головой.

— Сейчас ты не сможешь понять. Подождем, пока ты подрастешь. Я буду вести дневник, потом ты его прочтешь. Я не хочу, чтобы ты нас обвиняла когда-нибудь. Мы тебя любим. Ты наш единственный ребенок, а раз так сложилась наша жизнь, поэтому мы любим тебя еще больше. — Она видела мое смятение и поцеловала меня: — Я все тебе расскажу, почему мы здесь, как все случилось. Нам не оставалось другого выхода. Ты не должна обвинять отца… или меня. Мы не похожи на Амелию и Уильяма. — Она засмеялась. — Они живут… безопасно, а мы нет. Это не свойственно нашим характерам. Я чувствую, ты пошла в нас. — Она снова засмеялась. — Такими мы уродились. И все же, Сьювелин, мы будем жить здесь… Нам здесь понравится. Если затоскуем по Англии, нам надо помнить, что только здесь мы можем жить все вместе.

Я обняла ее за шею. Меня переполняла любовь.

— Мы никогда не расстанемся, правда?

— Никогда, — твердо сказала она. — Только смерть разлучит нас. Но не стоит говорить о смерти. Впереди у нас жизнь. Здесь такая бурная жизнь, Сьювелин, стоит только приподнять камень и увидишь столько живности, — она сделала гримасу. — Запомни, я вполне могла бы обойтись без муравьев и термитов… но здесь мы будем жить все вместе. Будь терпелива, моя дорогая, будь счастлива, будем жить одним днем. Ты сумеешь?

10
{"b":"12159","o":1}