1
2
3
...
12
13
14
...
66

Я поняла, нам надо уходить. Я схватила Джессами за руку и бросилась бежать изо всех сил, тащя ее за собой. Краем глаза я видела, что цыган побежал за нами.

Женщина крикнула:

— Оставь их, Джем. Не будь дураком. И запрягай лошадей.

Джессами тяжело дышала за моей спиной. Я остановилась и прислушалась. Мужчина внял совету Коры и не бежал за нами.

— Он ушел, — я перевела дух.

— Вместе с ним моя цепочка, — печально заметила Джессами.

— Мы скажем, что он пришел и украл ее.

— Но это неправда.

Я подумала, эти правдоискатели могут быть такими утомительными!

— Но он же сорвал ее с твоей шеи. Мы не должны признаваться, как далеко мы ходили в лес. Просто скажем, что пришел цыган и сорвал твою цепочку.

Джессами страдала. Я рассказала, что с нами случилось, придерживаясь правды, но опустив из рассказа нашу прогулку в лес и гадание по руке.

Взрослые ужаснулись не оттого, что мы лишились цепочки, а потому что к нам приставали. В лес послали мужчин, но цыгане уехали. Остались лишь следы колес на земле и погасший костер.

Тетя Эми Джейн руководила делами не только в имении Ситон, но и во всей деревне, она заставила развесить объявления по всему лесу «Посторонним вход воспрещен». С тех пор цыгане не останавливались в нашем лесу. Я трепетала, ведь все случилось из-за моего своенравия, но я успокаивала себя, ведь не мы сделали из цыгана вора. Он уже был вором, и нечего особенно беспокоиться.

Бедняжка Джессами нервничала. Наивная девочка краснела всякий раз, когда речь заходила о цыганах и гадании.

— Мы солгали, и ангел, который записывает все наши поступки, обязательно запишет и этот. Нам придется держать ответ за эту ложь, когда попадем на небо.

— До этого еще долго, — успокаивала я. — А если Бог такой, каким я его представляю, то ему не слишком нравится этот маленький шпион. Нехорошо подсматривать за людьми и записывать их поступки.

Джессами ждала, что раскроются небеса и что-то ужасное случится со мной. Я убеждала ее, что у Бога было много шансов наказать меня, а если он меня пока не наказал, значит, я не такая порочная.

Мои доводы не слишком убеждали Джессами. Ее жизнь изобиловала страхами и сомнениями. Бедняжка Джессами, у нее было всего так много и она не умела воспользоваться своими преимуществами.

Меня интересовали Амелия Ланг и Уильям Плантер. Они так долго жили в доме викария, что стали неотъемлемой частью семейства, и сколько помню, они не менялись с годами. Потом я обнаружила, «между ними что-то есть» — как говорила Джанет. Как только я услышала эти слова, меня разобрало любопытство разузнать, что же именно. Мы обсуждали новость с Джессами, и я придумывала о них двоих дикие небылицы. Мне нравилось имя Уильям Плантер. Неплохое для садовника!* (* Planter— в пер. с англ. означает садовник). Или он стал садовником, потому что его фамилия Плантер? Или это очередная шутка Господа? Уильям из древней семьи, и все мужчины у них были садовниками, причем знаменитыми.

Я хохотала от восторга и заставляла Джессами следовать моему примеру, забыв о правилах поведения. Я придумывала смешные фамилии для слуг Уильям Садовник, наша повариха должна носить фамилию Булочка, кучер Конюх. А у Джессами фамилия должна быть Хорошая.

Это меня веселило.

Все же меня интересовало это «что-то» между Амелией и Уильямом. Однажды я вынудила Амелию проговориться. Да, между ними полное взаимопонимание, но пока Уильям ничего не сказал, все останется между ними, как есть.

Я не понимала. Ведь Уильям так часто разговаривал с Амелией и «ничего не сказал»?

— Он ничего не сказал, — настаивала Амелия.

Я решила разговорить Уильяма. Вызвала Амелию в сад нарвать роз. Я знала, в это время Уильям обрабатывает кусты.

Подведя ее к нему, я заявила:

— Уильям, ты ничего не говоришь. Ты должен сказать сию минуту. Бедняжка Амелия ничего не может делать, пока ты не скажешь.

Они смотрели друг на друга. Амелия покраснела, и Уильям тоже. Тогда он сказал:

— Ты согласна, Амелия?

— Да, Уильям, — ответила Амелия.

Я с удовольствием смотрела на них. Вот теперь Уильям «сказал», и они помолвлены. Помолвка длилась несколько лет, но все о ней знали, а это означало, объяснила Джанет, что никто другой не может на них претендовать. Я заметила, что они и не нужны никому другому.

Я рассказала ей, как вынудила Уильяма «сказать».

— Вечно ты вмешиваешься! — пробурчала она, но я видела, она смеется.

Всегда находились объективные причины, по которым откладывалась их свадьба. Уильям жил в ма. леньком домике возле дома викария. В его хижине не было места для двоих. Со свадьбой приходилось подождать.

Амелию раздражала вынужденная задержка, но она радовалась своей помолвке. Я постоянно напоминала ей, это я заставила Уильяма «сказать».

Через несколько лет Уильям упал с лестницы. Он рвал яблоки с верхних веток и оступился. Он сломал ногу, она плохо срослась, и он остался хромым, часто стал болеть ревматизмом, и мой отец замолвил о нем слово перед сэром Тимоти.

Сэр Тимоти добрый человек, он заботился о людях, которые на него работали. Стало очевидным, что-то нужно сделать для Уильяма. Сэр Тимоти нашел в деревне Черингтон коттедж «Дикая яблоня», его называли так, потому что перед ним росла яблоня.

Уильям не мог больше работать. Ему выделили ежегодное пособие, он женился на Амелии, коттедж перешел в их постоянное владение.

Итак Уильям и Амелия поженились и с определенной роскошью отправились в Черингтон в коттедж «Дикая яблоня». К Рождеству Амелия присылала нам открытку, они хорошо устроили семейную жизнь.

Мы росли. Хотя Джессами была на несколько месяцев старше меня, я всегда обращалась с ней, как с младшей. Нам исполнилось по 17 лет, пошли разговоры о «выходе в свет». Это свершится лишь после нашего 18-летия, и цель этого события — найти нам подходящих мужей. Перед грандиозным балом проходили мелкие вечеринки, и одна из таких, в свое время не казавшаяся значительной, роковым образом повлияла на мою жизнь.

Эми Джейн организовала танцевальный вечер в своем доме и пригласила гостей. Это была лишь репетиция роскошного бала, который пройдет в день совершеннолетия Джессами.

Мне дали одно из платьев Джессами. Мой отец запротестовал и заявил, что я поеду в город и сама куплю подходящую ткань, а портниха сошьет платье. Теперь-то я знаю, что никакая ткань из местного магазина не могла сравниться с теми, из которых шили платья для Джессами, ведь ей присылали платья из Лондона, они были не по последней моде, но мастерство Салли преобразит их.

Я убедила папу, что довольна старым платьем Джессами, а Джанет переделает его для меня. Узкий лиф до талии, широкая юбка с воланами, оно стало мало Джессами.

Джессами темноволосая, цвет лица несколько болезненный, нос длинный, как у отца. У нее доброе выражение лица и красивые темные глаза. Я уверена, будь она поживей, она казалась бы привлекательной. Розовое платье не подходило к цвету се кожи. У меня светлые волосы и светло-карие глаза, длинные ресницы, четко очерченные брови намного темнее, волосы выделяются на лице, кожа светлая, нос прямой и широкий рот. Я симпатичная, люди подолгу смотрят на меня. Я не красавица, но у меня энергичный характер, и я не могу с ним совладать. Я всегда нахожу смешное, и мне необходимо поделиться с другими весельем и хорошим настроением. Некоторые — тетя Эми Джейн и Амелия — считали это моим недостатком, они качали головами и всячески старались подавить мой веселый нрав, но другие люди думали, это моя привлекательная черта. Я знаю это по тем улыбкам, с которыми они смотрят на меня.

Мы собрались на вечеринку, оказавшую фатальное влияние на мое будущее.

Тетя послала за мной экипаж, очень мило с ее стороны, мне было бы неловко шагать до имения в таком шикарном платье.

Я явилась раньше остальных гостей и направилась в комнату Джессами. Она в голубом платье, сплошные оборки и воланы, цвет ей не шел, да к тому же воланы. Она лучше выглядела в костюме для верховой езды, в строгом облегающем пиджаке и высоком цилиндре с серой лентой вокруг тульи.

13
{"b":"12159","o":1}