ЛитМир - Электронная Библиотека

Судьба — или тетя Эми Джейн — а я теперь сомневаюсь, что это не одно и то же, распорядилась иначе. И вот я стою в окружении ведер с розами, они источают нежнейший аромат, я начинаю работу, к которой не слишком готова.

Я перенесла ведра в церковь, расставила вазы, начала сортировать розы по цвету. Потом принесла еще, воды и стала осторожно срезать шипы.

Работа длилась больше часа, я старалась изо всех сил. Розы чудесные, тетя выбрала самые лучшие. Представляю, как сегодня досталось от нее садовникам. Я решила самые пахучие розы нежно-розового цвета поставить к алтарю. У алтаря стоит специальная металлическая ваза, довольно тяжелая. Я допустила ошибку: сначала налила воды до краев, потом поставила в вазу цветы, а потом понесла ее к алтарю. Нужно было все сделать наоборот, но я все-таки понесла тяжелую вазу, мне осталось преодолеть три ступеньки до алтаря.

Не помню, что случилось потом. То ли я услышала, как открылась дверь, обернулась посмотреть и упала, или я сначала поскользнулась, упала, а потом открылась дверь. На пороге стоял мужчина. Ваза выскользнула у меня из рук, розы рассыпались. Я упала, растянувшись на трех ступеньках. Все случилось за секунду. Лежу на ступеньках, халат промок насквозь, вокруг меня розы, а по полу катится ваза.

Мужчина смотрит на меня сверху вниз.

— Что случилось? Боюсь, я вас напугал.

Я часто слышала о драматических ситуациях, когда впервые знакомишься с человеком, и он с первой секунды оказывает невероятное воздействие. Я не верила в это прежде. Нужно хорошо узнать человека, прежде чем решить, нравится он тебе или нет. Такова была моя точка зрения. Но что-то случилось со мной, когда я лежала на ступеньках перед алтарем. Мгновенно закончилось мое беззаботное детство, когда я все легко превращала в шутку. Что-то случилось со мной совершенно не шуточное.

Я заметила его высокий рост, темные волосы, резко очерченные брови. У него непроницаемое лицо, на которое хотелось смотреть, не отрываясь.

Наверняка я лежала лишь несколько секунд, но казалось, прошло много времени. Он наклонился и помог мне встать.

— Я разлила воду на ковер.

— Да, но давайте убедимся, что с вами все в порядке. Встаньте.

Я встала.

— Все нормально?

— Стопа немного болит.

Он наклонился и потрогал стопу. У него крепкое и одновременно нежное прикосновение.

— Надавите на лодыжку. Встаньте на стопу. Все в порядке?

— Да.

— Кости не сломаны. А что с запястьем руки? Вы упали на руку.

Я посмотрела, на руке кровь.

— Я укололась о шипы, — сказала я и покрутила рукой.

Он впервые улыбнулся мне. Ну и вид у меня, огромный мокрый халат поверх платья, волосы растрепаны.

— Поднимем это? — Он поднял вазу. — Она не повредилась.

— Надеюсь. Это лучшая ваза в церкви.

— Очень красивая. Куда ее поставить?

— На алтарь. Но надо налить в нее воды и поставить розы.

— На вашем месте я не стал бы снова подниматься по ступеням с полной вазой.

Он поставил вазу на алтарь, взял из моих рук кувшин, наполнил вазу водой. Я запихнула розы, наверняка Салли будет шокирована, увидев мою работу.

— Завтра здесь состоится свадьба, и я украшаю церковь. Мне не слишком это удается, как вы можете видеть. Но букеты потом поправят. Вы пришли взглянуть на церковь?

— Да, это красивое здание.

— Норманское. Мой отец будет рад показать ее вам. Он знает всю историю этой церкви.

Он внимательно посмотрел на меня.

— Значит, вы — дочь викария.

— Да.

— Рад с вами познакомиться. Мне жаль, что мой приход вызвал такое неудобство.

— Можете отнести это за счет моей неловкости.

— Вы хорошо себя чувствуете?

— Да, спасибо.

— Немного потрясены?

— Нет, я часто падала в детстве. Он улыбнулся:

— Вам еще много работы с цветами?

— Много. Но сейчас мне пора идти. Ко мне придет портниха, ее нельзя заставлять ждать. У нее столько дел, она к тому же местная аранжировщица букетов. Ей предстоит не только нарядить меня к предстоящему дню, но еще она будет улучшать мои скромные попытки составить букеты правильно.

— Не стану вас задерживать.

— Я хотела бы показать вам церковь, — с сожалением сказала я.

В то время я еще не умела скрывать свои чувства, а мне было так приятно находиться рядом с ним, я не знала почему. Разговор у нас был обычный, я даже ощущала непривычную скованность. Но я испытала радостное возбуждение от того, что он зашел в церковь.

— В другой раз.

— Вы часто проезжаете мимо?

— В первый раз. Но я снова приеду и тогда напомню вам о вашем обещании.

Мы вместе вышли из церкви. Он поклонился и надел шляпу. Он был в костюме для верховой езды и направился к своей лошади, привязанной у ворот.

Я пошла домой. Салли уже ждала меня и нервно поглядывала на часы.

— Все нормально, Салли. Я была в церкви. Наполнила все вазы водой и поставила цветы. Неправильно, конечно, но все равно тебе будет меньше работы.

— Спасибо, мисс Анабель. Давайте примерим платье. Вчера я была в имении, мисс Джессами выглядит как картинка.

Я надела новое платье из голубого шифона.

— Боже, у вас на руках кровь, мисс Анабель.

— Я укололась о шипы. Поскользнулась, растянулась на ступеньках, все уронила.

— Я не хочу, чтобы вы испачкали это платье.

— Кровь засохла, — мечтательно возразила я.

Я стою в новом платье. Как жаль, что меня сейчас не видит незнакомец. Я представила, как он скоро снова придет в церковь.

— Где дочь викария? Она обещала мне показать церковь.

Мы с ним погуляем, а потом он приедет еще и еще.

Представляю, что было утром в имении: слуги мечутся в разных направлениях, а тетя словно на капитанском мостике следит за исполнением приказов.

А Джессами? Проснулась рано, если вообще спала. Завтрак ей принесут в кровать. Свадебное платье — гордость Салли Самерс — висит в гардеробе. Начнется ритуал одевания, и малышка Джессами превратится в прекрасную невесту.

Мне хотелось быть рядом. Какая вредная у меня тетя, держит меня в стороне от праздничной суматохи. Джессами всегда доверяла мне все свои секреты. Естественно, ей и сейчас хочется посекретничать со мной. А я так много хочу расспросить. Наверняка она ничего не знает о супружеских обязанностях. Я тоже не эксперт в этом вопросе, но держу глаза и уши открытыми и набрала кое-каких сведений.

Утро тянулось медленно, отец нервничал. Ему предстоит важная задача — обвенчать молодых.

— Эта свадьба как и все другие, — пыталась я его успокоить. Потом я вспоминала эти слова.

Я с удовольствием разглядывала себя в зеркале. Какое красивое платье, и впервые его сшили специально для меня. Я чувствовала, какую ответственную роль буду исполнять.

Пора идти в церковь. Я сидела и ждала невесту. Церковь начала заполняться. Гости жениха рассаживались по одну сторону от прохода, гости невесты — по другую. Важные люди пришли в нашу маленькую церковь. И вот невеста сияет в белом атласном платье с длинной фатой и цветами под руку с сэром Тимоти.

Она улыбнулась мне, я вышла из бокового ряда и пошла за ней к алтарю.

Жених оглянулся на невесту. Мне не надо говорить тебе, Сьювелин, кто это был. Наверняка ты догадалась, тот мужчина, которого я встретила в церкви накануне. Джоэл Мейтленд.

В тот день я не разобралась в своих чувствах, я анализировала их позже. Помню только, как меня накрыла тяжелая волна безразличия. Теперь всегда, чувствуя запах роз, я вспоминаю тот момент, когда он встал рядом с Джессами у алтаря. Я слышу их голоса, произносящие клятву супружеской верности.

С того момента я поняла, теперь все будет по-другому.

Я плохо видела, как он повел Джессами под руку по проходу из церкви. Помню прием в имении, было столько людей, столько блеска, Джессами красивая и улыбающаяся, и повсюду неистребимый аромат роз.

Он подошел ко мне и спросил:

— Обошлось без осложнений?

— О, падение, — прозаикалась я. — Нет, никаких, я уже забыла.

16
{"b":"12159","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Катарсис. Северная Башня
Маяк Чудес
Смерть тоже ошибается…
Неизвестный террорист
За час до рассвета. Время сорвать маски
Октябрь
«Смерть» на языке цветов
Во имя Империи!
Девушка в тумане