1
2
3
...
19
20
21
...
66

— Да, очень нравится, — спокойным тоном подтвердила я.

Она обняла меня.

— Я очень рада, Анабель, очень.

На следующее утро Джессами повела меня на экскурсию по замку. Джоэл уже уехал в город.

Я в восторге от всего увиденного.

Мы начали осмотр с подземелья, спустившись в темницу по каменной винтовой лестнице с веревочными перилами, за эту веревку приходилось крепко держаться, потому что ступеньки постепенно сужались.

Подземная тюрьма ужасна, состоит из маленьких камер, в некоторых нет окон.

— Я ненавижу эту тюрьму, — прошептала Джессами. — Сюда никто не спускается, только экскурсии. В каждом старинном замке есть подземная темница. Во времена Стефана жил один Мейтленд, который задерживал путешественников и требовал выкуп, а его сын действовал еще хуже. Он их пытал.

Я вздрогнула.

— Пойдем дальше, — предложила я.

— Я согласна. Это ужасное место. Я посоветовала засыпать темницу, но они и слышать не хотят Эгмонт багровеет при одном только упоминании изменить что-то в замке.

— Его можно понять… Но что касается темницы, мне кажется, лучше забыть, что здесь происходило.

Мы поднялись по лестнице, держась за веревку, и оказались в каменном зале.

— Сейчас мы находимся как раз под главным холлом. Если подняться по лестнице, увидишь маленький коридор и напротив дверь, она ведет в главный холл. А это нечто вроде склепа. Когда умирает член семьи, гроб стоит здесь некоторое время.

— Здесь пахнет смертью, — пробормотала я.

Она кивнула.

— Потрогай эти массивные колонны.

— Они впечатляют, видно, старинная работа.

— Они часть первоначальной постройки.

— Должно быть, мрачно жили в то время.

Я никак не могла забыть о темнице.

Мы вышли в холл. Джессами обратила мое внимание на резьбу по камню и великолепный деревянный потолок. Она показала роскошную ширму, которую укрепили перед визитом королевы Елизаветы, изысканная резьба по дереву под галереей изображает сцены из Библии. Потом мы вышли в длинную галерею, где я изучала портреты древних и современных Мейтлендов. Я с удовольствием разглядывала портрет дедушки Эгмонта, которого мне предстояло увидеть сегодня. У него большое сходство с Дэвидом: те же густые брови и проницательный взгляд. Там висели портреты Дэвида и Джоэла.

— А маленького мальчика еще не рисовали?

— Нет, портрет пишут, когда исполнится 21 год.

— Как приятно видеть своих предков! Джессами, может быть, в будущем твои потомки унаследуют замок.

— Маловероятно, но прежде мне надо родить… И есть еще Эсмонд. Его дети будут наследниками замка. Дэвид старший сын.

— А если Эсмонд умрет… или не женится… и не будет законных наследников.

— Не говори так! Он милый мальчик.

Мы обошли остальные комнаты. Гостиная, столовая, в которой мы вчера обедали, библиотека, оружейный зал — я никогда не видела такую коллекцию оружия, комната Элизабет и Аделаиды — обе королевы почтили замок своим присутствием, спальни членов семьи. Интересно, как они умудряются найти дорогу в этом лабиринте комнат?

Наконец мы зашли в детскую, и я познакомилась с Эсмондом. Он красивый малыш. Сидит на подоконнике, а Элизабет Ларкхем читает ему вслух и показывает пальцем в книге, какие слова она читает.

Он встал при нашем появлении. Джессами познакомила нас. Он поцеловал мне руку. Милый жест меня тронул, какой он симпатичный малыш, темноволосый, кареглазый… без сомнения, Мейтленд.

— Вы кузина Джессами, — сказал он.

Я подтвердила, что осматриваю замок.

— Я знаю.

Элизабет положила руку ему на плечо.

— Эсмонд о вас спрашивал.

— Очень мило, что ты мной интересуешься.

— Вы умеете читать? Это сказка про три медведя.

— Я ее знаю. «Кто сидел на моем стуле? Кто съел мое рагу?»

— Не рагу, а кашу, — серьезным голосом поправил меня он.

— Полагаю, сказки меняются. Рагу или каша — какая разница?

— Большая. Рагу сильно отличается от каши, — настаивал он.

— Эсмонд педантичен до мелочей.

— Что такое педантичен?

— Я объясню тебе потом. Я собиралась с ним на прогулку. Нам пора гулять.

— Не совсем, — возразил мальчик.

Она взяла его за руку.

— У тебя будет еще время побеседовать с мисс Кэмпион.

— Ну, продолжим нашу экскурсию, — предложила Джессами.

— Правда, фантастическое место? — спросила меня Элизабет.

У меня опять сложилось впечатление, что она меня оценивает.

Я согласилась с ее мнением.

— Пойдем в бойницу. Я хочу показать тебе каменный проход.

— Увидимся позже, — кивнула я Эсмонду.

Он сказал:

— Печально, но это было не рагу.

Вновь вверх по спиральной лестнице, и мы у бойниц.

— Эсмонд — серьезный ребенок, — заметила Джессами. — Ему следовало бы больше проводить времени с ровесниками. Он видит лишь Гарта и Малкома, но оба они старше его.

— Я слышала о Гарте, а кто Малком?

— Он кузен. Его дедушка — младший брат Эгмонта. Я поняла, что между Эгмонтом и братом существовала какая-то вражда. Они поссорились. Эгмонт смягчился, и Малком теперь иногда навещает его. Полагаю, Эгмонту приятно его считать маловероятным, но все же наследником замка. Видишь ли, если Эсмонд умрет, а у нас с Джоэлом не будет детей, то следующим ближайшим родственником будет Малком. Он примерно одного возраста с Гартом. Иногда они оба гостят здесь. Это полезно для Эсмонда. Элизабет привязана к ребенку, мне кажется, она ревнует, если он обращает внимание на кого-то другого.

— Ко мне ей не следует ревновать мальчика. Я корабль, который проплывает в ночи.

— Не говори так, Анабель. Я хочу, чтобы ты часто приезжала сюда. Ты не представляешь, как меня подбадривает твое присутствие.

— Подбадривает! Да ты не нуждаешься в подбадривании!

Но ее слова меня насторожили. В замке не такие простые отношения, и Джессами не вполне счастлива. Я уверена, это из-за Джоэла.

Я третий день живу в замке. Познакомилась с Эгмонтом, сердитым на вид стариком с густыми седыми бровями, типичной чертой всех Мейтлендов. Он приветлив со мной.

— Ты ему понравилась, — заключила Джессами.

Она рассказала, что в молодости он был большим любителем женщин. По всей округе у него были любовницы и многочисленные незаконнорожденные дети.

— Он никогда не отказывался от отцовства. Он даже гордился своей плодовитостью и всегда заботился о тех детях.

— А как же его жена? Как она относилась к незаконнорожденному потомству?

— Она терпела и мирилась с их существованием. Что еще ей оставалось? В то время к этому относились проще, не то, что теперь. Королева показывает нам хороший пример.

— Она просто установила моду на добродетель, но часто это означает не подавление аморальности, а просто ее игнорирование, — прокомментировала я.

Она слегка нахмурилась. Интересно, о чем она подумала? Я начала понимать смену ее настроений. Впервые в жизни Джессами что-то скрывает от меня. Да, все не так, как выглядит на первый взгляд Но она не делится со мной своими внутренними тревогами. Чем дольше я живу здесь, тем сильнее я уверена, что в замке полно секретов.

Я часто встречалась с Джоэлом, но ни разу наедине. Иногда мне казалось, мы оба к этому стремились. Но наступил день, когда мы столкнулись лицом к лицу.

Я немного ездила верхом. Джессами отлично управляла лошадью, потому что брала уроки верховой езды, живя в имении родителей. Тетя Эми Джейн с неохотой, но разрешала и мне присутствовать на ее уроках. Самые счастливые моменты я проводила в седле, мчась галопом по окрестным полям в старом наряде Джессами для верховой езды.

В замке большая конюшня, есть несколько свободных лошадей, поэтому мне приятно покататься верхом. Мне подобрали хорошую кобылу, и мы ездили вдвоем с Джессами довольно часто.

Однажды во время прогулки мы встретили Дэвида. Он объезжал владения. Увидев нас, он решил присоединиться.

Он дружески разговаривал, спросил мое мнение об их конюшне, о моей лошади, довольна ли я ею.

20
{"b":"12159","o":1}