1
2
3
...
21
22
23
...
66

— Разве вы так не считаете?

— Все люди неожиданные, если их узнать получше.

— Значит, вы нас не считаете особенно странными?

— Нет, просто вы знаете своих предков за несколько веков и живете в замке.

— Я много времени провожу здесь.

Он колебался.

— А Джессами здесь нравится?

— Она… редко здесь бывает. Я остаюсь здесь ночевать, если утром нужно рано вставать, или когда работаю допоздна.

— Но замок совсем рядом.

— Иногда проще заночевать здесь.

— Странно, что Джессами мне не рассказывала.

— Если уж касаться странностей, то про нас ходят слухи. Предполагается, что над нами висит проклятие. Это касается жен Мейтленд.

— Какое проклятие?

— Это долгая история. Во время гражданской войны между замком и городскими жителями существовали разногласия. Они выступали за парламент, а замок придерживался роялистских взглядов. Королевская армия рейдом прошла по городу, один из жителей избежал казни и прибежал к замку с беременной женой. Обратился за помощью, ему отказали, и кто-то из моих предков пригрозил, что выдаст его королевским стражникам. Они ушли, его жена умерла, а муж проклял всех Мейтлендов. Сказал, они убили его жену и пусть отныне не знают счастья в своих женах.

— Но это случилось несколько веков назад.

— Дело в том, что иногда легенды осуществляются.

— А если нет, их забывают.

— У моей мамы стало плохо со здоровьем, когда мне было десять лет. Вы знаете, я женат во второй раз. Никогда не забуду, как умерла моя первая жена Розали. Ей было 18. Мы дружили с детства. Она была симпатичная, утонченная натура и очень легкомысленная. Любила танцевать, гордилась своей внешностью… но таким изящным образом, понимаете?

— Понимаю.

— В замке должен был состояться бал. Она несколько дней говорила о своем платье. Сплошные оборки лилового цвета, я помню его. Оно ей очень нравилось, и вечером перед балом она его примеряла, потом стала танцевать, кружиться. Она слишком близко приблизилась к огню свечей. Мы не смогли спасти ее, было слишком поздно.

— Ужасная смерть. Мне очень жаль.

— Ничего нельзя было сделать, — спокойным голосом повторил он.

Я дотронулась до его руки.

— Но теперь вы счастливы.

Он взял меня за руку и молчал. Потом продолжал:

— А потом произошел несчастный случай с Эмералд… Моя мать… Розали… Эмералд…

— Но теперь у вас есть Джессами, и удача вернется к вам.

Он продолжал смотреть на меня. В тот момент что-то случилось между нами. Не всегда нужны слова. Я поняла. Ему спокойно с Джессами, но он стремился к большему.

Откуда мне это известно? Я вижу томление в его глазах, я его ощущаю, и ему это известно.

Я поставила чашку на стол.

— Скоро придут ваши пациенты, — напомнила я.

— Мне очень приятно, что вы меня посетили.

— Мне было интересно.

Он проводил меня и помог сесть на лошадь. Я ехала спокойным шагом и возле леса услышала за спиной звук копыт. Меня догнал Дэвид.

— Доброе утро, — приветствовал он.

— Доброе утро, я возвращаюсь в замок.

— Надеюсь, вы не против, если я поеду с вами. Я кивнула.

— Не чувствую энтузиазма. Вижу, мне не настолько везет, как брату. Что вы думаете о его доме?

— Вы следили за мной?

— Я просто видел, как вы выходили вместе со стариной Джоэлом. У вас обоих был ужасно довольный вид.

— Я случайно встретилась с ним, и он предложил посмотреть его жилище в городе. В таком естественном поступке нет ничего, что могло бы вас позабавить.

— Справедливо. Все прилично и естественно. Почему бы благородному врачу не показать кузине жены свою практику? Я просто решил обронить словечко предупреждения в ваше невинное ушко. Между нами не стоит выбирать. Мы все одинаковы. У всех мужчин Мейтлендов блуждающий взгляд… Это наша… отличительная черта со времен короля Стефана. А характер меняется не чаще, чем пятна у леопарда. Будьте осторожны с Мейтлендами, милая Анабель, и особенно с Джоэлом.

— Вы даете волю воображению. Вы и ваш брат женатые счастливые мужчины.

— Неужели мы производим такое впечатление?

— Мне не нравится этот разговор.

— В таком случае нам не следует его продолжать. — Он улыбнулся.

До замка мы доехали молча. Я очень встревожилась. Я знала, мне надо уехать отсюда и не возвращаться.

Как скучно в нашем доме, доме викария. Все мои мысли в замке Мейтленд. Джессами пишет мне:

«Я скучаю по тебе, Анабель. Приезжай на Рождество. Это будет традиционный праздник Рождества в замке. Его отмечают как и сто лет назад. В зале будет стоять большая чаша с пуншем. Мне рассказывал Эсмонд, мы с ним подружились. Накануне в холле будут петь рождественские песни, потом раздавать корзинки с подарками нуждающимся жителям деревни. Они придут к замку. Садовники начинают заниматься украшениями. Торжества пройдут по-семейному. Приезжай, Анабель. Для меня праздник будет испорчен, если ты не приедешь. У Джоэла много работы. Я его почти не вижу уже несколько недель. В городе много больных, и он слишкомнапряженно работает. Дедушка Эгмонт не одобряет его, говорит, никогда раньше Мейтленды не брали денег за то, что они делают для других. Он считает, это деградация. Но ты должна знать, Джоэл не берет денег с бедных. Он не нуждается в деньгах, все Мейтленды богаты. Джоэл очень хороший, он…»

Я сделала паузу. Она слишком патетична. Потом я снова стала думать о нем. Он лечит бедных, весьма похвально. Но у него такая форма губ… никак не скажешь, что он святой. Этот человек всегда добивается своего и не останавливается на полпути. Он может быть безжалостным. Он не выходит у меня из головы. Лучше б я его не встретила. «Мы все одинаковы», — сказал Дэвид. Это должно означать, все они волокиты?

Прекрати думать о них, предупредила я себя.

В приходе много работы, даже если я решила не ехать на Рождество в замок. Тетя Эми Джейн и дядя Тимоти получили приглашение и отправляются туда.

— Интересно будет отметить Рождество в замке, — сообщала тетя моему отцу. — Надеюсь, здесь все будет хорошо, Джеймс. — Она впервые не будет участвовать в местных торжествах. — Я приеду к детскому празднику, и я позволила Союзу матерей провести свою ежегодную встречу у нас в холле. Об этом я позабочусь, остальное оставляю на тебя и уезжаю со спокойной совестью.

Как мне хотелось тоже поехать! Глупости, сама предпочла остаться. Тебя же приглашали.

Рождество проходило медленно. Накануне лил дождь. Джанет запекла гуся. С нами обедали врач, его жена и две дочери. Праздник прошел тихо по сравнению с тем, как мы отмечали его в имении Ситон. День никак не хотел заканчиваться.

На следующее утро я поехала кататься верхом Мне позволили брать лошадь с конюшни Ситон Конюх оседлал мне лошадь и сказал:

— Все не так без мисс Джессами. Она была такая милая.

— Не была, а есть, Джефферс. Не говори о ней в прошедшем времени.

Я в подавленном настроении. Меня не радует утро, хотя погода теплая, в воздухе легкая дымка. На кустах остролиста много ягод, это предвещает суровую зиму.

Я беспокоюсь о Джессами, не знаю, почему. У нее есть все. Почему меня одолевают дурные предчувствия относительно ее будущего? Пора прекратить думать о замке и его обитателях. У меня своя жизнь, другая.

Я поставила лошадь в конюшню и вернулась домой. Отца не было.

— Я его жду уже час и не накрываю на стол, — сообщила Джанет.

— Ты думаешь, он еще в церкви?

— Да, он туда пошел, не помню, зачем.

— Он забыл о времени, пойду за ним.

Я пошла в церковь. Теперь не могу войти в нее и не вспомнить себя, лежащую на ступеньках алтаря. После того случая я стала другим человеком.

Зову отца, он не отвечает. Потом я увидела его. Он лежал почти на том самом месте, где когда-то упала я.

Я наклонилась над ним, подумала, он умер, но веки его подрагивали. Я бросилась за помощью.

22
{"b":"12159","o":1}