ЛитМир - Электронная Библиотека

Джессами тяжело переносила беременность. Врач велел ей много лежать, и она выполняла его указания. Она не жаловалась и мужественно ждала день появления на свет своего ребенка. Она думала и обо мне.

— Анабель, не сиди дома целыми днями. Бери лошадь и катайся в свое удовольствие.

Дорогая Джессами и презренная Анабель! Я брала лошадь и мчалась в город, где проводила время наедине с Джоэлом.

Он не настолько мучился угрызениями совести, как я. Он же Мейтленд, а они не привыкли лишать себя чувственных удовольствий. Я знала, что до меня у него было много женщин. Странно, но я рассматривала этот факт как вызов. Я заставлю его остаться верным мне. Да, в то время меня обуревали противоречивые чувства. Я была возбуждена до экзальтации и одновременно ненавидела себя и стыдилась. Но мне не оставалось ничего другого, лишь делать то, что я делала. Какая-то могучая сила соединила нас. Он тоже говорил, что прежде не испытывал ничего подобного. Я верила ему.

Пойми, Сьювелин, если бы не это всепоглощающее чувство, не уверенность, что это единственный мужчина, которого я могу любить, я бы не пошла на связь с ним. Я непорядочная женщина, но меня нельзя назвать и легкомысленной.

Итак, пока Джессами ожидала рождения на свет ребенка, я страстно занималась любовью с ее мужем. Мы полностью растворялись друг в друге и в том городском доме могли вести себя естественно. В замке нам приходилось скрывать свои чувства. Мы осознавали, что очутились в опасной ситуации. Нам приходилось обманывать не только Джессами. Я постоянно ощущала на себе внимательный взгляд Дэвида. Его развлекал мой отказ, и в то же время его желание овладеть мной только крепло.

Эмералд оставалась равнодушной, она привыкла к похождениям супруга. Но за мной внимательно наблюдала Элизабет Ларкхем. Она подруга Эмералд, и ей явно не нравился его интерес к моей особе.

Что касается дедушки, его развлекла бы ситуация, если б он о ней знал.

Странное семейство. Находясь в замке, я свободно себя чувствовала лишь в обществе Эсмонда. Мы стали с ним друзьями. Я ему читала, и мы сидели рядом с Джессами, пока она шила какие-нибудь детские вещи для будущего ребенка. Мне было приятно находиться рядом с мальчиком, наедине с Джессами я испытывала неловкость.

Единственным человеком, знавшим о наших с Джоэлом отношениях, была Дороти. Внешне она оставалась бесстрастной, и я не могла понять, что же она обо мне думает. Наверняка и раньше к Джоэлю приходили женщины. Я спросила его, и он признался. Он пылко меня заверял, что со мной все иначе. Прежде он не испытывал таких чувств, как сейчас. Я ему верила.

Сын Элизабет Гарт приехал в замок на летние каникулы. Он шумный мальчик и вел себя так, словно замок принадлежал ему. Он на несколько лет старше Эсмонда и всегда верховодил в играх. Не уверена, нравился ли он Эсмонду, он никогда не говорил плохо о госте, он был слишком вежлив. Его матери нравилось, что он проводит время с мальчиком почти одного с ним возраста. Еще один мальчик приехал погостить, какой-то дальний кузен, Малком Мейтленд. Его дедушка — брат Эгмонта.

Теперь, оглядываясь на прошлое, я понимаю, все случилось, как и должно было случиться. В ноябре Джессами родила девочку, и я обнаружила, что тоже жду ребенка.

Это ужасное открытие, хотя мне надо было быть к нему готовой. Несколько дней я обдумывала сложившуюся ситуацию.

Девочку Джессами назвали Сюзанна. В нашей семье сложилась традиция называть девочек двойными именами. Эми Джейн, например, а мою маму звали Сьюзан Эллен. Наши имена срослись: Джессика Эми стала Джессами, Анна Белла стала Анабель. Джессами назвала свою дочь Сьюзан Анна — Сюзанна.

Она настолько была поглощена своим ребенком, что не заметила тревоги в моих глазах.

Я обсудила свое сложное положение с Джоэлом. Он с восторгом встретил новость о нашем ребенке и отмел все трудности. Я начала понимать его. Он сильная личность, как и все Мейтленды. В любой ситуации он исходил из предпосылки, что выход есть, надо его только найти.

— Любимая, это случалось миллионы раз до нас. Мы обязательно найдем выход.

— Мне придется уехать, я найду предлог.

— Только на короткое время. Но ты вернешься.

— А ребенок?

— Мы что-нибудь придумаем.

Мы выработали план действий. Я скажу, что мой дальний родственник, живущий в Шотландии, желает меня видеть. Он поссорился с моим отцом, но теперь хочет видеть меня.

Я сообщила Джессами, что мне следует поехать. Джессами не терпела семейных ссор и не возражала, чтобы я поехала на пару недель.

Я объявила, что уезжаю на пару недель, а потом я найду предлог продлить мой визит.

На третьем месяце беременности я посвятила Джанет в свою тайну. От нее ничего нельзя утаить. Сначала она ужаснулась, но ее снобизм сыграл мне на руку. По крайней мере, отец моего ребенка — благородный джентльмен и живет в замке. В ее глазах это уменьшило мой грех. Она вызвалась поехать со мной.

Мы отправились не в Шотландию, а в маленькую горную деревеньку и ждали там появления на свет моего ребенка. Джоэл дважды навещал меня и оставался на несколько дней. То были безмятежные дни. Мы жили в горах и притворялись супружеской парой.

В положенный срок ты появилась на свет, Сьювелин. И я хочу, чтобы ты знала, тебя очень любили и ждали твое появление.

Что я могла поделать? Могла поселиться где-то, мы обдумывали этот вариант. Джоэл навещал бы нас, но мне это не нравилось, я пыталась найти простейший выход для всех. Джоэл настаивал, чтобы я вернулась в замок. И мы решили, что тебя возьмут Амелия и Уильям Плантер. Я могла часто навещать тебя, приглядывать за тобой. Я доверяла Плантерам и хорошо платила им.

Они воспитали тебя, а я часто к тебе приезжала, как ты знаешь.

Ситуация вполне заурядная. Естественно, люди начали подозревать, а соседи Плантеров наверняка догадались. Я пыталась убедить Джоэла, что тебя надо увезти, я хотела жить с тобой. Я уверена, Плантеры хорошо к тебе относились, но они не любили тебя. Я часто о тебе беспокоилась.

Помнишь тот день, когда я водила тебя к замку, и приехал Джоэл? Ты была счастлива тогда, не правда ли? Ты загадала три желания. Я чуть было не расплакалась, когда услышала о них.

Чудо, что они осуществились, но мне бы хотелось, чтобы они реализовались не так трагично.

Я уже рассказывала тебе о Дэвиде. Он был плохим человеком, злым. Я знаю, что мы с Джоэлом не святые. Мы позволили чувствам взять верх над разумом. Мы бездумно подарили тебе жизнь, будучи не в состоянии воспитывать тебя как родители. Прежде всего мы думали о своих эгоистичных желаниях. Но, Сьювелин, мы тебя очень любили. Это мое оправдание. Дэвид никого не любил, кроме себя самого. Он хотел потешить свое самолюбие; Кроме того, он завидовал своему брату. Да, он был старшим сыном и имел наследника, но Джоэл испытывал внутреннее удовлетворение, работая с больными. Дэвид был этого лишен. Более того, Дэвид отличался чувственностью, не могу сказать, что Джоэл был другим. В обоих братьях чувствовалась безжалостность. Стремление повелевать воспитывалось у них обоих, но как говорят, власть губит. В отличие от Дэвида, Джоэл был способен любить. Дэвида заботило лишь удовлетворение своих прихотей. Я отказала ему, и из-за этого его желание обладать мною только усилилось. Он не просто хотел меня, он жаждал мести.

Дэвид принадлежал к прошлому веку, когда хозяин замка являлся феодалом, все ему подчинялись и зависели от его прихотей. Уверена, что он был способен на любую жестокость, и ему доставляло удовольствие мучить других.

Тебя, Сьювелин, воспитали в коттедже «Дикая яблоня». Я обещала тебе восполнить те первые годы. Я тебя не бросила, я думала о тебе, страдала без тебя. Мы постоянно говорили о тебе с Джоэлом. Я молилась, чтобы мы все трое жили вместе. Таково было мое желание… Оно совпадало с твоим. Годы быстро летели. Они не лишены опасностей, Дэвид внимательно следил за мной. Скорей всего он догадался о моих отношениях с Джоэлом. Я узнала, что Элизабет Ларкхем любовница Дэвида. Она была странная, необычная женщина. Она по-своему любила Эмералд, но, как и я к Джоэлу, не могла преодолеть страсть к Дэвиду. От этих Мейтлендов исходит невероятная сила.

25
{"b":"12159","o":1}