ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надеюсь, я тоже сумею, — ответил отец.

— Они примут тебя… со временем. Они настороженно относятся к чужим, поэтому я решил остаться с вами на некоторое время. К моему отъезду они уже к вам привыкнут. Они как дети. Не задают лишних вопросов. Единственное, о чем вы должны помнить — сохранять уважительное отношение к Гиганту.

— Расскажите нам о Гиганте, — попросила мама. — Я только знаю, что это гора.

— Как вы знаете, этот остров вулканического происхождения. Он образовался миллионы лет тому назад, когда после многочисленных извержений формировалась земная кора. Гигант на острове считается Богом. Можно понять островитян, они уверены, Гигант распоряжается жизнью и смертью, поэтому его следует ублажать. Они ему оказывают всяческие почести, носят на склон ракушки, цветы, перья, а когда вулкан начинает ворчать, они беспокоятся. Эта гора — настоящий дьявол. Однажды было извержение, примерно лет триста назад, остров почти полностью был разрушен. Теперь вулкан ворчит и иногда выбрасывает из кратера камни и лаву… чтобы предупредить.

— Нам надо выбрать другой остров, — предложила мама. — Меня не привлекает звук ворчащего вулкана.

— Сейчас вулкан не опасен. Он не активен уже триста лет. Небольшое ворчание не опасно. Извержения не будет еще лет сто.

Люк познакомил нас с Кугабой, она ему хорошо прислуживала и вызвалась работать у нас. Он надеялся, что мы оставим ее жить в доме, ведь теперь она не сможет жить в хижине. У нее есть дочь Кугабель.

— Они будут вам хорошими слугами и станут связующим звеном между вами и островитянами.

Мама с радостью приняла их двоих, ей хотелось иметь надежных слуг.

Так прошли первые недели жизни на острове Вулкан. Мы поселились в доме Люка Картера, а он готовился к отъезду.

Отец уже произвел впечатление на островитян. Он очень высокий — шесть футов четыре дюйма, а местные очень низкорослые. Это дало ему преимущество. Потом его личность. Он привык повелевать и не собирался меняться. Люк объяснил некоторым островитянам, что мой отец — знаменитый врач и приехал сюда, чтобы люди перестали болеть. Он привез с собой особые лекарства, от него будет большая польза жителям острова.

Островитяне разочаровались. У них есть Вандало. Зачем им еще один врач? Им нужен человек, который бы продолжал продавать продукты кокосовой пальмы и улучшил жизнь на острове.

Действительно жаль, что природные богатства остаются невостребованными. Остров Вулкан — крупнейший из группы островов, типичный остров в южном море — жаркое солнце, тропические ливни, пальмы и песочные пляжи. Отец хотел назвать наш остров пальмовым, когда впервые увидел его, но его уже назвали Вулканом, что тоже оправдано существованием Гиганта.

Остров необычайно красив, он небольшой — миль 50 на 10 — на нем буйство зелени, и надо всем доминирует огромная гора. Она величественная и внушает страх, кажется, она на самом деле обладает теми свойствами, которыми наделили ее аборигены. Долины плодородны, но если взглянуть вверх, то на склоне горы видны опустошенные участки, на которые излился гнев вулкана и нанес страшные шрамы на лицо земли. Но в долинах деревья и кустарники тесно переплетаются/ образуя местами зеленую крону. Здесь много свечных деревьев, каури, саго, казуарины растут рядом с хлебным деревом, апельсинами, ананасами, сладкими бананами, но больше всего кокосовых пальм.

«За Гигантом необходимо внимательно следить, он может рассердиться», — сказала Кугаба, она быстро привязалась ко мне и стала нянькой и служанкой.

Я тоже чувствовала к ней симпатию. Мама поощряла нашу дружбу. Кугаба испытывала благодарность к нашей семье, потому что мы позволили жить в нашем доме не только ей, но и ее дочери. Она любила свою дочь. Девочка примерно моя ровесница. Ее кожа намного светлее, чем у матери, она весьма привлекательна. У нее веселые карие глаза, она любила украшать себя ракушками, камнями, многие из них окрашены в красный цвет смолой драконова дерева. Кугабель необычная девочка. Ей оказывали уважение из-за ее рождения. Она сказала нам, что она ребенок маски. Что это означает, я поняла намного позже.

Я многому научилась у Кугабель. Она брала меня с собой возлагать ракушки и петушиные перья на склон горы.

— Пойдем со мной. Может, Гигант сердит на тебя. Вы приехали, и Вандало не доволен. Он говорит, нам не нужен медицинский человек. Нужен человек, чтобы продавал веревки, корзины, кокосовое масло… Не нужен нам медицинский человек.

— Мой папа — врач. Он не будет работать с кокосами.

— Отнеси лучше ракушки Гиганту, — кивала она. Я послушалась ее совета.

— Гигант умеет сердиться. Ворчит… ворчит… бросает горячие камни. Так говорит: «Я сердит».

— Это называется вулкан. Их много на земле. Это естественная вещь.

Кугаба и Кугабель намного лучше других островитян говорили по-английски. Они много лет прожили в большом доме у Люка Картера. Тем не менее многое они объясняли жестами, если мы плохо их понимали.

— Он предупреждает: «Я сердит». Тогда мы берем ракушки и цветы. Когда я была маленькая, — рассказала Кугаба, — вот как ты сейчас, мисс, в кратер бросили человека. Он был плохой, убил своего отца. И его бросили. Но Гигант не доволен, не хотел принимать плохого человека. Хотел хорошего. Поэтому в кратер бросили святого. Но старый Гигант все еще сердится. Нужно за ним следить. Он может расправиться с целым островом.

Я пыталась объяснить, что извержение вулкана — естественное явление природы. Она слушала меня с мрачным выражением лица и кивала. Но я видела, она меня не понимает и не верит.

Постепенно я воспринимала закон жизни острова от моих родителей, Кугабы и Кугабель, и от колдуна Вандало, который позволил мне посидеть рядом с ним под банановой пальмой.

Старик-колдун был маленького роста и такой худой, что видны ребра. На нем была надета только набедренная повязка. Он похож на скелет. Жил в маленькой хижине среди деревьев, целыми днями сидел и волшебной палочкой рисовал круги на песке.

Впервые я увидела его после отъезда Люка Картера, когда страхи моей мамы улеглись и она стала отпускать меня одну гулять по острову.

Я стояла и наблюдала за Вандало. Он мне очень понравился. Он меня заметил, и я собралась удрать, но он рукой подозвал меня. Я медленно подошла, завороженная и одновременно настороженная.

— Садись, маленькая, — велел он.

Я села под пальму.

— Ты подсматриваешь.

— Ты мне понравился.

Он не понял, но кивнул.

— Ты приехала издалека, из-за моря.

— Да. — Я рассказала ему про коттедж «Дикая яблоня» и про то, как долго мы плыли на корабле. Он внимательно выслушал и сказал:

— Не нужен медицинский человек. Нужен плантатор. Понимаешь, маленькая?

Я кивнула и сказала, что мой папа не бизнесмен, а врач.

— Не нужен медицинский человек, — повторил он твердо. — Нужен человек для плантации. Люди бедные, надо делать их богаче. Не нужен медицинский человек.

— Люди должны заниматься тем, что они умеют лучше всего, — возразила я.

Вандало рисовал круги на песке.

— Нет. Не выйдет ничего хорошего. Надо уезжать… Нужен человек для плантации. — Он бросил палку на песок.

Его трудно понять, но в его словах и жестах заключено что-то зловещее.

Я играла с Кугабель. Приятно иметь подругу. Она вместе со мной посещала уроки: нас учила моя мама. Кугаба с восторгом смотрела на дочь, когда та мелом выводила буквы на маленькой доске. Она была смышленая девочка и отличалась от других островитян светло-шоколадным цветом кожи. Многие местные были темно-коричневого цвета, встречались и негры. Вскоре мы стали неразлучны с Кугабель. Она знала, какие фрукты можно есть. Я радовалась ее дружбе. Она показала, как разрезать пальцы острой ракушкой и смешать кровь.

— Теперь мы сестры, — заверила она.

Я чувствовала, что мои родители не настолько счастливы, как надеялись. Прежде всего их тревожили корабли, за несколько дней до прихода корабля родители начинали волноваться. После отплытия корабля родители ликовали. Я сидела и слушала их разговор. Я наклоняла голову маме на колени, и она перебирала мои волосы.

28
{"b":"12159","o":1}