ЛитМир - Электронная Библиотека

Я знала, что отец приехал на остров, чтобы найти способ лечения малярии и болотной лихорадки. Эти болезни здесь часты. Отцу хотелось избавить от них остров. Он мечтал о строительстве больницы.

Однажды он сказал:

— Анабель, я хочу спасать жизни. Хочу искупить…

Она быстро перебила его:

— Ты многих спас, Джоэл, и еще спасешь. Не надо хандрить. Так должно было случиться.

Мне хотелось совершить что-то, чтобы они поняли мою благодарность, ведь они увезли меня из коттеджа «Дикая яблоня».

Некоторым образом я влияла на будущее и теперь, оглядываясь назад, задумываюсь, что случилось бы, если б я не узнала от местных людей реальное состояние дел.

Мы прожили на острове шесть месяцев, когда Гигант начал ворчать.

Одна из женщин понесла цветы на склон, и до нее донеслось подземное ворчание, очень сердитое. Гигант проявлял свое недовольство. По острову распространились слухи. Я видела страх в глазах Кугабы.

— Старый Гигант недоволен, ворчит.

Я пошла навестить Вандало. Он сидел под пальмой и чертил круги на песке.

— Уходи, не время. Гигант ворчит. Сердится. «Медицинский человек не нужен на острове, — говорит Гигант. — Нужен плантатор».

Я убежала.

Кугаба готовила рыбу. Она закачала головой, увидев меня.

— Маленькая мисс… идет большая беда. Гигант ворчит. Приближается Танец Масок.

Я узнала, что значит Танец Масок. На острове с давних времен проводят Танцы Масок. Этот ритуал существует лишь на острове Вулкан, танец начинается, когда ворчание становится громким и зловещим, когда ракушки и цветы больше не умиротворяют Гиганта.

Святой — теперь им был Вандало — берет волшебную палочку и делает знаки. Бог горы диктует ему, когда проводить Танец Масок. Праздник всегда совпадает с рождением луны, потому что Гигант предпочитает, чтобы все ритуалы проводились в темноте. Когда назначат ночь, в которую состоится праздник, начинаются приготовления, пока длится полнолуние. Маски делают из чего угодно, но чаще всего из глины. Маска должна целиком закрывать лицо, волосы красят соком деревьев. Готовят пир: целые бочки арака из сока пальмы, жарят рыбу, черепах, кабанов на кострах на лужайке возле хижины Вандало. Ночь праздника должна освещаться лишь звездами на небе.

Все участники не старше тридцати лет и абсолютно скрыты маской и костюмом. Весь предыдущий день бьют барабаны. Сначала спокойно, бой барабанов продолжается всю ночь. Барабанщики не должны дремать, иначе Гигант рассердится.. Бой барабанов длится весь праздник, все нарастая и достигая крещендо в финале. Это сигнал для начала танца.

Я увидела танец Масок, когда стала значительно старше. Не забуду, как извивались и жестикулировали коричневые тела, блестящие от кокосового масла. Эротические движения должны довести участников до крайнего возбуждения. Так отдавали дань Богу плодородия, их Богу-Гиганту.

Танец заканчивался, и участники по парам исчезали в лесу. Некоторые ложились тут же, где танцевали, не в силах двигаться. Эту ночь все молодые женщины проведут с мужчиной, и никто не будет знать, кто был их партнером.

За месяц до праздника запрещаются сексуальные отношения мужчин и женщин, поэтому легко узнать, кто зачал ребенка в ночь праздника. Кугабель имела важный вид, потому что она зачата в ночь Масок.

Аборигены считали, что Ворчливый Гигант воплощается в самого достойного мужчину и выбирает женщину, которая родит его ребенка, поэтому считается, что женщина, родившая через девять месяцев после праздника Масок, получила благословение Гиганта. Гигант не всегда щедро раздавал благословения. Если не рождались дети, значит Гигант сердится. Некоторые женщины боятся, и Гигант не благословляет трусих. Если не родится ни один ребенок, Гиганту, приносят особую жертву.

Кугаба помнила, как однажды местный мужчина залез на самый кратер вулкана. Он собирался бросить ракушки внутрь, но Гигант протянул руку и утащил смельчака.

Я не могу забыть праздник Масок, первый после нашего прибытия. Все жители странно вели себя накануне. При нашем приближении они отводили глаза. Кугаба беспокоилась, качала головой и повторяла:

— Гигант очень сердит.

Кугабель выразилась более откровенно:

— Гигант сердит на вас. — В ее глазах заметен страх. Она обняла меня: — Не хочу, чтобы ты умерла.

Я вспомнила рассказы Кугабы, как людей бросали в кратер, чтобы умилостивить Гиганта. Я поняла, какая нам грозит опасность.

— Гигант сердит. Приближается ночь Масок. Ночью увидите.

— Он покажет, почему он сердит?

— Он сердит, потому что не хочет белого медицинского человека на острове. Вандало медицинский человек.

Я рассказала родителям.

Отец возмутился и сказал, что они — племя дикарей и должны быть ему благодарны. Он слышал, что в тот день женщина умерла от лихорадки.

— Если б она обратилась ко мне, а не к тому колдуну, она бы осталась в живых.

— Я считаю, тебе надо заняться плантацией, они этого хотят, — вставила мама.

— Пусть сами занимаются плантацией. Я не разбираюсь в кокосах.

Раздалась барабанная дробь, барабаны продолжали бить весь день.

— Мне это не нравится, звучит зловеще, — сказала мама.

Кугаба передвигалась по дому, не глядя на нас. Кугабель обнимала меня и плакала. Они нас предупреждали.

Мы слушали бой барабанов, видели огни костров, чувствовали запах свинины. Всю ночь мои родители просидели у окна. Отец держал ружье наготове. Я находилась рядом, дремала, мне снились страшные маски, потом я просыпалась и вслушивалась в тишину: бой барабанов стих. Зловещая тишина продолжалась все следующее утро. Днем случилась странная история. К нам в дом пришла женщина в слезах. Ее ребенок, родившийся после последнего праздника Масок, заболел. Вандало сказал, что ребенок умрет, потому, что Гигант сердит. В последней надежде она обратилась к белому медицинскому человеку.

Отец внес ребенка в комнату и положил, на кровать. Его мать осталась рядом. Вскоре эта новость разнеслась по острову и жители стали собираться вокруг нашего дома.

Отец волновался. Он определил, что у ребенка болотная лихорадка, если б его принесли немного раньше, он бы наверняка спас его.

Мы понимали, что наша жизнь зависит от жизни этого ребенка. Если он умрет, аборигены убьют нас, а в лучшем случае прогонят с острова. Им не нужен медицинский человек, они хотят возродить плантацию. Отец обратился к маме:

— Ребенок реагирует.. Может, мне удастся его спасти. Если он выживет, я займусь этой плантацией, Анабель. Я ничего не понимаю в этом, но я научусь.

Мы не спали всю ночь. Я выглянула в окно и увидела людей, сидевших вокруг. У них в руках зажженные фонари. Кугаба сказала, если ребенок умрет, они сожгут наш дом.

Отец сильно рисковал, принеся ребенка в дом Но он привык к риску. Моя мама тоже рискованная натура. Я пошла в них, в чем я убедилась позже.

Утром жар спал, постепенно состояние больного улучшилось, к вечеру стало ясно, жизнь ребенка вне опасности.

Его мать наклонилась и поцеловала моего отца в ноги. Он поднял ее и отдал ей ребенка. Он также дал ей лекарство, которое она с благодарностью приняла. Когда она вышла из дома, прижимая ребенка, по ее лицу было видно, что ребенок выздоравливает.

Ее окружила толпа. Люди трогали ребенка, удивлялись, с благоговением взирали на моего отца. Он поднял руку и обратился к ним.

— Мальчик будет здоров. Я могу вылечить и других больных. Приходите ко мне, если заболеете. Я постараюсь вас вылечить. Я хочу вам помочь, прогнать с острова лихорадку. Я собираюсь заняться и плантацией. Вам придется много работать, а мне многому учиться.

Наступила полная тишина, потом они повернулись друг к другу и соприкоснулись носами. Видимо, так они поздравляли себя. Отец вернулся в дом.

— Подумать только, чему я обязан пяти граммам каломеля и нескольким каплям хинина, — сказал он.

Ни одна женщина не забеременела после праздника Масок. «Гигант считает нас недостойными, — говорили островитяне. — Это плохой знак Он послал нам своего Друга, белого медицинского человека, а мы не оказали ему почести».

29
{"b":"12159","o":1}