ЛитМир - Электронная Библиотека

Послышался бой барабанов. Кугабель закрылась в своей комнате. Я знала, что она, как и все остальные участники танцев, доводит себя до состояния транса.

Куда бы мы не шли, повсюду слышен бой барабанов. Сначала он раздается спокойно, как шепот, но скоро начнет нарастать.

Я лежала в кровати и вспоминала, как Кугабель явилась ко мне высказать свою ревность. Ее взгляд встревожил меня. Я бы не удивилась, если бы она достала клинок и ударила меня в сердце. У нее был вид убийцы, словно она собирается отомстить мне за безразличие к ней.

Бедняжка Кугабель! В детстве мы не замечали, что мы разные. Мы были лучшие подруги, сестры по клятве, нам было весело вместе, но теперь все изменилось. Мне надо быть к ней более внимательной, нежной. Я и не подозревала, что оказываю на нее такое большое влияние. Но ведь она ходила на вершину горы, прежде чем я уехала учиться.

Из-за боя барабанов мы не спали всю ночь. В доме у нас тревожно: отец сердит, что они исполняют древний примитивный ритуал, мама беспокоится об отце, я нервничаю из-за маминых намеков о моих чувствах к Филипу.

Я размышляла, и мне казалось вполне вероятным, что Филип скоро станет членом нашей семьи Тогда все изменится. А любит ли он меня. Хочет ли жениться на мне и разделить с нами судьбу островитян?

Какие приятные перспективы, но им придется подождать. Мне еще год учиться в школе.

Скорей бы прекратили бить в барабаны!

Но барабанный бой продолжался весь следующий день. Теперь с лужайки возле хижины Вандало доносились запахи еды, готовящейся на кострах. Мы ждали темноты, когда смолкнут барабаны.

Наконец наступила тишина.

Было очень темно. Я все отчетливо представляла, хотя и не видела этих танцев. Отец велел нам оставаться в доме. Еще не известно, как они поведут себя, если увидят чужих. Хотя мы долго живем на острове, в такую ночь и нас могут принять за чужих. Мы пытались вести себя как обычно, но это давалось с трудом. Ко мне пришла Лаура.

— Это так интересно, Сьювелин. У меня еще не было таких экзотических каникул.

— А я прекрасно проводила время у вас на ферме.

— Все фермы одинаковы. А здесь все странно, необычно. Филип просто с ума сходит от восторга. — Она улыбнулась. — Для него на острове слишком много увлекательного. Сьювелин, обещай мне кое-что.

— Сначала скажи, что именно.

— Обещай, что ты приедешь ко мне на свадьбу, чтобы не случилось, а я к тебе.

— Это простое обещание. — Я сказала эти слова с легким сердцем. В тот момент я не подозревала, что это обещание решит мою судьбу.

— Я не вернусь в школу.

— Без тебя будет смертная тоска.

— В следующем году и ты закончишь учебу.

— Как мне повезло, что я познакомилась с тобой. Жаль только, что ты на год старше меня. А то бы вместе закончили школу… Послушай.

Снова забили барабаны.

— Это означает конец пиршеству. Теперь начнутся танцы.

— Жаль, что я не могу их увидеть.

— Нельзя. Мои родители наблюдали однажды эти танцы. Это опасно. Если бы их обнаружили, неизвестно, чем бы для них все закончилось. Вандало предупреждал папу, что они очень рассердятся, если увидят на празднике чужих. Гигант разозлится, и произойдет что-то плохое. Гигант прикажет, естественно, через Вандало. — Я оглянулась. — А где Филип?

— Не знаю. Он сказал, что пойдет в больницу.

— Зачем? Она еще не готова к приему больных.

— Он любит там все осматривать и планировать, как все будет.

Я испугалась. Филипа привлекали древние обычаи. Неужели он пошел посмотреть на танцы? Он не осознает всей опасности. Он не жил среди этих людей. Он видел их только, когда они вежливы и желают угодить. Он не знает оборотную сторону их характеров. Страшно подумать, что они сделают с чужим, подсматривающим за их ритуалом.

— Он не мог пойти туда. — Лаура прочла мои мысли.

— Конечно, ведь отец объяснил ему, что это опасно.

— Опасность его не остановит. Но, если это против воли твоего отца, он не пойдет, чтобы его не огорчать.

Меня вполне удовлетворило объяснение.

Мы посидели вместе некоторое время. Барабанный бой достиг апогея и смолк.

Значит, на поляне останутся лишь старики, молодые парами разойдутся по лесу. От внезапной тишины напряжение возросло. Я пошла в свою комнату, но не могла заснуть.

Что-то заставило меня встать и подойти к окну. Я увидела Филипа. Он крадучись шел со стороны больницы.

Понятно, что он наблюдал за танцами. Он не смог побороть искушения, несмотря на просьбу отца.

На утро меня разбудила Кугабель. Она была в набедренной юбочке из ракушек, на шее амулеты. Она изменилась после праздника. Она смеялась и прошептала мне на ухо:

— Я знаю, во мне семя Гиганта. Я ношу ребенка Гиганта.

— Ну, Кугабель, мы должны подождать, потом увидим.

Она улеглась на полу с задумчивым выражением в глазах и полуулыбкой на губах. Я догадалась, она вспоминает прошедшую ночь.

Кугабель стала женщиной. Она приобрела великий опыт Маски и уверена, что беременна от Гиганта. Она выглядит довольной и смотрит на меня так, словно одержала надо мной победу.

Оставшись наедине с Филипом, я призналась:

— Я видела, как ты пришел вчера домой. Он смутился:

— Твой отец предупреждал меня…

— Но ты все-таки пошел.

— Я бы не хотел, чтобы об этом узнал твой отец.

— Я ему не скажу.

— Я не мог это пропустить. Я хочу понять этих людей, а вчерашняя ночь — лучшая возможность для этого.

Я согласилась с ним. В конце концов, отец тоже видел танец Масок. Отец сказал тогда:

— Они слишком увлечены тем, что делают, чтобы искать шпионов.

— Я вернусь, — пообещал Филип.

— О, Филип, я так рада, — сказала я с чувством.

— Да, я решил. Буду работать с твоим отцом. Сначала я должен год отработать в больнице в Сиднее. А к тому времени ты закончишь школу, Сьювелин. — Его голос звучал многозначительно.

Я счастливо закивала, что равносильно согласию.

В Сиднее я скучала по Лауре. Навестила ее на ферме. У них новый управляющий, он дружен с Лаурой. Я даже подозреваю, что они влюблены. Я начала докучать Лауре вопросами, она не отрицала.

— Скоро ты будешь танцевать на моей свадьбе. Раньше, чем я на твоей. Не забудь про наше обещание.

Я подтвердила, что обязательно приеду. Филипа не было на ферме, он работал в больнице.

Я приехала домой на зимние каникулы. Скоро у Кугабель родится ребенок. Это будет особый ребенок, ведь он родится через 9 месяцев после Танца Масок, а до того дня она была девственницей.

— Она — ребенок Маски, и у нее будет ребенок Маски, — гордо заявила Кугаба.

Кугаба больше не говорила, что родила ребенка от Люка Картера. Эта черта характерна всем местным жителям: они верят в то, во что хотят, и остальные должны делать так же. Нас раздражала такая привычка.

Я привезла подарок будущему ребенку, мне хотелось загладить свое безразличие к Кугабель в прошлом. Она приняла меня как королева и взяла золотую цепочку с медальоном, словно принимала золото, ладан и смирну. Она стала важной персоной. Она продолжала жить в нашем доме, но после рождения ребенка ей найдут мужа, и она уйдет к нему. Ребенок Гиганта будет с радостью принят любым мужчиной. Значит, Гигант будет добр к семье. А Кугабель сама ребенок Гиганта, значит, будет достойной женой.

Я радовалась за подругу.

— Я тоже рада, — ответила она. Мне стало ясно, она больше не ищет моего общества.

Ночью меня разбудили странные звуки и торопливые шаги. Я натянула платье и вышла посмотреть, что случилось. Мама снова увела меня в спальню, закрыв плотно дверь.

— У Кугабель начались роды, — сообщила она.

— Так быстро?

— На месяц раньше срока. — У мамы загадочное выражение лица. — Это значит, Сьювелин, что ребенок зачат задолго до праздника Масок.

— А может, он недоношенный?

— Возможно, но ты знаешь местные нравы. Они скажут, Гигант не допустил бы преждевременные роды. Это грозит бедой. Кугаба боится. Я не знаю, что делать.

35
{"b":"12159","o":1}