ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это было триста лет назад. — Надеюсь, вулкан потух.

Я боялась, что он может задать мне трудные вопросы, на которые у меня нет ответов, поэтому я откланялась. Письма положила в сумочку. Интересно, как отреагирует Сюзанна, узнав, что на улице Сиднея меня приняли за нее.

В день отплытия стояла сильная жара. С палубы я любовалась гаванью. Мы вышли в открытое море, земля растаяла на горизонте, а я все еще стояла на палубе.

Мне хотелось повидать родителей, но я все же боялась своего возвращения. Сюзанна уже готова к отъезду. Бедный Филип поедет ли за ней?

О, Сюзанна, зачем ты приехала и разрушила нашу жизнь!

Мы в пути уже несколько дней, скоро увидим землю. Ночью я проснулась от сильной качки. Необычное явление для этих мест.

Спустившись к завтраку, я поняла: что-то случилось. Люди возбужденно разговаривают, на лицах написано ожидание. Я спросила, что произошло.

— Пока не известно.

Внезапно началась сильная качка. Корабль остановили, потому что качка только усиливалась.

Утром в воздухе появился странный запах, резко запахло серой, на небе повисла тяжелая туча.

По кораблю поползли слухи. Я остановилась поговорить с женщиной, стоявшей на палубе. Она сообщила:

— Говорят, где-то на острове извержение вулкана…

Меня охватил панический страх.

— На каком острове? На каком? — заплакала я.

Она покачала головой:

— Не знаю. Они здесь все вулканические.

Меня затошнило. Перед глазами возникло мрачное лицо Кугабель, предсказывающей, что Гигант недоволен.

На меня нахлынула фатальная неизбежность происходящего: Гигант перестал ворчать и дал волю своему гневу.

Капитан не знал, как поступить.

Он должен доставить на острова грузы и неизвестно точно, на каком острове извержение. Как только море успокоилось и качка прекратилась, он приказал продолжить плавание.

Я стояла на палубе, когда перед нами показался наш остров. На вершине горы видны языки пламени и клубы дыма.

Я обратилась к капитану:

— Там мой дом. Мне надо увидеть все своими глазами.

— Я не могу позволить вам сойти на берег. Это опасно.

— Но там мой дом, — твердила я.

— Я посылаю на берег две шлюпки проверить, есть ли там живые и раненые.

— Я поплыву с ними.

— Я не могу вам позволить.

— Тогда я поплыву сама. Вы меня не остановите. Мне ладо увидеть самой… Там мои родители…

Он видел, что я стала неистовой от горя.

— Под вашу ответственность, — сдался он.

Я стояла на когда-то прекрасном острове и ничего не узнавала вокруг. Только Гигант оставался на месте, огромный и грозный. Склоны горы почернели от горящей лавы, обрушившейся на плодородные земли. Оставшиеся хижины завалены слоем золы и пепла. На земле следы горячей пемзы и остывающей лавы. Темно как ночью. От красивого здания больницы осталась лишь груда камней.

— Где вы? — прошептала я. — Анабель, Джоэл, Филип… Сюзанна, Кугаба, Кугабель… где?

Повсюду реки грязи, вулканическая пыль, смешиваясь с водой, образовала эту смесь и смыла хижины местных жителей.

Повсюду камни, выброшенные из кратера вулкана.

Невозможно поверить своим глазам. Это какой-то кошмар. Ясно, что никто не смог пережить такой катаклизм природы.

Все потеряно… все. Вся моя жизнь стерта с лица земли. Зачем я насмехалась над Ворчливым Гигантом? Мы все насмехались, зачем? Почему мы не слушали местных жителей?

В итоге он все разрушил, уничтожил моего отца и его мечты о будущем, мою любимую маму, Сюзанну, Филипа, всех…

Я спаслась чудом, благодаря свадьбе Лауры. Но ради чего? Я осталась одна… безутешной. Лучше б я была с ними.

Капитан смотрел на меня добрыми глазами.

— Ничего нельзя сделать. Вам надо вернуться в Сидней.

В голове у меня пусто. Не могу думать о будущем. Думаю лишь об одном… Они все мертвы.

Мне не хотелось возвращаться в Сидней. Мне хотелось остаться здесь, где мы были так счастливы. Мне хотелось разрыть завалы.

— А вдруг?..

Капитан покачал головой.

— Выжить никто не мог. Где бы они спрятались?

Я заплакала. Он пытался меня успокоить.

— Вы не должны огорчаться.

— Огорчаться? Мой дом… мои родители, все, что я любила… все погибло, а я не должна огорчаться! Скажите, как все было для них?

— Все случилось быстро, без какого-либо предупреждения. Просто неожиданный взрыв… внутри кратера…

— Ворчливый Гигант, — истерически закричала я, — мы смеялись над ним, над его ворчанием. А там таилось зло.

— Дорогая мисс Мейтленд, теперь бесполезно об этом говорить. Уверен, все произошло очень быстро и они не страдали.

— Все кончено… надежды, мечты… все.

— Позвольте я провожу вас на корабль. Мы вернемся в Сидней, и вы сможете подумать о будущем.

— Будущем? — Конечно, мне придется думать о будущем, ведь я должна жить.

Но мне не хотелось жить без них. Меня только мучила мысль, как все случилось. Хотелось знать, что они делали в последний миг. Моя мама, которую я любила больше всех, мисс Анабель, она всегда приносила столько счастья девочке в коттедж, где не было любви, она так смеялась… а теперь ее нет. Я знала, что такое любить и быть любимой, а теперь?

Я не могла представить, как буду жить без нее.

— Расскажите мне, как все случилось? — крикнула я опять.

— Произошло извержение вулкана. Его считали потухшим, извержений не было триста лет. Лишь иногда из кратера вылетали камни.

— Внутри вулкана постоянно гудело, островитяне называли его Ворчливым Гигантом.

— Мне известно, у местных много предрассудков по поводу вулкана. То, что они не в силах понять, они наделяют сверхъестественной силой. Море стало бурным, видите, оно отошло от берегов. Вокруг много мертвых морских животных. После огня извергается лава, она накрыла остров.

— Огненная лава…

— А из вулканической пыли во влажном воздухе образуется жидкая грязь… Пойдемте, мисс Мейтленд. Я доставлю вас на корабль. Нужно быстро отплыть. Я хотел убедиться, что никому уже не поможешь. Никто не выжил. Теперь вы сами это видите. Пойдемте.

— Я хочу остаться, — безумно кричала я. — Здесь мой дом.

— Теперь нет, — печально сказал он. — Нам пора возвращаться. Здесь может быть опасно. Вдруг будет повторное извержение?

Он крепко взял меня за руку и повел к шлюпке. Мы вернулись на корабль. Я знала, что нескоро забуду вид разрушенного острова. Больница, плантации… все мечты, все погребено под лавой и пеплом.

Я находилась в состоянии ступора. Капитан отвел меня в гостиницу. С благодарностью я вспоминаю его доброту и сочувствие. Все по-доброму относились ко мне, так всегда происходит в моменты больших несчастий. Управляющий гостиницы поселил меня в комнату, которую я занимала до отъезда.

Я не выходила из комнаты двое суток, ничего не ела, просто лежала на кровати. Иногда я засыпала от опустошенности и усталости, и тогда наступало благословенное забвение. Пробуждение было ужасным, потому что сразу на меня наступала реальность.

Через двое суток я немного пришла в себя. Приехала миссис Халмер, до нее дошли известия о случившемся. Она пригласила меня к ним на ферму, чтобы я там могла оправиться от шока.

Я обдумывала ее предложение. Не уверена, хочу ли я ехать к ним. Ведь у них в доме тоже траур, их сын Филип стал жертвой извержения вулкана. Она сказала, мы будем вместе оплакивать наше горе и поддерживать друг друга.

Увидев, что я не в состоянии принять решение, она сообщила, что вернется через неделю. Но я буду желанной гостьей на ферме в любое время.

— Ты подумаешь, чем будешь заниматься. Мы вместе подумаем. На ферме тебя никто не побеспокоит.

С ее уходом как будто закрылся занавес, отгородивший меня от всего, кроме моего горя.

Что мне делать? Как жить дальше? У меня нет ни семьи, ни дома. Куда мне пойти? Чем заняться?

43
{"b":"12159","o":1}