ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Белое безмолвие
Шоу обреченных
Неизвестный террорист
Лавка забытых иллюзий (сборник)
«Черта оседлости» и русская революция
#Сказки чужого дома
Битва за воздух свободы
Дори и чёрный барашек

— Бедный Эсмонд, — эхом откликнулась я.

— Тебе не следовало уезжать от него на такое долгое время, Сюзанна.

— Ты права.

Я сменила тему, спросив, не болит ли у нее спина. Она подробно стала рассказывать о своем здоровье.

Я поднялась к себе. Спать совсем не хотелось. Нужно поступиться своими принципами и дочитать дневник Эсмонда о самоубийстве Сола.

Я разделась, легла в кровать и взяла дневник. Читаю.

«Беспокойная ночь. Ждал С. Она не пришла. Скорей бы она согласилась на наш брак. Она твердит: „Не сейчас, еще не время“. У нас Гарт. Они с С. без конца спорят. Я пытался их примирить, но она называет его выскочкой. Меня поражает С. Она ненавидит Гарта и Сола Крингла».

Следующая запись:

«Приехал Малком. Он не ладит с С. У них холодные отношения. Она его презирает, он ее игнорирует или делает вид. Я не верю, что можно с равнодушием относиться к С.

С. отсутствовала весь день. Интересно, где она? Спрашивать бесполезно. Она терпеть не может, когда за ней «шпионят». Это ее словечко. Заметил, как она выходила из конюшни и долго разговаривала с Гартом. Я наблюдал из окна своей комнаты. Я беспокоюсь, когда они вместе. Все время боюсь, что она ему нагрубит и разразится скандал. Но теперь отношения у них немного наладились. Я спустился вниз встретить ее. Она разгоряченная, а когда я ей это сказал, она резко парировала: «Сейчас не зима». Рассердилась. «Следил за мной?» «Да, я видел, как ты беседовала с Гартом. Я рад, что ты теперь меньше с ним ссоришься». «Неужели?» «Да, вы беседовали вполне дружелюбно». «Я никогда не буду дружелюбной с этим человеком», — закричала она на меня. Потом она рассмеялась и поцеловала меня. Когда С. меня целует, я не могу думать ни о чем другом. Хорошо бы так было всегда.

Прошлой ночью ко мне пришла С. Я никогда не уверен, придет ли она. Она странно ведет себя. Принесла бутылку сидра, которую ей подарила Кэрри Крингл. «Бедный Эсмонд, ты, наверное, ужасно себя чувствуешь, когда я прихожу к тебе ночью вот так. Не хочешь — этого больше не повторится». Как характерно для нее. Она знает, как я ее хочу. Иногда это ее радует, иногда раздражает. «Напиток возбудит твой пыл и умерит твою скромность. Давай выпьем». Она наполнила два бокала, которые принесла с собой. Она поднесла бокал к моим губам и заставила выпить. Сама только пригубила свой бокал. Я опьянел. На утро я проснулся, она уже ушла. Одно стихотворение Китса напоминает мне С. La belle dame sans merci. С. меня чарует. На следующее утро я заболел. Боюсь, виноват ее сидр. С. пришла меня навестить. «Не может быть из-за сидра. Я же не заболела». Я напомнил ей, что она только пригубила свой бокал. «Нет, я тоже выпила целый бокал», — резко возразила она».

Следующая запись месяц спустя:

«Сегодня мне лучше. Слабость проходит. С. готовится к отъезду. Говорит, хочет повидать своего отца. Думаю, она расстроилась из-за Сола. Он повесился в сарае вскоре после моей болезни. Ходят сплетни, что С. превратила его жизнь в ад и даже грозила забрать у них ферму. Это несправедливо. Она много времени проводит в доме Кринглей. Как это неприятно. Мне понятно ее стремление уехать».

Далее записи отрывочные:

«Получил письмо от С. От адвоката она узнала адрес отца. Он живет на далеком острове, пишет она, где является белым вождем. Она жаждет вcтречи с ним. Сегодня приехал Гарт, а вчера Малком. Мне приятно их видеть».

«Немного тошнит. Такие же ощущения, как и во время первой болезни несколько месяцев назад. Опять слабость, тошнота. Должен был объезжать угодья с Джефом. Малком поехал вместо меня».

«Сегодня немного лучше, а вечером опять хуже. Придется вызвать врача».

«Постоянно желаю, чтобы С. была рядом. Когда она вернется? Малком обещал остаться жить в замке, если мне будет нужна помощь. Я понимаю, он меня считает слабаком. Я поблагодарил его за помощь. Когда вернется С., мы поженимся. Она не захочет, чтобы здесь жил Малком. Нужно обдумать, как все устроить».

Следующая запись через неделю:

«Сильно болел и не делал записей. Слишком ослаб, чтобы много написать сегодня. Постоянно думаю о С. Малком и Гарт очень хорошие. Как бы я хотел избавиться от беспокойства».

Это последняя запись. Я поняла, он вскоре умер.

Я закрыла дневник и задумалась. Я нисколько не приблизилась к разрешению тайны Сола Крингла, но теперь я больше знаю о Сюзанне и Эсмонде.

Помню слова Кугабель: «Она колдунья, чародейка». Возможно, Кугабель была права. Я не могла заснуть. Какую опасную роль я на себя взяла

«Чем все закончится?» — спрашивала я себя.

Глава 8

Письма из прошлого

На следующее утро Джеф Карлтон прибыл в замок. Его дом расположен в полумиле от стен замка. Там жили управляющие в течение нескольких поколений. Джеф ценил комфорт и соответствующим образом обустроил свое жилище. Он жил один, у него в услужении находилась семейная пара. Джанет говорила, что его дом лучше замка, потому что в нем не бывает сквозняков.

Джеф умел получать удовольствие от жизни. Он тщательно вел дела, но к замку относился без идолопоклонства. Если б он перешел работать в другой замок, через некоторое время он с таким же вниманием относился бы к нему, как прежде к замку Мейтленд. Джеф был нормальным человеком и хозяином своей жизни. Нам повезло иметь такого управляющего.

Он сообщил, что договорился с кровельщиком, и в течение следующего дня крыша в коттедже Гренни Белл будет отремонтирована.

Я сказала, что сама пойду к хозяйке с приятными новостями.

— Вы доставите ей удовольствие. Людям нравится, когда ими интересуются.

В такие моменты я чувствовала себя почти счастливой. Мне хотелось сделать для этих людей как можно больше, облегчить их жизнь. Тогда я успокаивала себя: пусть я выдаю себя за другую, но я приношу больше пользы, чем она.

Это меня не оправдывало, но все же шло в мою пользу.

Поэтому я ехала верхом в отличном настроении, хотелось петь при виде зеленых полей и кустов, растущих на межах. Щеки обдувал легкий ветерок.

Я привязала коня, постучала в дверь и вошла, хотя мне никто не ответил.

В доме тихо. В гостиной стол покрыт шерстяной скатертью, над камином торжественно тикают часы.

— Вы дома, миссис Белл?

Я постучала в смежную комнату и услышала тихий звук. Вошла. Миссис Белл лежала на кровати бледная, лицо измученное, рука на груди.

— Что случилось? — встревожилась я.

Она повернула ко мне глаза. Я видела, что она испытывает сильную боль.

— Сейчас я приведу врача, — пообещала я и вышла.

Я поскакала к доктору Клегхорну. Раньше в этом доме практиковал мой отец. Я знала местонахождение дома, потому что несколько раз проезжала мимо.

К счастью, врач был дома, и мы отправились к миссис Белл.

Врач осмотрел больную и велел ей лежать. Он обещал прислать медсестру.

— Чем я могу помочь? — спросила я.

— Просто вы убедите ее не вставать до прихода медсестры.

На улице он произнес:

— У нее мало шансов на выздоровление. У нее давно больное сердце, к тому же возраст. Самое большее — она проживет несколько месяцев, и она уже не встанет с постели.

— Бедная старушка, — посочувствовала я. — Надо сделать так, чтобы она хотя бы ни в чем не нуждалась.

Врач странно посмотрел на меня.

— Вы очень добры. Ей будет приятно, если ее кто-то навестит. Внимание всегда помогает. Нам необходима больница. Ближайшая находится в двадцати милях. Одно время шли разговоры о строительстве здесь больницы…

Да, я знаю, подумала я. Но ту больницу построили на далеком острове, и ее разрушил Ворчливый Гигант.

Я дождалась прихода медсестры и потом вернулась в замок обедать. Малком был в столовой, но я не беспокоилась, мы говорили о Гренни Белл.

— Клегхорн сказал мне, что ты приезжала за ним. Если бы не ты, она бы умерла.

— Я зайду к ней днем. С ремонтом крыши придется повременить, пока ей не станет лучше. Сейчас нельзя этим заниматься, она так слаба.

55
{"b":"12159","o":1}