ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Это из-за ее отца. Она вас просит прийти к ней как можно скорее.

Я переоделась в костюм для верховой езды, взяла лошадь и отправилась в коттедж к Ли. Она ждала меня с тревогой в глазах.

— Мой отец оставил вам записку. Велел передать вам в собственные руки.

Я прочитала следующее:

«Я хочу вам кое-что сказать, мисс Сюзанна. Вы пытались убить мистера Эсмонда, и мой брат помогал вам в этом. Брат был хороший, а вы — ведьма, а против ведьм мало кто может устоять. Теперь вам придется заплатить за это. Я хочу, чтобы вы записали за мной ферму в аренду до конца моих дней и чтобы потом она перешла к моим сыновьям. Мне нужны новые инструменты, чтобы сделать ферму прибыльной. Можете называть это шантажом. Может, так оно и есть. Но вы не сумеете выдать меня, не выдав и себя. Приходите в сарай, где повесился наш бедный Сол. Приходите в 9 часов вечера с подписанной бумагой, где будет написано все, что я прошу. Я вам дам слово молчать о том, что знаю. Если вы меня подведете, то на следующий день все узнают, что вы получили от Сола, и почему он повесился ».

Невидящим взором я смотрела в записку, потом свернула ее и убрала в карман.

— О, мисс Сюзанна, надеюсь, все не слишком плохо, — встревожилась Ли.

Я с грустью посмотрела на Ли. Жаль, что я не увижу ее ребенка, когда он родится, я буду далеко отсюда. А где? Пока не знаю. Я больше не увижу замок. И никогда не увижу Малкома.

Не помню, как я дожила до вечера. А днем я показала Джанет записку от Джекоба Крингла.

— Пахнет шантажом, — решила она.

— Он ненавидит Сюзанну, и я его понимаю. Он обвиняет ее в смерти Сола.

— Тебе нельзя ходить туда ночью… одной.

— Я скажу Малкому.

— Да, надо облегчить душу. Уверена, он не слишком рассердится. Вы ему нравитесь. Вы такая противоположность настоящей Сюзанны. Он ее терпеть не мог.

— Мне придется уехать, Джанет.

— Вы вернетесь. Я это чувствую. Но надо все сказать Малкому Это самое лучшее решение.

Я ушла из замка, чтобы не обедать со всеми. Проведу здесь последний день, ведь Малком вернется позже. Сегодня не удастся с ним поговорить. Завтра.

Я перечитала записку Джекоба Крингла. Странно, но я стала думать, какие инструменты следует ему дать, чтобы у него появился стимул работать хорошо. Я же знаю, он хороший крестьянин. Со временем я бы дала ему все, что он требует. Но он меня ненавидит, принимает меня за Сюзанну. Я понимала, он жаждет мщения. Но как я могла сказать ему, что я не Сюзанна?

Я сидела с запиской в руке. Вошел Гарт.

— А, маленькая самозванка. Рада меня видеть?

— Нет.

— А что у тебя в руке?

Он выхватил записку, прочитал, и выражение его лица изменилось.

— Глупец. Он слишком много знает.

— Я не пойду к нему.

— Нет, ты должна.

— При первой возможности я все расскажу Малкому, тогда не надо будет встречаться с Джекобом Кринглем.

Он внимательно изучал меня, прищурившись.

— Если ты не пойдешь к нему, он сам явится в замок. Он будет кричать на всех углах. Ты должна встретиться с ним и объяснить, что ты не Сюзанна. Сюзанна умерла, скажешь ему. Это положит конец шантажу. Это единственный выход.

— Полагаю, сначала надо сообщить Малкому.

— Малком сегодня вернется поздно, придется сначала встретиться с Джекобом. Я пойду с тобой и смогу тебя защитить.

— Обойдусь без тебя.

— Отлично. Но ему никто не позволит трезвонить по всем углам об этом, — он похлопал по записке.

— Я увижусь с ним вечером и все объясню. Он кивнул. К моему удивлению, он мне больше не докучал.

Я решилась. Скажу Джекобу, что я не Сюзанна и никогда не видела его брата Сола. Скажу, что Сюзанна умерла. Возможно, мои слова умерят его жажду мести. Потом вернусь домой и во всем признаюсь Малкому.

Я почувствовала легкость на душе. Мой сумасшедший маскарад подходит к концу. Я должна заплатить требуемую цену и вынести то, что меня ожидает. Я это заслужила.

Казалось, день никогда не закончится. Я радовалась, когда подошло время ужина, хотя есть я не могла. Гарт, Эмералд и я говорили о чем-то за столом, я плохо помню. Все мои мысли были о встрече с Джекобом Кринглем, а потом с Малкомом. Я боялась вечера и одновременно ждала его наступления.

После ужина я переоделась в костюм для верховой езды.

Было половина девятого, до сарая я доберусь за десять минут.

Вошла расстроенная Джанет.

— Лучше не ходи. Мне это не нравится.

— Я должна, Джанет. Надо объясниться с Джекобом. Я заняла место Сюзанны, и он обвиняет меня в смерти брата. Надо ему все объяснить.

— Он написал такое письмо. Шантаж чистой воды, а шантажисты плохие люди.

— Все не так просто. Думаю, в этом случае есть разница с обычным шантажом. В любом случае, я решилась.

Мы услышали цокот копыт.

— Это Малком вернулся. — Джанет пристально смотрела на меня.

— Я ему скажу. Вернусь и все ему расскажу.

— Не ходи, — умоляла меня Джанет. Но я покачала головой.

Я вышла, а она провожала меня глазами.

В конюшне я взяла своего коня и увидела коня Малкома.

Он еще не расседлан. Мне надо торопиться.

Я направилась, к сараю, в лунном свете он выглядел довольно мрачно. После того, как меня закрыли в нем, я не перестаю бояться этого места. Пока я привязывала коня, появился всадник. Он соскочил с коня. Гарт.

— Я иду с тобой.

— Но…

— Никаких «но». Ты не справишься одна. Тебе нужна моя помощь.

— Не хочу я помощи.

— Но я тебе ее окажу, даже если ты не хочешь. Он крепко взял меня за руку, и я не смогла освободиться из его цепких пальцев.

— Пошли, — скомандовал он.

Дверь сарая скрипнула, и мы вошли. Джекоб сидел там, в руке фонарь, а пугало по-прежнему свисает с потолка.

— Вы пришли, мисс… — Он осекся, увидев, что я не одна.

— Да, я пришла сказать, что вы ошиблись.

— Не я. Нет, мисс, вы меня не заговорите. Мой брат Сол убил себя, но это вы довели его до петли.

— Нет, я не Сюзанна. Я ее сестра. Я заняла ее место.

Гарт так крепко сжал мою руку, что мне стадо больно.

— Заткнись, дура, — процедил он сквозь зубы. Громко он сказал:

— Ты это о чем, Крингл? Пытаешься шантажировать мисс Мейтленд?

— Мисс Мейтленд разорила мою семью, потому что довела до петли моего брата. Мы оплакиваем его. Я хочу получить шанс начать сначала. Вот и все. Отстроить ферму. Она забрала у нас брата, пусть даст нам ферму.

— А что ты сделаешь, добродетельный крестьянин, если я тебе скажу, что после этого разговора ты потерял свою ферму.

У меня сжало горло:

— Нет, нет… неправда.

— Я скажу, что я тогда сделаю. Здесь вам двоим будет жарко. Я натравлю на вас закон, — выкрикнул Джекоб.

— Знаешь, что ты сейчас сделал, Крингл? — спокойным голосом объявил Гарт. — Ты только что подписал свой смертный приговор.

— Что вы хотите сказать? — начал Джекоб.

Я закричала, потому что Гарт вытащил пистолет и направил его на Джекоба. Но тот оказался слишком ловким. Он рванулся к Гарту и схватил его за руку, в которой был пистолет.

Они начали схватку, а я прижалась к стене.

Раздался выстрел, и в этот момент кто-то вошел. Я в ужасе уставилась на стену, по которой растекалась кровь. Пистолет упал на землю, и Джекоб Крингл взирал на тело, распростертое у его ног.

Вошедший оказался Малкомом. Я успокоилась, увидев его.

Он склонился над Гартом.

— Он мертв, — спокойно констатировал он.

В сарае стало тихо. Фонарь освещал место трагедии. С потолка свисало ужасное пугало с нарисованным оскалом рта. А на полу лежал Гарт.

Джекоб закрыл лицо руками и зарыдал.

— Я его убил. Я убийца… Это сатана меня толкнул.

Малком молчал. Я думала, этот ужас никогда не кончится. Мне не верилось, что я не сплю. Мне так хотелось проснуться от жуткого кошмара.

64
{"b":"12159","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шоу обреченных
День Нордейла
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Паутина миров
Чистая правда
Крокодилий сторож
Метро 2033: Перекрестки судьбы
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Львиная доля серой мышки