ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стеклянная ловушка
Игра в сумерках
Девушка с глазами цвета неба
Синдром Е
Она доведена до отчаяния
На Туманном Альбионе
Леди и Некромант
Апельсинки. Честная история одного взросления
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас

— Да, ты позднее всех идешь из школы. Почему?

— Меня оставили после уроков переписывать молитву.

— «Я верую в Бога-отца…», а ты веруешь, девочка?

— Конечно. Все веруют.

— Неужели? Тогда ты должна знать, что Бог будет следить за тобой и защитит от всех опасностей и страхов ночи. Даже от незнакомцев на кладбище. Зайдем на минутку, пожалуйста, покажи мне церковь. Уверен, что прихожане гордятся мозаичными стеклами.

— Викарий гордится, о них даже писали в газете. У него хранятся вырезки. Можете посмотреть, если желаете. Он с удовольствием покажет вам их.

Он все еще держал меня за руку и тянул к двери. Мельком взглянул на объявление, сообщающее о различных собраниях на этот месяц.

В церкви я почувствовала себя спокойнее. Священная атмосфера прибавила мне мужества. Я знала, ничего ужасного не может произойти внутри этих стен, где золотой крест и эпизоды из жизни Христа изображены в красных, голубых и золотых красках на окнах.

— Красивая церковь, — заметил мужчина.

— Да, но мне надо идти. Викарий вам покажет церковь.

— Минутку, лучше посмотреть ее при дневном свете.

— Скоро стемнеет и мне…

— Да, тебе надо вернуться до темноты. Как тебя зовут?

— Сьювелин.

— Какое милое и необычное имя. А фамилия?

— Кэмпион.

Он кивнул, словно ему доставило удовольствие слышать мою фамилию.

— Ты живешь в коттедже «Дикая яблоня»?

— А вы откуда знаете?

— Я видел, как ты туда входила.

— Значит, вы раньше наблюдали за мной.

— Я просто был поблизости.

— Мне пора идти, иначе тетя Амелия рассердится.

— Ты живешь с тетей Амелией?

— Да.

— А где твои папа и мама?

— Мне надо идти. Викарий покажет вам церковь.

— Да, через минуту. А что за леди посещала тебя пару дней назад?

— Я знаю, кто. Вы сердились, потому что на станции не было пролетки.

— Правильно. Мне сказали, она только доедет до коттеджа «Дикая яблоня» и сразу вернется на станцию. Та леди очень красивая. Как ее зовут?

— Мисс Анабель.

— Ясно. Она часто навещает тебя?

— Да.

Он неожиданно приподнял мой подбородок и посмотрел мне в лицо. Я подумала, что он дьявол и ищет родинку.

Я сказала:

— Я знаю, что вы ищете. Отпустите меня домой. Если хотите посмотреть церковь, попросите викария.

— Сьювелин, в чем дело? Что я ищу? Ответь.

— К дьяволу это не имеет никакого отношения. Я с ней родилась. Можно даже родиться с пятном, похожим на клубнику, если перед рождением ребенка мама любила клубнику.

— Что?

— Ничего странного. У многих бывают родинки.

— Твоя родинка очень симпатичная. Сьювелин, ты добрая девочка, и я провожу тебя до дома.

Я почти выбежала из церкви. Он шагал рядом. Мы быстро миновали кладбище и дошли до деревни.

— Вон твой дом. Ты беги, а я посмотрю отсюда, чтобы ты благополучно добралась. Спокойной ночи, Сьювелин, спасибо, что ты по-доброму отнеслась ко мне.

Я побежала.

Я уже входила в свою комнату, как тетя Амелия вышла из своей.

— Ты опоздала.

— Меня оставили после уроков. — Она улыбнулась с довольным видом. — Меня заставили переписывать молитву.

— Это тебя научит послушанию.

Я пошла к себе. Нельзя рассказать тете о незнакомце. Все так странно. Почему он шел за мной? Хотел, чтобы я показала ему церковь, а сам и не смотрел вокруг. Так все загадочно. По крайней мере, я не поддалась страху и убедилась, что это никакой не призрак, а обычный человек.

Интересно, увижу я его снова?

Но больше мы не встретились.

На следующий день я зашла к Мэтти Грей, и она рассказала мне, что джентльмен выехал из гостиницы. Том нес его багаж до пролетки, а на станции он сел в вагон первого класса. — Он настоящий джентльмен, ездит первым классом и в гостинице заказывал все самое лучшее. У Джона Джефферса не часто останавливаются такие постояльцы. А Тому он дал шиллинг, когда приехал в гостиницу, и еще один, когда уезжал. Настоящий джентльмен.

Я задумалась, рассказать ли Мэтти о моей встрече с ним на кладбище. Я сомневалась. Может, расскажу ей когда-нибудь… но не теперь.

В конце недели меня покинуло чувство тревожного ожидания, возникшее после встречи с незнакомым джентльменом. В конце концов в церкви он показался мне добрым. У него такое привлекательное лицо, немного напоминает Джоэла. У них похожие голоса, и улыбаются они одинаково. Он посетил нашу церковь и решил, раз я живу в деревне, могу рассказать ему о церкви. Вот и все.

Я знала, он не обращался к викарию, потому что уехал следующим утром.

Был холодный день. Хотя мисс Брент разожгла камин в классе, пальцы немели от холода, и портился почерк. Мы все обрадовались, когда часы пробили три раза, и мы могли бежать домой. Я заглянула к Мэтти, Она сидела у гудевшего камина. На выступе грелся закопченный чайник. Скоро Мэтти заварит чай.

Как обычно, она приветствовала меня сопящим смехом, сотрясавшим ее пухлое тело.

— Ну и денек. Ветер дует с востока. Даже собака не выйдет на улицу в такую погоду, разве только по крайней нужде.

Я уселась у ее ног, хорошо бы пробыть у нее до вечера. У нас дома не так уютно. Я знаю, что у Мэтти на каминной полке пыль, под ее стулом хлебные крошки, но в ее доме так тепло и уютно, у нас так не бывает. Я подумала о своей ледяной комнате, по сверкающему линолеуму надо ходить осторожно, иначе упадешь. Разденешься, ныряешь в холодную постель и трясешься от холода. У Мэтти есть грелка, она кладет ее в кровать. Вошел Том.

— Привет, бабушка.

Мне он кивнул. Он всегда меня стесняется.

— Разве тебе не надо сегодня быть в гостинице?

— У меня свободный час. В такую погоду будет мало приезжих.

— Да, настоящие джентльмены приезжают не каждый день.

— А жаль.

Помимо воли я стала им рассказывать о встрече на кладбище. Сначала я не собиралась делать это, но мне тоже захотелось выделиться. Ведь Том нес его вещи и заработал шиллинг. Мне хотелось, чтобы они узнали, что я его тоже видела.

— Такие люди всегда интересуются церквями и всяким таким, — заметил Том.

Мэтти согласно закивала.

— Однажды сюда приезжал джентльмен… изучал надгробия. Сядет, бывало, у памятника сэру Джону Эклстоуну и вытирает его салфеткой. Да, встречаются такие.

— Меня оставили после уроков, и я пошла домой через кладбище. А он там… ждал.

— Чего ждал? — переспросил Том.

— Не знаю. Он хотел, чтобы я пошла с ним в церковь, а я говорю, викарий все расскажет про церковь.

— Викарий любит объяснять. Как только начнет говорить про своды и окна, его не остановить.

— Забавно, но, кажется, он хотел посмотреть не церковь, а меня.

Мэтти строго посмотрела на Тома.

— Том, я тебе велела присматривать за Сьювелин.

— Я так и делаю, бабушка. Ее же задержали в тот день, а мне надо было идти на работу в гостиницу.

— Сьювелин, дорогуша, нельзя ходить ни в какие церкви с незнакомыми мужчинами. Ни в церковь, никуда.

— Я не хотела, Мэтти, он меня заставил.

— А сколько времени вы там находились? — допрашивала меня Мэтти.

— Минут пять.

— А он только разговаривал? Он не…

Я была в замешательстве. Мэтти пытается мне что-то объяснить, а я не понимаю.

— Ну, неважно. Но запомни. Он уехал, и никаких больше визитов с ним в церковь.

Наступила тишина. Среднее полено прогорело, рухнуло и рассыпалось на тысячи огней. Том взял кочергу и поправил дрова в камине. Он очень раскраснелся. Мэтти почему-то замолчала.

Мне пора уходить, но в следующий раз я спрошу Мэтти, почему она так разволновалась, узнав о моей встрече с тем человеком.

Но такая возможность мне не представилась.

Погода мягкая, туманная, темнеет почти сразу после трех. Я подхожу к коттеджу и вижу станционную пролетку. Что это значит? Мисс Анабель всегда заранее сообщает о своем визите.

Поэтому я не стала заворачивать к Мэтти, как собиралась, а со всех ног бросилась домой.

8
{"b":"12159","o":1}