ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добро пожаловать в Чартли, Ваше Величество, – сказала я. – Боюсь, вы найдете мой замок убогим после Кенилворта, но мы сделаем все возможное, чтобы развлечь Вас – в манере, возможно, недостойной королевы.

– Ну что вы, кузина, – сказала она, поравнявшись со мной, – вы так хорошо выглядите и, по-видимому, в отличном настроении, не правда ли, милорд Лейстер?

Милорд Лейстер устремил на меня взгляд, который можно было бы перевести единым словом: «Когда?» Вслух он произнес:

– Леди Эссекс действительно прекрасно выглядит.

– Это оттого, что развлечения в Кенилворте оживили и омолодили всех нас, – отвечала я.

Королева нахмурилась: она не любила напоминаний о том, что уже немолода. Ее надлежало воспринимать как вечно молодую. Именно в таких вопросах неожиданно проявлялась ее забавная женская глупость. Я никогда не могла понять этого в ее натуре. Но одно было ясно: она полагала, что если будет вести себя как вечно юная особа и вечная красавица, сохраненная некоей алхимической субстанцией, то весь мир поверит в это.

Я поняла, что должна быть очень осторожна, однако присутствие Роберта действовало на меня как крепкое вино, и это было трудно: я стала беспечна и дерзка.

Мы втроем ехали во главе кавалькады: я – с одной стороны от королевы, Роберт – с другой. Это было символично.

Она задавала мне вопросы о состоянии земель, о моем поместье, что показывало редкий интерес и знания вопроса. Королева была очень любезна и сказала, что замок производит прекрасное впечатление своей ухоженностью и внушительностью башен.

Апартаменты удовлетворили ее. Лучших во всем замке было не найти: мы с Уолтером занимали их под спальню, когда он бывал дома. Полог кровати был тщательно отреставрирован, а настил из душистых трав придавал помещениям свежий аромат.

Еда была великолепна, а прислуга, возбужденная и восхищенная визитом королевы, наперебой старалась угодить ей. Она обращалась с ними, по ее традиции, милостиво, и они готовы были пасть ниц перед ней. Музыканты играли ее любимые мелодии, а я подстраховалась, чтобы пиво было не слишком крепким.

Она танцевала с Робертом. Однако и я, как хозяйка, танцевала с ним несколько раз. Королева не позволила бы ему танцевать сколько-нибудь долго с другой.

Он крепко пожимал в танце мою руку, и его пожатие было исполнено смысла.

– Я должен видеть тебя, – проговорил он, обратясь в то же время к королеве и улыбаясь ей.

С рассеянным выражением я отвечала, что мне также нужно многое ему сказать.

– Ты должна знать укромное место в замке, где мы можем поговорить наедине.

– Есть комната в одной из круглых башен… она западная, ею никто не пользуется.

– Я буду там… в полночь.

– Будьте осторожны, милорд, – язвительно сказала я. – За вами могут следить.

– Я привычен к этому.

– В вас заинтересованы слишком многие. Говорят о вас столь же много, как и о самой королеве… так что ваши имена часто сплетены в узел.

– Тем не менее мне нужно видеть тебя.

Он вернулся к королеве, которая уже в нетерпении стучала об пол ногой. Она желала танцевать – и, конечно, с ним.

Я едва смогла дождаться полночи. Я сняла парадный наряд и оделась в шелковое платье с лентами. Мне нужно было многое сказать ему, но я не обманывала себя в том, что не поддамся своей страсти. Я намеревалась быть соблазнительной и опасной, какой вряд ли была бедняжка Дуглас и никогда не была королева. Я знала, что то была моя сильная сторона, как корона при королеве. Я удостоверилась, что Дуглас не приехала со свитой, вероятно, она вернулась к своему и Роберта сыну.

Он ожидал меня. Как только я появилась, я оказалась в его руках и он сразу же попытался стянуть с меня платье.

Но я была решительно настроена сначала все выяснить.

– Леттис, я схожу с ума от желания, – сказал он.

– Мне думается, милорд, это не впервые, когда вы сходите с ума от желания обладать женщиной, – отвечала я. – Я навела справки о вашей жене.

– Моей жене?! Я не женат.

– Я имела в виду не ту, что умерла в Камнор Плейс. Это – в прошлом. Я имею в виду Дуглас Шеффилд.

– Она рассказала тебе!

– Да, и рассказала много интересного. Ты женился на ней.

– Это ложь.

– Неужели? Непохоже, что она умеет лгать. У нее есть кольцо, подаренное тобой… кольцо, которое предназначалось лишь твоей жене. Более важное доказательство, чем кольцо – у нее есть от тебя сын, юный Роберт Дадли. Роберт, ты – лицемер. Интересно, что скажет Ее Величество, когда до нее дойдет эта история.

Он некоторое время молчал, и мое сердце упало окончательно, ибо я очень желала, чтобы он разуверил меня в правдивости этого.

Кажется, он пришел к заключению, что я знаю слишком много для того, чтобы опровергать, и ответил:

– Да, у меня есть сын, да – это Дуглас Шеффилд.

– Значит, все рассказанное ею – правда?

– Нет, я не женился на ней. Мы встретились в Ратлэнде, и она стала моей любовницей. Бог мой, Леттис, что мне было делать! Я столько лет в неопределенном состоянии…

– …водим за нос королевой, которая никак не может решить, нужен ты ей или нет…

– Я нужен ей, – ответил он. – Разве ты не заметила?

– Ты нужен ей рядом с другими – с Хинеджем, Хэттоном и любым другим красивым мужчиной. Разве это показывает, что она желает выйти за тебя замуж?

– Как ее подданный, я обязан подчиниться, если она пожелает.

– Она никогда не выйдет за тебя, Роберт Дадли. Да и как она сможет, если ты уже женат на Дуглас Шеффилд?

– Клянусь, что я не женат! Я не такой дурак, чтобы покончить с карьерой.

– Если нас обнаружат здесь, то твоей карьере тоже придет конец.

– Я готов пожертвовать ею, чтобы быть с тобой.

– Как ты был готов на риск ради того, чтобы быть с Дуглас Шеффилд, женившись на ней?

– Говорю тебе: я не женился на ней.

– Она утверждает противоположное. У тебя есть ребенок.

– Он не первый, рожденный вне брака.

– А как насчет ее мужа? Это правда, что он грозился разводом из-за связи ее с тобой?

– Чушь! – вскричал он.

– А я слышала, что он обнаружил твое письмо к Дуглас, и у него оказалось в руках доказательство твоей связи, что поставило тебя в крайне опасное положение. И, как только он хотел обнародовать это доказательство, он погиб.

– Бог мой, Леттис! Ты что, предполагаешь, что я его убрал?!

– Весь двор был поражен внезапностью этой смерти. И в такой отчаянный момент.

– Но зачем мне его смерть?

– Затем, чтобы не открылась королеве твоя связь с его женой.

– Все это было неважно.

– Но королева могла бы найти это важным.

– Она бы восприняла это как тривиальное приключение. Таким оно и было. Нет, я не желал смерти Шеффилда. С точки зрения моей выгоды, он был нужен мне живым.

– Понятно, что у тебя такие же виды на лорда Шеффилда, каковы они и не графа Эссекса. Если желаешь связи с женщиной, удобнее, чтобы она была чьей-либо женой, чем вдовой, иначе она начнет мечтать о замужестве.

Он молча положил мне руки на плечи и начал стягивать с них платье. Я ощутила знакомую дрожь возбуждения.

– Но я не Дуглас Шеффилд, милорд.

– Нет, ты моя чарующая Леттис, и здесь нечего сравнивать.

– Полагаю, эти слова никогда не достигали ушей королевы.

– Королева выше всего этого. Но я пойду на риск, чтобы она узнала… ради тебя.

– Роберт, – настойчиво сказала я, – я не женщина легкого поведения, чтобы меня то желали, то бросали!

– Я знаю. Я люблю тебя. Я никогда не забывал о тебе. Что-то должно произойти, но ты не должна верить дурным слухам обо мне!

– А что именно произойдет?

– Настанет день, когда мы поженимся. Я знаю это.

– Откуда тебе знать? Ты приговорен быть с королевой. У меня – муж.

– Но все меняется.

– Ты полагаешь, что королева сменит фаворита?

– Нет, я буду фаворитом, но ты будешь моя.

– И ты думаешь, что она согласится на это?

– Со временем. Она постареет.

– Ты жаден, Роберт. Ты желаешь обладать всем и всеми..Ты не удовлетворяешься своей долей. Ты посягаешь на владения других.

36
{"b":"12160","o":1}