ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Храню тебя в сердце моем
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
Одиноким предоставляется папа Карло
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Как запоминать (почти) всё и всегда. Хитрости и лайфхаки для прокачки вашей памяти
Девушка в тумане
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Карантинный мир
Черная башня

Мне было приятно, что он так рискует ради меня.

Он пожимал плечами и делал вид, что ему все равно теперь, однако я знала, что он предпочел бы сохранить все в секрете.

На Новый год я подарила королеве янтарное ожерелье с жемчугами, и она сказала, что очарована им. Впрочем, она заметила мою бледность и спросила, окончательно ли я выздоровела. Роберт решил, что в новых обстоятельствах нужно быть особенно щедрым на подарки, и я помогла ему выбрать красивейшие часы, инкрустированные бриллиантами и рубинами, а также шпильки с аналогичными камнями для прически королевы, чтобы она не почувствовала себя обделенной его вниманием. Я знала: она будет от его подарков в восторге.

Впоследствии я часто видела, как она любовно прикасается к шпилькам и ласкает их пальцами. Часы она держала возле кровати.

Был холодный тоскливый январь, когда в Лондон приехал Жан де Симье. Он был речист, наделен шармом и восхитил королеву, в особенности, когда сделал вид, что ошеломлен красотой и молодостью ее, а она и вправду была на высоте, принимая француза. Она высказала восхищение фактом предложения ей руки, она постоянно об этом думала и говорила, и уже казалось, что ничто не сможет предотвратить брак с д'Анжу.

Она танцевала с ним, играла для него на лютне. Она очень старалась, чтобы отзывы о ней были самые восторженные. Она сказала, что рада, что не вышла когда-то замуж за брата теперешнего герцога д'Анжу, потому что тот был неверен и женился на другой. По ее словам выходило, что она безумно счастлива предложением «милого Альсона», теперешнего д'Анжу.

На радостях она выглядела на десять лет моложе. На придирчиво одевалась и постоянно ругала и щипала прислуживавших ей и причесывавших ее за то, что не угодили.

Прислуживать ей – было и тяжкое испытание, и любопытное зрелище. Она не была раздражительна, однако давала выход коротким вспышкам гнева. Я изумлялась ей, хотя она и прежде выглядела моложе, чем на самом деле, благодаря своей стройной фигуре и удивительно белой коже, о которой неустанно заботилась. Она выглядела прямо-таки как впервые влюбленная девушка. И вновь она обманывала не только официальных представителей, но и сама себя, поскольку не имела действительного намерения выходить замуж.

Она усадила Симье возле себя и всячески заботилась о его благополучии. Она задавала ему бесконечные вопросы о герцоге. Ей хотелось знать, насколько он похож на своего брата.

– Он не настолько высок ростом, – был ответ.

– Я слышала, что король Франции – красивый мужчина, и окружает себя столь же красивыми молодыми людьми.

– Но герцог д'Анжу не настолько красив, как его брат, – был ответ.

– Полагаю, король не слишком умен.

Симье ничего не ответил на это, поскольку не хотелось же ему выдавать себя за предателя интересов своего короля.

– Молодой герцог д'Анжу желает этого брака? – поинтересовалась королева.

– Он поклялся завоевать любовь Вашего Величества, – последовал ответ.

– Нелегко выйти замуж за человека, которого никогда не видела.

Симье с жаром ответил:

– Мадам, стоит Вам лишь подписать его паспорт, и он не замедлит прибыть к Вам.

Теперь начали проявляться ее истинные чувства и намерения: по опыту прошлого я знала, что всегда находилась причина, по которой паспорт так и не бывал подписан.

Роберт был весел:

– Она никогда не выйдет замуж за француза, – сказал он.

– Если она не выйдет, то что она скажет, когда услышит о нашем браке?

– Мне все равно. Она не может ожидать, что я останусь холостяком, если она сама не желает выходить замуж.

Она пожелала, чтобы Симье танцевал только с нею; она намекнула, что желает получать чарующие письма от своего искателя руки; она открыто высказалась, что ей не терпится увидеть его – и при всем этом паспорт остался неподписанным.

Катерина Медичи, мать претендента, становилась все более нетерпеливой. Хитрая, как и сама Елизавета, она понимала, что и это брачное предложение постигнет такая же участь, как другие. Не было сомнения в том, что королева Англии была желанной добычей для ее сына, который только и прославился, что своей исключительной невыразительностью и бездарностью.

Объединившись с королем Франции, она послала тайное письмо Роберту, которое тот показал мне. В письме предлагалось, чтобы по приезде д'Анжу в Англию Роберт стал советчиком и поверенным лицом герцога. Письмо весьма впечатлило и обрадовало Роберта, поскольку показывало то, что и во Франции известно о его влиянии и могуществе.

– Она никогда не выйдет за д'Анжу, – сказал он мне, – я слышал, что он – безобразный жалкий человечек.

– А она всегда питала слабость к красивым мужчинам, – добавила я.

– Это правда, – ответил Роберт. – Стоит появиться красивому лицу, у нее сразу же возникает интерес. Я предупреждал ее, что не стоит играть с французами, и видишь – она не подписала паспорт.

– А что она говорит с тобой наедине? – спросила я. – она объясняет свое кокетство с французским принцем?

– Это уже старо, как мир. Когда я критикую его, она говорит мне, что я ревную, и это приносит ей удовольствие.

– Я всегда удивлялась тому, как при ее уме она умеет быть так глупа.

– Никогда не обманывайся на ее счет, Леттис. Иногда мне думается, что все, что она делает, имеет какие-то скрытые мотивы. Сейчас она держит дистанцию между Англией и Францией, старательно притворяясь, что возможен союз между ними. Я видел, как она проделывает это вновь и вновь. Она твердо намерена сохранить мир – и разве она не права? Англия процветает с тех самых пор, как она взошла на трон.

– По крайней мере, если ты сейчас ей признаешься, она не станет злиться долго.

– Ты не знаешь ее! Ее гнев может быть ужасен.

– Но отчего, ведь она на словах рвется к браку с французским принцем?

– У нее не спросишь, почему. Она впадет в ярость. Это она имеет право вступить в брак, но не я. Мне предназначается быть ее преданным рабом до самой смерти.

– Она рано или поздно все равно это обнаружит.

– Я страшусь даже подумать об этом.

– Ты – страшишься?! Ты всегда умел управлять ею.

– Но я никогда ранее не ставил ее в известность о своей женитьбе.

Я взяла его под руку:

– Ты сможешь сделать это, Роберт. Всего лишь возьми на вооружение весь свой шарм, против которого не умеет устоять ни одна из нас.

Но, возможно, он не настолько хорошо понимал королеву, насколько это ему казалось.

Скрывать тайну моего нового брака от дочерей было невозможно.

Пенелопа была живой и любопытной девушкой, очень похожей на меня, в том числе и внешне, так что наша родственная связь была ясна с первого взгляда. Я не люблю ложной скромности, поэтому могу подтвердить мнение многих: мы были с нею в то время как две сестры.

Дороти была тише, скромнее, но тоже очень привлекательна. Они обе находились в том возрасте, когда живо интересует все происходящее вокруг, в особенности, когда это касается мужчины.

Граф Лейстер был частым гостем у нас; дочери видели скрытность его приходов и уходов – и их интриговала тайна.

Когда Пенелопа спросила меня, не роман ли у нас с графом Ленстером, я ответила ей всю правду, потому что, по моему мнению, это было наилучшим выходом из положения.

Девочки обе были и восхищены, и испуганы.

– Но он же – самый яркий мужчина при дворе! – закричала Пенелопа.

– И почему это должно препятствовать нашему браку?

– А я слышала, что тебе нет равных по красоте, мама, – сказала Дороти.

– Возможно, это говорят при тебе, зная, что ты моя дочь.

– Нет, нет. Это правда. Ты выглядишь так молодо, несмотря на то, что у тебя четверо детей. И, в конце концов, если уж ты немолода, то немолод и граф Лейстер.

Я расхохоталась и сказала:

– Я – не старуха, Дороти. Возраст определяется состоянием души, а моя так же молода, как и твоя. Я решила никогда не стареть.

– Я тоже буду такой, – заявила Пенелопа. – Но, пожалуйста, мама, расскажи нам о нашем отчиме.

48
{"b":"12160","o":1}