ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы беседовали о том, о сем… Мисс Белл достала корзину с завтраком, приготовленную для нас миссис Террас, нашей кухаркой.

— Извините, — обратилась она к дамам, — мы выехали рано утром, и нам предстоит еще долгий путь.

Старшая из дам похвалила нас за предусмотрительность. Что касается ее и дочери, то они позавтракали перед отъездом, а в Плимуте их будет ждать хороший обед.

В корзинке оказались две холодные куриные ножки и хлеб с хрустящей корочкой. Я вспомнила завтрак на площади Ватерлоо, и у меня больно сжалось сердце. Все это было, казалось, так давно — в другой жизни.

— Выглядит очень аппетитно, — заметила мисс Белл, — но, боюсь, нам придется пользоваться собственными пальцами. Вот беда! — Она улыбнулась нашим спутницам и повторила: — Пожалуйста, извините нас.

— В поездках свои трудности, — заметила старшая дама.

— Я захватила с собой влажную фланелевую салфетку, — продолжала мисс Белл, — в предвидении чего-нибудь в этом духе.

Мы съели куриное мясо и пирожки, заботливо уложенные миссис Террас. Мисс Белл достала бутылку лимонада и две чашечки. Еще одно воспоминание о площади Ватерлоо.

Ритмическое покачивание поезда усыпило меня, и я заснула. Проснувшись, я не сразу сообразила, где нахожусь.

— Вы хорошо поспали, — сказала мисс Белл. — Кажется, и я задремала.

— Мы уже едем по Девонширу, — сообщила младшая дама. — Скоро прибудем на место.

Я выглянула из окна на проносившиеся мимо перелески, зеленые луга и плодородную красноватую почву. Мы проехали по тоннелю, и когда он остался позади, я увидела море. Окаймленные кружевом белой пены волны разбивались о темные утесы. Это зрелище привело меня в восторг. На горизонте виднелся корабль, и я подумала о маме, уехавшей за границу. Где она теперь? Когда вернется? Когда я снова увижу ее? Я тогда непременно спрошу у нее, почему отослали меня. Конечно, я рассказала папе, что мы были в гостях у капитана Кармайкла, но ведь это была правда. Да, он видел мой медальон. Неужели это было причиной моей ссылки?

Меня охватила грусть при мысли об Оливии. Хотелось бы мне знать, чем она занимается сейчас.

Наши спутницы уже собирали вещи.

— Скоро Плимут, — сказали они.

— После этого мы пересечем Тамар, — добавила мисс Белл, — и будем ехать по Корнуоллу.

Она пыталась развеселить меня. Путешествовать было интересно, но я не могла забыть о кузине Мэри — этой гарпии, с которой мне предстояло встретиться в конце поездки, не могла отделаться от страшной мысли, что мисс Белл уедет, оставив меня одну в ее власти. Да, мисс Белл стала вдруг мне очень дорога.

Мы подъехали к станции.

Дамы пожали нам руки и сказали, что им было приятно ехать с нами. Мы помахали им на прощание, и они заспешили к встречавшим их людям.

Вдоль платформы двигались пассажиры. Некоторые из них вышли из нашего поезда, другие собирались войти. Двое мужчин заглянули в окно.

Мисс Белл с облегчением откинулась назад, когда они прошли мимо.

— Мне показалось было, что они войдут, — вздохнула она.

— Они хорошенько нас рассмотрели, — со смехом ответила я, — и решили, что мы им не подходим.

— Вероятно, они подумали, что нам приятнее будет ехать с дамами.

— Очень любезно с их стороны, — отметила я.

Но, видно, мы обе ошибались: в тот миг, как раздался свисток, дверь распахнулась, и те самые джентльмены вошли в наше купе.

Мисс Белл надменно выпрямилась — она, по-видимому, не была в восторге от вторжения.

Мужчины уселись на свободные места в углу. Поезд запыхтел, удаляясь от станции, и я стала разглядывать их исподтишка. Один из попутчиков был совсем еще мальчик — может быть, на два-три года старше меня. Другому могло быть лет двадцать с небольшим. На них были элегантные сюртуки и котелки. Последние они сразу сняли и положили на свободные сиденья рядом.

В них было что-то, привлекшее мое внимание.

У обоих были густые темные волосы и темные глаза с тяжелыми веками — проницательные глаза, от которых, должно быть, мало что ускользало. Я вдруг поняла, что именно меня привлекло в этих молодых людях: в них ясно ощущалась какая-то жизненная сила. Казалось, усидеть на месте для них настоящая пытка. Я поняла, что между ними существует родственная связь. Они не могли быть отцом и сыном — разница в возрасте была для этого слишком невелика. Кузены? Братья? У обоих были довольно резкие черты, в частности немного крупные носы, придававшие им высокомерный вид.

Вероятно, я слишком усердно изучала их внешность, потому что глаза старшего тоже остановились на мне. В них появился какой-то блеск, значение которого я. не поняла. Может быть, ему показалось смешным или неприятным мое любопытство? Я не могла этого определить. Во всяком случае, мне стало стыдно за мою невоспитанность, и я покраснела.

Мисс Белл упорно смотрела в окно, как бы показывая, что не замечает присутствия молодых людей. Я была уверена, что, по ее мнению, они проявили бестактность, войдя в купе, где две женщины ехали одни.

Только когда мы проезжали через Тамар, ее природное стремление поучать взяло верх над недовольством.

— Взгляните, Кэролайн. Какими маленькими кажутся издали эти корабли! А вот знаменитый мост, построенный мистером Брунелем в… э-э…

— В 1859 году, — закончил старший из мужчин. — Полностью же джентльмена звали Изамбард Кингдом Брунель.

— Благодарю вас, — с обиженным видом проронила мисс Белл.

Уголки губ молодого человека приподнялись.

— Центральный бок моста уходит под воду на восемьдесят футов от высшей отметки уровня… — продолжал он. — Это на тот случай, если вас интересуют подробности.

— Вы очень любезны, — процедила сквозь зубы мисс Белл.

— Просто я горжусь, — сказал наш попутчик, — этим замечательным произведением инженерного искусства, представляющим вершину творчества мистера Брунеля.

— Да, действительно, — подтвердила мисс Белл.

— Внушительный въезд в Корнуолл, — продолжал он.

— Безусловно.

— Вы можете сами убедиться в этом, сударыня.

Мисс Белл кивнула.

— Мы въезжаем в Салташ, — обратилась она ко мне. — Это уже Корнуолл.

— Добро пожаловать в Дьючи , — сказал мужчина.

— Благодарю вас.

Мисс Белл закрыла глаза в знак того, что беседа закончена, а я повернулась к окну.

Некоторое время мы ехали молча. Я живо ощущала присутствие мужчин, особенно старшего, и мисс Белл, я уверена, тоже. Я на нее немного досадовала — с какой стати подозревать их в непочтительном поведении по отношению к двум беззащитным женщинам? Эта мысль рассмешила меня.

Старший джентльмен заметил, должно быть, что мои губы дрогнули, и в свою очередь улыбнулся. Потом перевел взгляд на мой несессер в сетке.

— Мне кажется, — сказал он своему спутнику, — что произошло приятное совпадение.

Мисс Белл продолжала смотреть в окно, давая понять, что их разговор ее не интересует, что она его и не слышит. Я не была способна на подобную невозмутимость, к тому же не понимала, зачем напускать на себя безразличный вид.

— Совпадение? — переспросил второй. — Что ты имеешь в виду?

Старший постарался поймать мой взгляд и опять улыбнулся.

— Скажите, пожалуйста, прав ли я, предполагая, что вы мисс Трессидор?

— Да, это так, — ответила я слегка удивленно, но тут же поняла, что он прочел мою фамилию на бирке, прикрепленной к ручке несессера.

— И направляетесь к мисс Мэри Трессидор в Ланкарронское поместье Трессидор Мэнор.

— Верно и это.

Теперь мисс Белл вся обратилась во внимание.

— Тогда я должен представиться. Меня зовут Поль Лэндовер, я один из ближайших соседей мисс Трессидор. А это мой брат Яго.

— Как вы догадались, что моя питомица мисс Трессидор? — спросила мисс Белл.

— Ее имя легко было прочесть на бирке. Надеюсь, вы не возражаете против того, что я назвал себя?

— Конечно, нет, — ответила я. Тогда заговорил младший — Яго:

— Мы слышали уже о вашем приезде.

— От кого? — поинтересовалась я.

10
{"b":"12161","o":1}