ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слуги… Наши и мисс Трессидор. Они всегда все знают. Надеюсь, мы будем с вами видеться во время вашего визита.

— Вполне возможно.

— Джентльмены, вы… гм… ездили в Плимут? — спросила мисс Белл, констатируя очевидный факт, но я догадалась, что она решила взять на себя руководство беседой.

— Мы там были по делу, — сообщил младший.

— Разрешите помочь вам с багажом, когда доберемся до Лискерда, — предложил старший.

— Вы очень любезны, — ответила мисс Белл, — но об этом позаботятся.

— Во всяком случае, если мы вам понадобимся… Вероятно, мисс Трессидор пришлет за вами свою рессорную двуколку.

— Насколько мне известно, нас встретят.

Мисс Белл говорила ледяным тоном. Она считала, что джентльмены не заговаривают с незнакомыми дамами, пока их кто-нибудь официально не представит. Мне показалось, что Поль догадывается о причине ее холодности, и это его забавляет.

Воцарилось молчание, не нарушавшееся до нашего приезда в Лискерд. Поль Лэндовер снял мой несессер и сделал знак Яго взять вещи мисс Белл. Несмотря на ее протесты, они проводили нас до экипажа и убедились, что наш багаж вынесли из поезда. Носильщик почтительно поднес руку к фуражке: видно, семейство Лэндоверов почиталось в округе весьма уважаемым.

Мой сундук отнесли к ожидавшей двуколке.

— Вот и ваши дамы, Джо, — сказал кучеру Поль Лэндовер.

— Благодарю вас, сэр, — ответил Джо.

Нам помогли подняться в экипаж, и мы тронулись в путь. Я оглянулась. Братья Лэндоверы стояли с шляпами в руках, смотрели нам вслед и кланялись — немного насмешливо, как мне показалось. Но в душе я смеялась, и мое настроение значительно улучшилось после встречи в поезде.

Мы сидели в двуколке друг против друга, а сундук стоял между нами. Когда город остался позади и мы поехали по проселочной дороге, лицо мисс Белл выразило облегчение. Она, видимо, считала, что сопровождать меня в Корнуолл дело очень ответственное.

— Это ничего себе дорога, — сообщил нам кучер Джо, — только малость ухабистая. Так что вы, леди, держитесь покрепче.

Он не преувеличивал. Мисс Белл ухватилась за свою шляпу, которую нависшие ветки чуть-чуть не сорвали у нее с головы.

— Мисс Трессидор ждет вас, — продолжал Джо, желая, очевидно, поддержать разговор.

— Надеюсь, что ждет, — в тон ему ответила я.

— О да, она прямо как на иголках. — Он засмеялся своим мыслям. — А вы скоро уедете обратно, правда, миссис?

Мисс Белл не очень нравилось, когда ее называли миссис, но на Джо ее поджатые губы и сдержанные манеры не произвели большого впечатления.

Свернув на другую дорогу, он начал что-то тихонько мурлыкать себе под нос.

— Уже подъезжаем, — объявил он через некоторое время и указал на что-то кнутом. — Вон там, видите, Лэндовер Холл. Самое большое поместье в наших краях. Лэндоверы жили здесь с незапамятных времен, так всегда говорит моя миссис. Но вы уже познакомились с мистером Полем и мистером Яго. В поезде, вот оно как. Господи Боже мой, сколько в последние месяцы народу повадилось приезжать в Лэндовер! Помяните мое слово, тут что-то кроется. А ведь Лэндоверы жили здесь…

— С незапамятных времен, — не удержалась я.

— Ну да, так и моя миссис говорит. А теперь он уже виден, Лэндовер Холл, то есть… помещичий дом.

Я ахнула от восхищения. Замечательное это было здание с домиком привратника у самого въезда и зубчатыми бойницами. Оно походило на крепость, возвышающуюся на пологом склоне холма.

Мисс Белл резюмировала по своей привычке:

— XIY век, я полагаю. Построено в эпоху, когда уже не было необходимости возводить укрепления и люди больше стремились создавать уютные дома.

— Самый большой замок в округе… считая и Трессидор Мэнор… который, впрочем, не намного отстал от него.

— Жить в таком доме — да это настоящая сказка, — восхитилась мисс Белл.

— Напоминает лондонский Тауэр, — заметила я.

— О, Лэндоверы жили здесь с…

Джо остановился, и я закончила за него:

— Да, мы уже знаем. С незапамятных времен. Первым человеком, выбравшимся из первозданного хаоса, был, надо полагать, один из Лэндоверов. А может быть, среди их предков числится и сам праотец Адам? Как по-вашему?

Мисс Белл укоризненно посмотрела на меня, но она, вероятно, догадывалась, что мои нервы перенапряжены и я, еще больше, чем обычно, позволяю себе нести все, что мне приходит в голову, не задумываясь о последствиях. В поезде я еще принадлежала к прошлой жизни, но сейчас наступал час радикальных перемен. Я просто еду погостить, твердила я себе. Но вид величественного замка и впечатление, произведенное на меня его обитателями, нашими попутчиками, заставляли меня чувствовать, что все близкое и знакомое осталось позади и я переступаю порог совсем нового мира. Что я в нем найду? Этого я не знала.

Меня одолевала тоска по родной классной комнате, еще больше по Оливии, смотрящей на меня с осуждением своими близорукими глазами из-за какого-нибудь слишком откровенного высказывания. Я вспоминала, какое у нее бывало недоумевающее выражение, когда она пыталась следить за ходом моих хитроумных рассуждений.

— Подъезжаем, — говорил тем временем Джо. — Ведь Лэндоверы наши ближайшие соседи. Как странно, говорят люди, что два таких больших дома построили рядом. Правильно люди говорят, но так ведь всегда было, и уж поверьте мне, всегда будет.

Мы подъехали к кованым железным воротам. Из домика привратника вышел человек средних лет, как мне показалось, очень высокий и худой, с длинными, беспорядочно спадавшими рыжеватыми волосами, в клетчатых брюках и клетчатой шапке, которую он сразу снял. Он открыл ворота.

— Спасибо, Джеми, — сказал Джо.

Джеми довольно церемонно поклонился и произнес с каким-то незнакомым мне акцентом:

— Добро пожаловать, мисс Трессидор… добро пожаловать, сударыня…

Мы поблагодарили его.

Я улыбнулась ему. Лицо у него не было морщинистым, и у меня мелькнула мысль, что он, вероятно, моложе, чем я предположила с первого взгляда. В его наружности было что-то почти детское, а глаза казались удивительно наивными. Мне он сразу понравился. Пока мы проезжали в ворота, я успела рассмотреть стоявший рядом домик с живописной соломенной крышей. Вслед за тем я увидела сад. Меня поразили в нем количество ульев и тонко подобранные оттенки цветов. От этого зрелища захватывало дыхание. Мне захотелось там задержаться, но мы тут же отъехали.

— Какой чудесный сад! — воскликнула я. — А эти ульи!

— О, Джеми заправский пчеловод, — объяснил Джо. — А его мед… Лучше, верно, и не бывает. Он очень им гордится, а уж как любит пчел! Каждую из них знает, это точно. Они для него как дети. Я сам видел слезы у него на глазах, когда с одной из них что-то случилось. Великий он пчеловод, вот что я вам скажу!

Подъездная аллея шла прямо около полумили, потом повернула, и мы оказались перед Трессидор Мэнором, красивым домом эпохи королевы Елизаветы, вызвавшим такие горькие чувства в нашей семье.

Это было внушительное здание из красного кирпича, хотя и менее величественное, чем то, от которого мы только что отъехали. Сразу было ясно, что оно относится к эпохе Тюдоров, потому что с того места, где мы находились, было видно его характерное расположение в виде буквы «Е». Ворота со сторожкой — они выглядели более декоративно, чем в Лэндовер Холле — составляли как бы среднюю черточку «Е», а с двух сторон выступали крылья. Каминные трубы поднимались попарно и походили на классические колонны, а окна со средником были увенчаны лепными украшениями.

— Прибыли, — провозгласил Джо, спрыгивая с козел. — А вот и Бетти Болсовер. Услыхала, верно, что мы подъезжаем, и вышла навстречу.

Розовощекая девушка присела.

— Вы будете, значит, мисс Трессидор и мисс Белл. Мисс Трессидор уже ждет вас. Пожалуйте за мной.

— Я позабочусь о багаже, сударыни, — сказал Джо. — Вот что, Бетти, позови кого-нибудь из конюшни мне на помощь.

— Хорошо, Джо, только отведу этих леди в дом, — ответила Бетти.

11
{"b":"12161","o":1}