1
2
3
...
11
12
13
...
104

Мы последовали за ней в холл. На обшитых панелями стенах висело множество портретов. Наши предки? — подумала я. Бетти вела нас по направлению к лестнице. На верхней площадке уже стояла кузина Мэри.

Я сразу поняла, что это она — у нее был такой властный вид. Кроме того, я обнаружила в ней некоторое сходство с отцом. Высокая и угловатая, с сильно обветренным лицом, она была в простом черном платье и белом чепце на стянутых в узел волосах с проседью.

— А, — произнесла кузина Мэри. Голос у нее был глубокий, почти мужской. В пустом холле он так и загудел. — Входи, Кэролайн, входите, мисс Белл. Вы, должно быть, проголодались с дороги? Ну, конечно, проголодались. А еще эта утомительная поездка. Можешь теперь идти, Бетти. Поднимайтесь же. За багажом присмотрят. Еду сейчас подадут. Что-нибудь горячее. В маленькой гостиной. Так будет лучше всего.

Она продолжала стоять, пока мы не поднялись. Обняв меня за плечи, она заглянула мне в лицо. Я думала, что она меня поцелует, но она этого не сделала. Скоро я узнала, что кузина Мэри не была склонна к проявлению нежностей. Она просто посмотрела на меня и рассмеялась.

— Ты не слишком похожа на отца, — заметила она. — Скорее, на мать. Оно и лучше. Красивой семейкой нас не назовешь. — Она опять усмехнулась и отпустила меня, а так как я собиралась, в свою очередь, обнять ее, то почувствовала себя довольно глупо. Повернувшись к мисс Белл, она пожала ей руку. — Рада познакомиться с вами, мисс Белл. Вы доставили ее ко мне в целости и сохранности, так ведь? Проходите, проходите. Горячего супу, я думаю, вы поедите… а потом прямо в постель. Вам придется снова уехать утром, а следовало бы сперва несколько дней отдохнуть.

— Очень вам благодарна, мисс Трессидор, — сказала мисс Белл, — но предполагается, что я сразу вернусь.

— Распоряжение Роберта Трессидора, насколько я понимаю. Очень на него похоже. Оставите девочку и тут же обратно. Мог и подумать, что вы будете нуждаться в отдыхе после поездки.

Мисс Белл выглядела смущенной. Не в ее правилах было выслушивать критику в адрес своего работодателя. Я же не испытывала подобных угрызений совести. То, что кузина Мэри говорила об отце, не вызывало у меня чувства протеста. Мне было интересно наблюдать за ней: она очень отличалась от того образа, который создался в моем воображении.

Нас отвели в гостиную, куда почти тотчас же подали горячий суп.

Думаю, мисс Белл предпочла бы сперва умыться, но она знала, что в ее положении невозможно противиться желаниям вышестоящих. А то, что кузина Мэри привыкла командовать, сомнений не вызывало.

Это была уютная, обшитая панелями комната, но я чувствовала себя слишком неуверенной и усталой, чтобы обратить внимание на обстановку. Во всяком случае, у меня впереди было много времени для знакомства с моим новым домом. Ели мы с удовольствием — оказалось, что горячая пища нам действительно необходима. После супа подали холодную ветчину и яблочный пирог с топлеными сливками. На столе стоял сидр, и мы запивали им еду.

Пока мы ели, кузина Мэри вышла.

Я шепнула мисс Белл:

— Мне хотелось бы, чтобы вы остались на денек-другой.

— Ничего страшного. Так, может быть, даже лучше.

— Но подумайте только — завтра вам снова предстоит эта долгая дорога.

— Зато я буду испытывать удовлетворение, зная, что вы уже доставлены на место.

— Не уверена, что мне здесь понравится. Кузина Мэри немного… немного…

— Тише! Вы еще не знаете, какая она на самом деле. Мне она показалась очень достойной. Думаю, что это леди, обладающая высокими душевными качествами.

— Она похожа на папу.

— Они ведь двоюродные брат и сестра. Фамильное сходство в таких случаям часто встречается. Это лучше, чем находиться среди совершенно чужих людей.

— Хотелось бы мне знать, что делает Оливия.

— Должно быть, думает о том, что сейчас делаете вы.

— Как было бы хорошо, если бы она приехала со мной.

— Думаю, что и ей этого хочется.

— О, мисс Белл, почему мне пришлось так внезапно уехать?

— Так решили на семейном совете, милая моя.

Она сжала губы, и я подумала, она знает что-то, чем не хочет со мной поделиться.

Меня удивило, что я могла есть с таким аппетитом… Мы кончали обедать, когда кузина Мэри вернулась.

— Ну как? — спросила она. — Лучше себя почувствовали? А теперь, если вы закончили, я отведу вас в ваши комнаты. Вам придется рано встать завтра утром, мисс Белл. Джо отвезет вас на станцию. Вы должны как следует выспаться. Мы дадим вам с собой завтрак и вернем вас кузену целехонькой. Пойдемте сейчас со мной.

Мы поднялись по лестнице. На втором этаже была длинная галерея. Когда мы проходили по ней, с ее стен смотрели на меня сверху вниз давно почившие Трессидоры. Быстро темнело. Это придавало галерее какой-то призрачный вид.

В конце ее находилась другая лестница. Поднявшись по ней, мы очутились в коридоре, куда выходило множество дверей. Кузина Мэри открыла одну из них.

— Это твоя комната, Кэролайн, а в соседней будет спать мисс Белл.

Она похлопала рукой по постели.

— Да, здесь проветрили. А вот и твой сундук. Я не стала бы распаковывать вещи до завтрака. Одна из девушек поможет тебе. Здесь в кувшине горячая вода. Сможешь смыть с себя запах поезда. Мне всегда кажется, что он долго не выветривается. А потом, я думаю, тебе нужно будет хорошо выспаться. Утром начнешь знакомиться с домом и нашими порядками. Мисс Белл, пройдите, пожалуйста, со мной…

Наконец я осталась одна. В моей комнате был высокий потолок, стены были обшиты панелями. Слабый свет просачивался сквозь толстые стекла окон. На камине — свечи в резных деревянных подсвечниках. В углу стоял сундук, мой несессер лежал на стуле. У меня там были ночная рубашка и комнатные туфли, так что действительно не было необходимости открывать сундук до утра. Пол был слегка покатый, на половицах лежали циновки. Шторы были из тяжелого серого бархата. Солидный старинный шкаф, дубовый комод, а на нем круглая китайская ваза, туалетный столик с многочисленными ящичками и подвижным зеркалом составляли обстановку комнаты. Я посмотрела на свое отражение и нашла себя бледнее обычного. Мои глаза показались мне огромными и испуганными. В таких обстоятельствах в этом не было ничего удивительного.

Дверь отворилась, и в комнату вошла кузина Мэри.

— Спокойной ночи, — отрывисто сказала она. — Ложись в постель. Поговорим завтра.

— Спокойной ночи, кузина Мэри.

Она только кивнула. Неприветливой ее нельзя было назвать, однако и тепла в ней не чувствовалось. Ее отношение ко мне было пока для меня неясно. Присев на край кровати, я поборола желание заплакать. Как мне хотелось очутиться в нашей знакомой до мелочей комнате и увидеть, как Оливия, сидя перед туалетным столиком, заплетает косы.

В дверь постучали. Это была мисс Белл.

— Ну вот мы и здесь, — улыбнулась она.

— Вы так представляли себе наш приезд сюда, мисс Белл?

— В жизни редко бывает так, как ожидаешь, поэтому я стараюсь ничего заранее не придумывать.

Несмотря на свою грусть, я не удержалась от улыбки.

О, как мне будет недоставать мисс Белл с ее любовью к точности!

Мое волнение передалось ей, и она продолжала:.

— Мы обе очень устали, даже больше, чем нам самим кажется. Что нам нужно, так это отдых. Спокойной ночи, дорогая.

Она подошла и поцеловала меня, чего никогда раньше не делала. Меня это очень тронуло. Обхватив ее руками за шею, я прижалась к ней.

— Все будет хорошо, — прерывающимся голосом сказала она, стыдясь собственной чувствительности, и погладила меня по голове. — С вами все будет в порядке, Кэролайн. — Утешительные слова! — Спокойной ночи, дитя мое.

И она ушла.

Я лежала в постели, стараясь уснуть. В голове мелькали разные картины, заставлявшие меня забыть об усталости: наши попутчики, величественная крепость, в которой они жили, сидящий на козлах Джо, привратник-пчеловод и, наконец, кузина Мэри, напоминающая отца, однако совсем другая.

12
{"b":"12161","o":1}