ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Эффект Марко
Наемник
Всегда кто-то платит
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
София слышит зеркала
Кремль 2222. Одинцово
Dead Space. Катализатор
О чем молчат мертвые

Со временем я больше узнаю о всех них. А сейчас я чувствовала себя такой усталой. Даже мучительные опасения не могли лишить меня сна.

Меня разбудила мисс Белл, она уже была совсем готова к отъезду.

— Вы уезжаете… уже?

— Пора, — сказала она и присела ко мне на постель. — Вы крепко спали, и я не знала будить вас или нет, но потом подумала… Ведь вам не хотелось бы, чтобы я уехала не попрощавшись?

— О, мисс Белл, вы уезжаете. Когда я снова увижу вас?

— Очень скоро. Просто сейчас у вас каникулы. Вернетесь домой и застанете меня там.

— Боюсь, что вы ошибаетесь.

— Вот увидите. А теперь нужно идти. Двуколка уже ждет. Я не должна пропустить этот поезд. Всего хорошего, Кэролайн. Вы интересно проведете время и не захотите возвращаться к нам.

— Захочу, захочу.

— До свидания, дорогая.

Она опять поцеловала меня и поспешно вышла.

Я лежала, размышляя — уже не в первый раз — о том, как сложится моя жизнь в дальнейшем.

В дверь постучали. Вошла Бетти, горничная, которую я видела накануне. Она принесла кувшин с горячей водой.

— Мисс Трессидор сказала, чтобы я не беспокоила вас, если вы спите, но леди, которая привезла вас, уехала, и я подумала: уж верно она заходила к вам, чтобы попрощаться.

— Да, она заходила. Я уже не сплю. Спасибо, что принесли мне воду.

— Заберу сейчас вчерашнюю. А мисс Трессидор просила еще передать: если вы уже встали, то спуститесь позавтракать с ней в половине девятого.

— А сейчас сколько времени?

— Восемь часов, мисс.

— Так я буду готова. Где я найду мисс Трессидор?

— Я зайду за вами. В этом доме легко заблудиться в первое время.

— Это правда.

— Если вам что-то понадобится, мисс, вы только позвоните.

— Хорошо, спасибо.

Она вышла. Моя тоска по дому сменилась желанием открытий.

Ровно в половине девятого Бетти вернулась.

— На этом этаже спальни, мисс, — объяснила она, — а над нами еще один этаж со спальнями. Здесь их очень много. В мансарде помещаются слуги. Есть еще длинная галерея и солнечная веранда… а на первом этаже другие комнаты.

— Видно, мне многое еще нужно узнать, чтобы ориентироваться в доме.

Мы спустились по лестнице.

— Здесь, значит, столовая.

Она остановилась и постучала.

— Мисс Трессидор, это мисс Кэролайн.

Кузина Мэри сидела за столом. Перед ней стояла тарелка с ветчиной, яйцами и тушеными почками.

— Прекрасно, ты вовремя, — сказала она. — Гувернантка уехала полчаса назад. Хорошо провела ночь? Вижу, что хорошо и уже готова заняться обследованием местности. Так? Ну конечно. Но тебе нужно как следует поесть. Я всегда говорю — плотнее всего нужно есть за завтраком. Возьми себе сама, пожалуйста.

Она явно проявляла заботу о моем благополучии, но ее привычка отвечать самой на заданные вопросы придавала беседе несколько односторонний характер.

Я подошла к серванту и наполнила свою тарелку из кастрюлек, в которых еда сохранялась горячей.

Кузина Мэри остановила на мне внимательный взгляд.

— В первое время на новом месте всегда чувствуешь себя немного не по себе. Это неизбежно. Тебе следовало приехать раньше. Мне было бы приятно, если бы вы с сестрой навещали меня… а также и твои отец с матерью… будь он другим человеком. Семьи должны держаться вместе, но иногда лучше этого не делать. Им не понравилось, что я унаследовала это поместье. Мое право на него не вызывало сомнений. Я была законной наследницей, но при этом женщиной. Против нашего пола существует предубеждение, Кэролайн. Ты, возможно, еще не успела этого заметить.

— Напротив, давно заметила.

— Твой отец считал себя вправе переступить через меня и завладеть поместьем, потому что я женщина. Только через мой труп, сказала я. Это, в общем, все. Если я умру раньше него, следующим владельцем будет, вероятно, он. Такое завершение распри было бы в высшей степени желательно — для него, я хочу сказать. Но я, как ты понимаешь, придерживаясь на этот счет совсем другого мнения.

Она засмеялась. Ее смех походил на лай. Я тоже засмеялась, и она одобрительно взглянула на меня.

— Кузен Роберт человек умелый, но ему недостает власти, чтобы избавиться от своей кузины Мэри. Ну что ж, все эти годы мы обходились друг без друга. Можешь себе представить, как я была поражена, получив письмо от кузины Имоджин с просьбой пригласить тебя на месяц-другой.

— Они хотели отделаться от меня, это ясно. Но почему?

Она посмотрела на меня, наклонив голову набок, и заколебалась, что было для нее, как я успела уже заметить, необычно.

— Не стоит беспокоиться о разных отчего и почему, — сказала она. — Ты уже здесь. Возможно, благодаря тебе раскол в семье удастся преодолеть… Я рада, что ты приехала. Мне кажется, мы поладим. — Я кивнула. — Постепенно ты войдешь в нашу жизнь, привыкнешь к нашим порядкам. В большей мере ты будешь предоставлена самой себе. Это крупное поместье, и я много им занимаюсь. У меня, конечно, есть управляющие, но бразды правления в моих руках. Так было всегда. Даже при жизни отца, когда я была твоей ровесницей или еще моложе… Я работала наравне с отцом. Он часто говорил: «Мэри, девочка моя, из тебя выйдет хорошая помещица». А когда началась вся эта история и твои родственники поднимали брови и хихикали по поводу того, что я женщина, я твердо решила доказать им, что сумею руководить поместьем не хуже, а, может быть, лучше любого мужчины.

— Уверена, что вы доказали это, кузина Мэри.

— Действительно, доказала. Но даже и теперь, если что-нибудь у меня не ладится, они с удовольствием повторяют: «Что вы хотите? Это ведь женщина». Но я с этим не смирюсь, Кэролайн. Вот почему я намерена превратить Трессидор Мэнор в самое процветающее поместье в наших краях. — Она посмотрела на меня почти лукаво и заметила: — Вы должны были проехать мимо Лэндовер Холла. — Я сказала, что так оно и было. — Что ты подумала о нем?

— Я нашла его великолепным.

Она фыркнула.

— Да, снаружи. А внутри это настоящая развалина… Так, по крайней мере, говорят те, кто там был.

Когда я рассказала ей о нашей встрече в поезде с Полем и Яго Лэндоверами, это ее очень заинтересовало.

— Они назвали себя, — сказала я, — когда прочли мое имя на несессере. Кажется, им было известно, что я должна приехать.

— Слуги, — коротко пояснила кузина Мэри.

— Да, младший из них так и сказал. Их слуги… ваши слуги…

— Всегда испытываешь такое чувство, будто в доме живут сыщики. Тут уж ничего не поделаешь, и если все же удается что-нибудь скрывать, то с таким положением миришься. Лэндоверы зорко следят за тем, что происходит у нас… точно так же, как мы следим за ними. — Она снова засмеялась. — Настоящее соперничество. Понимаешь, и мы и они — помещики. Представить себе не могу, что заставило наших предков построить свои жилища так близко друг от друга. Лэндоверы первыми поселились здесь, очень этим гордятся и считают Трессидоров выскочками. Ведь мы здесь прожили всего триста лет. Новые поселенцы, видишь ли! Мы разговариваем друг с другом, но этим все и ограничивается. Два враждующих дома — Монтекки и Капулетти. Правда, мы не расхаживаем по улицам города, рыча от гнева, не протыкаем друг другу глотку рапирой, но в остальном мы настоящие соперники. Нас можно назвать дружественными недругами, пожалуй. В наших семьях не было Ромео и Джульетты. Пока не было. Я отнюдь не Джульетта, а Джонас Лэндовер не Ромео. Во всяком случае, не теперь. По правде сказать, он и в свои молодые годы не подходил для этой роли, а я для роли Джульетты. Вот как обстоят дела между нами и Лэндоверами.Значит, ты встретилась с ними в поезде? Не сомневаюсь, что они возвращались из Плимута. Ездили туда, чтобы побывать у юриста или, скорее, в банке. Ведь положение в Лэндовер Холле совсем неважное, это я точно знаю. Стоимость содержания поместья выражается в астрономических цифрах. Оно лет на двести старше Трессидор Мэнора, и уже трещит по всем швам… Я всегда старалась сохранить дом в хорошем состоянии. При первых признаках разрушения срочно принимала необходимые меры, любой ремонт тогда обходится дешевле. Понимаешь? Конечно, как не понять. В семье Лэндоверов время от времени появлялись недостойные индивидуумы, вроде старого Джонаса. Пьянство, женщины, карты — обычный Лэндоверский стандарт. Распутники случались и в нашей семье, но в общем в ней было больше людей воздержанных, здравомыслящих… Я имею в виду по сравнению с Лэндоверами.

13
{"b":"12161","o":1}