ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, мисс Трессидор, — сказал Джеми. Я поздоровалась с ним.

— Добрый день, Джеми.

— Добрый день, мисс Кэролайн, — ответил он.

— Вчера вечером, когда мы приехали, я заметила у вас ульи, — продолжала я.

Казалось, это ему было приятно.

— Пчелы знали о вашем приезде, — сообщил он. — Я предупредил их.

— Джеми обо всем рассказывает пчелам, — пояснила кузина Мэри. — Такая у него привычка. Ты, вероятно, уже слыхала об этом. Ну конечно, слыхала.

Мы поехали дальше.

— У него необычное произношение, — заметила я. — Мне оно нравится.

— Шотландское, — ответила кузина Мэри. — Джеми шотландец. Он приехал в Англию после того, как у него там случились какие-то неприятности… Не знаю, что именно. Никогда его не спрашивала. Следует уважать чужие секреты. Думаю, что он приехал сюда, желая начать новую жизнь, что и осуществляет с большим успехом. Он кажется таким счастливым со своими пчелами, и мы тоже в выигрыше: получаем от него чудеснейший мед.

По пути кузина Мэри показывала мне поместье и окрестности.

— Эта часть принадлежит Лэндоверам, — сказала она. — Они хотели бы расширить свои владения, прихватив и наши. Мы, в свою очередь, не прочь были бы присоединить к нашим землям их территорию.

— Мне кажется, места здесь достаточно для всех.

— Ну конечно. Просто это стремление к захвату длится уже столетия. Некоторым людям соперничество идет на пользу, ты не находишь? Безусловно, это так. Но в наших условиях это вроде шутки. У меня, при моем образе жизни, не остается времени для активной вражды. Сомневаюсь, чтобы у Лэндоверов оно было. Им есть о чем подумать, особенно теперь.

К тому моменту, когда мы вернулись домой, я многое узнала о самой кузине Мэри, о Трессидорах, Лэндоверах и деревенской жизни. Это было очень интересно, и я чувствовала себя гораздо лучше, чем все последнее время.

Кузина Мэри мне нравилась все больше. Поговорить она любила, и я затеяла небольшую игру с самой собой, пытаясь прервать этот словесный поток и самой вставить словечко-другое. Со временем, подумала я, мне это будет лучше удаваться, но сейчас главное получить побольше сведений.

Ложась в постель в тот вечер, я почувствовала, что значительная часть моей тоски улетучилась. Я очутилась в совсем новом мире, и он поглощал все мое внимание.

Ночь я проспала очень крепко, а когда проснулась, первым моим ощущением было ожидание.

Прошла неделя. Я привыкла к своему новому окружению. Кузина Мэри познакомила меня с местностью, и теперь я подолгу ездила одна. Мне это нравилось. Я получила свободу, которой была лишена раньше. Возможность ездить верхом без сопровождения была сама по себе настоящим приключением. Кузина Мэри придавала большое значение свободе. Я была уже в том возрасте, когда человек отвечает за свои поступки, и к концу недели упивалась своей новой жизнью.

Мне было дано право брать в библиотеке книги без ограничений. Запретных книг здесь не было, не то, что дома, где мисс Белл контролировала наше чтение. Я широко этим пользовалась: прочла многие из произведений Диккенса, все романы Джейн Остин и сестер Бронте. Последние меня особенно заинтересовали. Каждый день я ездила верхом и уже порядочно знала округу. Я немного поправилась. Стол в доме кузины Мэри был отличный, и я с удовольствием отдавала ему должное. Я чувствовала, что изменяюсь, расту, привыкаю полагаться на себя. Только теперь я поняла, что бдительное наблюдение мисс Белл несколько ограничивало мои возможности.

Освобождение от уроков показалось мне настоящим благом. Кузина Мэри говорила, что раз я получаю такое удовольствие от чтения, то знакомство с большими писателями принесет мне огромную пользу и в будущем окажется важнее таблицы умножения.

Нечего и говорить, это был приятный способ обучения. Выходя или выезжая на прогулку, я всякий раз видела Джеми. Обычно он находился в своем садике и почтительно приветствовал меня. Мне часто хотелось остановиться и поговорить с ним, расспросить его о пчелах, но что-то в его манере держаться останавливало меня. Когда-нибудь, говорила я себе, я это сделаю.

Однажды на одной из узких тропинок в поле я встретила ехавшего мне навстречу всадника.

— О, — воскликнул он, — да ведь это мисс Трессидор! — Это был младший из ехавших с нами в поезде братьев. Он понял, что я его узнала, и усмехнулся:

— Да, это я, Яго Лэндовер. Резвая у вас кобылка.

— Пожалуй, и в самом деле немного резвая, но это меня не беспокоит. Я привыкла ездить верхом.

— Несмотря на то, что живете в Лондоне?

— В Лондоне тоже ездят, знаете ли. Кроме того, у нас усадьба в деревне. Когда мы находимся там, я вообще не слезаю с седла.

— Это заметно. А сейчас вы возвращаетесь в поместье?

— Да.

— Хотите, я покажу вам новую дорогу домой?

— Может быть, я ее уже знаю.

— Если вы ее знаете, то едете сейчас неправильно. Поехали со мной.

— Я повернула кобылу и повела ее шагом, бок о бок с его лошадью.

— Я искал вас, — признался он. — Удивляюсь, почему мы до сих пор ни разу не встретились.

— Я ведь здесь не так давно.

— Что вы думаете о Корнуолле?

— Он… прекрасен.

— А как долго вы собираетесь здесь пробыть?

— Сама еще не знаю.

— Надеюсь, вы не слишком скоро уедете… Не уедете, пока не познакомитесь с нами по-настоящему.

— Вы очень гостеприимны, спасибо.

— А как насчет дракона?

— Дракона?

— Ну, вашей надзирательницы.

— Вы имеете в виду мою гувернантку, мисс Белл? Она вернулась в Лондон на следующий же день.

— Так что вы свободны?

— В действительности, ее нельзя назвать надзирательницей.

— Я неудачно выразился. В таком случае — сторожевая собака. Так вам больше нравится?

— Ее послали, чтобы она охраняла меня во время пути, и она это поручение выполнила.

— Вы, должно быть, очень драгоценная юная леди. А как же теперь вам позволяют ездить одной? Впрочем, как это я сразу не догадался? Ясно: леди Мэри приучает вас к самостоятельности.

— Мисс Мэри Трессидор показала мне окрестности, и теперь я вполне способна позаботиться о себе сама.

— Вижу, что это так. Скажите, как вам понравилось родовое имение? А сама леди Мэри? Мы всегда так ее называем. Она в самом деле очень значительная особа.

— Я рада, что вы оценили ее по достоинству… Но мы что-то слишком долго едем.

— Это, как говорится, кружной путь, в отличие от прямого.

— Так вы попросту заставили меня свернуть с дороги?

— Совсем немного. Если бы мы поехали так, как вы собирались, наша встреча оказалась бы слишком короткой.

Я была польщена и, пожалуй, довольна. Он мне нравился.

— Ваш брат, — снова заговорила я, — очень быстро обратил внимание на мое имя на сумке и догадался, кто я.

— Он в самом деле очень сообразительный, но в данном случае особой догадливости не потребовалось. Нам сообщили, что в Трессидор Мэноре скоро появится гостья, и мы прекрасно знали, кто именно. Мой отец был знаком с вашим и с его сестрой Имоджин. Ходили слухи, что он унаследует поместье, но оно, конечно, досталось леди Мэри.

— Законной наследнице.

— И тем не менее — женщине!

— Так вы разделяете всеобщее предубеждение?

— Нисколько. Я обожаю ваш пол. А леди Мэри доказала, что она способна управлять имением не хуже, а многие говорят, гораздо лучше, чем мужчина. Я просто рассказываю, как мы узнали о вашем приезде именно в тот день. Из Лондона сюда приезжает очень мало народа. Проходя мимо вашего вагона, мы увидели вас. Брат сказал: «Ты заметил девушку с сопровождающей ее дамой — по-видимому, гувернанткой? Может быть, это и есть мисс Кэролайн Трессидор, о приезде которой столько говорят? Давай, вернемся и выясним». Мы так и сделали.

— Меня удивляет, что вы не поленились приложить для этого какие-то усилия.

— Мы прилагаем значительные усилия, чтобы быть в курсе того, что происходит в Трессидор Мэноре. Взгляните! Вот Лэндовер. Вы не находите его великолепным?

15
{"b":"12161","o":1}