ЛитМир - Электронная Библиотека

— И я так говорил, хотя и не представляю себе, как он мог бы это сделать. Поль привык добиваться своего, но сейчас другое дело. Дом окончательно решили продать. Дело лишь за покупателем, способным затратить такие деньги.

— Если вы продадите дом, то будете богаты.

— Богаты… без Лэндовера.

— Зато все долги будут уплачены, и вы сможете начать заново.

— Живя на ферме… стоящей на земле, которая раньше принадлежала нам!

— Все это так печально. Я страшно огорчена.

— А теперь еще и вы собираетесь уехать. Неужели вы даже не попытаетесь возражать?

— А что я могу сделать?

— Убежать. Прятаться до тех пор, пока ваша старая гувернантка, отчаявшись найти вас, не вернется в Лондон.

— Но как этого добиться?

— Я вас спрячу.

— Где? Может быть, в одной из подземных темниц Лэндовера?

— Совсем неплохая мысль. Я приносил бы вам еду каждый день, дважды, трижды в день. Крыс там совсем немного.

— Всего только несколько?

— Я буду заботиться о вас. А еще вы можете поселиться на той ферме, где нам предстоит жить в дальнейшем. Никому и в голову не придет искать вас там. Вы могли бы переодеться мальчиком.

— И уйти в море? — насмешливо осведомилась я.

— Нет. Это было бы бессмысленно. Вы могли бы с таким же успехом уехать в Лондон. Задача заключается в том, как оставить вас здесь.

Яго продолжал строить нелепейшие планы моего спасения. Слушая его, я успокаивалась, хотя и не принимала всерьез ни одного его слова.

Наконец я нехотя поднялась. Мне хотелось побыть одной, чтобы обо всем поразмыслить, но я была рада приходу Яго — его смехотворные выдумки развеселили меня. Придумывая, как избавиться от своих огорчений, я временно забыла о них. Сознание, что есть люди, нежелающие моего отъезда, немного облегчало мое горе. Хорошо, что у меня столько друзей: Яго, кузина Мэри и даже Джеми Макджилл, поспешивший сообщить мне, что пчелы печально жужжали, огорченные тем, что больше не увидят меня. Яго был по-настоящему опечален. Хотелось бы мне знать, как к моему отъезду отнесется Поль.

Хорошо, что Яго нашел меня: по пути домой я почувствовала, что с моей лошадью что-то неладно. Яго посмотрел на ее копыта и сказал:

— Она потеряла подкову. Это нужно немедленно исправить. Пойдемте. Мы сейчас недалеко от Эвонли, а там есть кузница.

Я спешилась, и мы прошли около четверти мили до деревни. Там мы сразу направились в кузницу. Кузнец как раз подковывал чью-то лошадь. При нашем приближении он поднял голову и с интересом посмотрел на нас.

Пахло горелыми копытами. В этом запахе не было ничего неприятного.

— Добрый день, Джем, — приветствовал кузнеца Яго.

— Да ведь это мистер Яго! — воскликнул тот. — Что вам угодно, сэр? — Он повернулся ко мне. — Добрый день, мисс.

— Лошадь этой дамы потеряла подкову, — объяснил Яго.

— О, вот как? А где она?

— Здесь, — ответил Яго. — Сколько вам понадобится времени, чтобы подковать ее, Джем?

— Сделаю сразу, как только покончу с этой. Почему бы вам с леди не пойти выпить стакан сидра в «Гербе Трелоуни»? Очень там хороший сидр, они сами его варят… Сужу по собственному опыту. Пока вы прогуливаетесь туда и обратно, ваша красавица будет в порядке.

— Да, так, наверно, лучше всего, — согласился Яго. — Мы обеих лошадей здесь оставим, Джем.

— Конечно, мистер Яго.

— Пойдемте, — обратился Яго ко мне, — Джем прав. Посидим немного в «Гербе Трелоуни». Сидр там и в самом деле прекрасный.

Это был небольшой трактир в сотне ярдов от кузницы. Легкий ветерок колыхал вывеску, изображающую епископа Трелоуни (из «Должен ли Трелоуни умереть?»).

К нам подошла женщина, по-видимому, жена хозяина. Она назвала Яго по имени.

Он представил меня, как мисс Кэролайн Трессидор. Широко раскрыв глаза от удивления, добрая женщина сказала:

— О, так это молодая леди из Трессидор Мэнора. Изволили приехать погостить, мисс? Что вы думаете о Корнуолле?

— Мне здесь очень нравится, — заверила ее я.

— Ее лошадь потеряла подкову, — объяснил Яго, — и нам придется немного подождать, пока Джем ею займется. Вот мы и подумали, что зайдем к вам и попробуем ваш сидр. Это Джем нам посоветовал.

— Он всегда говорит, что наш сидр лучший во всем Дьючи. Может быть, и не годится хвалить собственный сидр, но я готова с ним согласиться.

— Это так, Мэйзи, уж я-то знаю. А теперь пусть мисс Трессидор выскажет свое мнение.

— Да, мистер Яго, дадим ей попробовать сидр.

Мы присели за один из столиков в углу. Я обвела комнату взглядом. Маленькие окошки в свинцовых рамах, тяжелые дубовые балки. С обеих сторон большого открытого очага висела медная конская упряжь. Типичный трактирный зал, такой, как лет двести назад, подумала я.

Мэйзи принесла сидр.

— Как дела? — спросил Яго.

— У нас сейчас живут двое: отец с дочерью. Пробудут здесь день или два. Вот мы их и обслуживаем. — Она улыбнулась мне. — Мы не очень-то рассчитываем на постояльцев. Большинство приезжих останавливается в городе, наш дом слишком близко от Лискерда. В старину было по-другому. Наши заработки зависят от тех, кто просто забегает, чтобы пропустить стаканчик, если вы понимаете, что я имею в виду.

Я сказала, что понимаю, и она ушла.

— Можно не торопиться, — заметил Яго. — Старина Джем еще некоторое время провозится. Подумайте только… Мы, может быть, никогда больше не зайдем вместе в этот трактир. Используем получше сегодняшнюю возможность.

— Я не хочу так думать. Я начала было забывать, что мне придется скоро уехать.

— Ничего, мы что-нибудь придумаем, — пообещал Яго.

В этот момент в зал вошли мужчина и молодая девушка, по-видимому, отец с дочерью, остановившиеся в трактире. У обоих были рыжеватые волосы, живые светлые глаза и редкие брови. Девушке можно было дать лет восемнадцать. Они осмотрелись: девушка сразу заметила нас, и в ее глазах зажегся огонек интереса.

— Добрый день, добрый день, — обратился к нам мужчина.

Его произношение было мне незнакомо, во всяком случае, на местное оно не походило.

Мы ответили на его приветствие, после чего он спросил:

— Хороший сидр?

— Отличный, — кивнул Яго.

— Тогда и мы отведаем. Пойди, Гвенни, скажи, чтобы нам принесли. — Девушка послушно встала, а мужчина продолжал: — Не возражаете, если мы присядем с вами?

— Нет, конечно, — сказал Яго. — Это общий зал.

— Мы остановились здесь, — сообщил мужчина.

— Надолго? — осведомился Яго.

— На пару дней. Все зависит от того, как нам понравится то, что мы приехали смотреть.

Девушка вернулась и сообщила:

— Сейчас принесут, папа.

— Хорошо. У меня в горле совсем пересохло. — Мэйзи принесла им сидр.

— Довольны вы, сэр? — спросила она Яго.

Он ответил, что нам обоим сидр очень понравился.

— Если захотите еще, только скажите.

— Захотим, — заверил ее Яго.

Мэйзи вышла, а Яго улыбнулся мужчине.

— Сидр довольно крепкий.

— Верно, но вкусный. Вы в этих местах живете?

— Да.

— Знаете вы поместье под названием Лэндовер Холл? — Я открыла было рот для ответа, но Яго метнул на меня предостерегающий взгляд.

— Знаю, — ответил он. — Это большой дом в наших краях. — Он лукаво посмотрел на меня. — Хотя некоторые люди и утверждают, что Трессидор Мэнор более значителен.

— Ах, но он не продается, — вставила девушка. — Речь идет только о первом.

Яго замер на мгновение, потом бодро спросил:

— Так вас интересует Лэндовер Холл?

— Как вам сказать? — засмеялся мужчина. — Я как раз поэтому и приехал сюда.

— Вы имеете в виду, что хотели бы купить это поместье?

— Все будет зависеть от того, подойдет оно нам или нет.

— Цена, как я слышал, очень высокая.

— Дело тут не столько в цене, сколько в том, чтобы дом нам понравился.

— Ведь вы приехали с севера, я не ошибаюсь?

— Да, а обосноваться хотели бы на юге. Мое дело останется там по-прежнему, но заниматься им теперь будут мои служащие. Хочу совсем переменить образ жизни, стать помещиком в какой-нибудь тихой местности в этих краях… вдали от всего, что я раньше знал.

21
{"b":"12161","o":1}