1
2
3
...
21
22
23
...
104

— Думаете, вам приятно будет уехать из знакомых мест? — спросила я.

— Дождаться не могу. Мой поверенный думает, что это имение подойдет нам в самый раз. Это то, чего мне всю жизнь хотелось. Красивый старый дом… с историческим прошлым. Такой, знаете ли, стильный. Теперь, когда миссис Аркрайт покинула нас — это моя покойная жена, — нам захотелось уехать оттуда, правда, Гвенни? — Девушка кивнула. — Мы все это обсудили. Гвенни станет хозяйкой барского дома, а я буду помещиком. Климат здесь помягче, чем там, откуда мы родом. У меня, видите ли, слабая грудь. Доктор советует сменить климат. Здесь для меня, вроде, самое подходящее место.

— А вы уже видели дом? — поинтересовалась я.

— Нет, мы собираемся туда завтра.

— Мы так взволнованы, — сказала Гвенни. — Уж я знаю — глаз не сомкну сегодня ночью.

— Вы любите старые дома, мисс… э-э… Аркрайт? — спросил Яго.

— О да, очень. Я думаю, они такие удивительные… простояли столько лет… боролись с непогодой… и побеждали ее. Подумать только, сколько людей здесь жило… Чего только они ни делали… Мне хотелось бы знать о них… Выяснить все подробности…

— Да, Гвенни, тебе всегда нравилось все знать о людях, — снисходительно произнес мистер Аркрайт. — Помнишь, что мать говорила: «Гвенни всюду сует свой нос, — твердила она. И еще: — Любопытство кошку погубило».

Оба печально улыбнулись при этом воспоминании.

— Я слышал, что этот дом не очень-то хорошо переносил непогоду, — заметил Яго.

— А я слышала, — добавила я, — что здесь требуется большой ремонт, полная перестройка.

— Я все это выяснил, — заявил мистер Аркрайт. — Никому не удастся одурачить Джона Аркрайта. У меня ловкие поверенные. Они подсчитают все, что нужно сделать, и это будет принято во внимание при покупке.

— Значит, вы все уже обдумали, — безнадежно проговорил Яго.

— Здесь говорят, что дом вот-вот обрушится, — сказала я.

— О, дело обстоит не так плохо, — возразил мистер Аркрайт. — Но потребуется затратить немало деньжат — это верно.

— И вас это не отпугивает? — недоверчиво спросил Яго.

— Нет, когда речь идет о доме с историческими корнями. Именно в таком доме мне всегда хотелось жить.

— Но ведь это будут не ваши корни, — подчеркнула я.

— Ну что ж, придется, значит, заняться прививкой. — Он засмеялся собственной шутке, и Гвенни присоединилась к нему.

— Ну и шутник же вы, папа! — с восхищением воскликнула она.

— Я дело говорю. Значит, я стану помещиком, как мы и решили. Ты ведь со мной согласна, а, Гвенни?

По словам Гвенни, если верить тому, что им рассказывали, они нашли, наконец, дом, о котором мечтали.

— Там есть холл с галереей менестрелей, — добавила она.

— Танцы будем там устраивать, вот что я тебе скажу, Гвен.

— О! — воскликнула она, восторженно поднимая глаза к небу. — Это будет… — Она остановилась, подыскивая слово. — Это будет шикарно, просто шикарно…

— Привидения! — закричала Гвенни тоном, ясно показывавшим, какой страх они ей внушают.

— Тут уж ничего не поделаешь, — продолжал Яго, — в этих старых домах всегда водятся привидения. При появлении новых людей они становятся очень активными. Все предки Лэндоверов…

— Мистер Аркрайт с тревогой посмотрел на дочь.

— Послушай, Гвен, неужели ты веришь в эти сказки? — спросил он. — привидений не существует, а если и попадется одно или два, так ведь мы как раз за это и платим хорошую монету! Нам они вреда не причинят. Наоборот, радоваться будут, что мы сохраним их старое жилище.

— Может быть, и так, — со слабой улыбкой пробормотала Гвенни. — Я верю вам, папа.

— Вот и умница. Кроме того, привидения придают особый настрой старым домам.

Гвенни снова улыбнулась, но все еще казалась неуверенной.

— Мне кажется, наши поиски закончились, — успокоительно заключил мистер Аркрайт, — и этот дом будет для нас в самый раз.

Яго встал.

— Пора нам вернуться в кузницу, — объявил он. — У одной из наших лошадей отвалилась подкова. Мы зашли сюда попробовать сидр, пока ее подковывают.

— Приятно было с вами поговорить, — любезно сказал мистер Аркрайт. — Так вы из этих мест?

— Да, мы живем неподалеку. — Хорошо знаете тот дом?

— Знаю.

— Все эти разговоры о привидениях и прочей чертовщине выеденного яйца не стоят.

Склонив голову набок, Яго пожал плечами.

— Желаю удачи. Всего хорошего.

Мы вышли на улицу и направились к кузнице.

— Можете представить себе их в Лэндовере? — спросила я.

— Я отказываюсь даже думать об этом.

— Вы, пожалуй, напугали мисс Гвенни.

— Надеюсь.

— Думаете, это как-то повлияет на решение мистера Аркрайта?

— Не знаю. Достаточно ему будет взглянуть на дом, чтобы захотеть купить его. У него есть то, что он называет «деньжатами», есть опытный поверенный, и он постарается заключить выгодную сделку. В этом я не сомневаюсь.

— Я возлагаю некоторые надежды на Гвенни: вы по-настоящему напугали ее привидениями.

— Мне тоже так показалось.

Мы расхохотались и остальную дорогу до кузницы пробежали бегом.

Я договорилась встретиться с Яго на следующий день после полудня. Он казался очень возбужденным. Я догадалась, что у него зародился один из его безумных планов, и ему хочется обсудить его со мной. Я не ошиблась.

— Зайдем к нам, — попросил он. — У меня появилась идея.

— Какая?

— Объясню на месте. Идем скорее.

Мы оставили лошадей в конюшне и прошли к дому. Он провел меня через боковую дверь. Мы очутились в одном из многочисленных коридоров, потом поднялись по каменной винтовой лестнице. Вместо перил там была протянута толстая веревка.

— Где мы сейчас? — спросила я.

— Этой частью дома мало пользуются. Лестница ведет прямо на чердак.

— Вы хотите сказать в помещение для слуг?

— Нет. Здесь находятся чуланы, куда убирают все ненужные вещи. Мне пришло в голову, что в этих чуланах может храниться и что-нибудь ценное… что помогло бы нам изменить положение семьи. Может быть, картина старого мастера… Или фамильные драгоценности… Или еще что-нибудь, спрятанное здесь при таинственных обстоятельствах, например, во время гражданской войны…

— Ведь вы были на стороне парламента, — напомнила ему я, — и вам удалось все спасти, примкнув затем к противной стороне.

— Только тогда, когда та стала побеждать.

— Ну, в этом особого благородства не было, так что оснований для самодовольства у вас нет.

— Благородства не было… но была мудрость.

— Я не знала, что вы циник.

— В этом жестоком мире приходится быть таким. Благородно мы тогда поступили или нет, но мы спасли Лэндовер Холл. Я многое сделал бы, чтобы спасти его и теперь. В нашей семье этому во все века придавали основное значение. Но не будем сейчас об этом говорить. Я хочу показать вам то, зачем привел вас сюда.

— Вы в самом деле что-то нашли?

— Я не нашел никаких шедевров… или бесценных украшений… или других художественных произведений. Но пути Господни неисповедимы, и я думаю, что он ответил на мои молитвы.

— Как интересно! Однако вы не менее таинственны, чем сам Бог. Я просто сгораю от любопытства!

— Бог, — благочестиво продолжал он, — помогает тем, кто сам себе помогает. Поэтому идем дальше.

Чердак был длинный и узкий. В одном его конце крыша почти соприкасалась с полом, в другом было прорублено маленькое оконце, через которое просачивался слабый свет.

— Здесь как-то жутко, — сказала я.

— Знаю. Наводит на мысли о привидениях. Милые привидения, надеюсь, они нас не подведут. Наши предки восстанут из гробов, когда узнают, что Лэндовер рискует оказаться в чужих руках.

— Я хочу, наконец, увидеть вашу находку.

— Подойдите-ка сюда.

Он открыл один из сундуков. Я ахнула. Он был полон одежды.

— Вот!

Он вытащил оттуда длинную мантилью зеленого бархата, отороченную мехом. Я схватила ее.

— Какая красивая! — воскликнула я.

22
{"b":"12161","o":1}