ЛитМир - Электронная Библиотека

— Подождите, — продолжал он, — вы еще ничего не видели. А об этом что скажете?

И он показал мне платье из такого же бархата с широкими рукавами с разрезами. Местами оно сильно полиняло, но кружевной воротник в свое время был, должно быть, великолепен. Юбка впереди расходилась, под ней была еще одна, парчевая, с изящной вышивкой. Некоторые швы распоролись. Платье издавало легкий запах плесени. Этот наряд или очень похожий я видела на одном из портретов в длинной галерее Трессидор Холла. Я предположила, что, как и портрет, он относится к середине семнадцатого столетия. Трудно было себе представить, что он так долго находился в сундуке.

— А на это посмотрите! — вскричал Яго.

Он сбросил сюртук и натянул на себя камзол из темно-красного бархата, украшенный галунами и кружевом. Камзол был слегка узок для Яго, но когда-то он был, несомненно, очень элегантен. Теперь галуны частично оторвались и висели, а на бархате выступили пятна от сырости. Яго достал из сундука плащ из алого плюша и набросил его на одно плечо.

— Как вы меня находите? — спросил он.

Я рассмеялась.

— Боюсь, что за сэра Уолтера Ралея вас не примут, но верю, что если бы мы с вами оказались на грязной улице, вы расстелили бы этот плащ на дороге, чтобы я не запачкала башмачков.

Он поднес мою руку к губам и поцеловал ее.

— Мой плащ к вашим услугам, прекрасная леди. — Я засмеялась, а он продолжал: — А вот туфли и лосины, которые подойдут к этому костюму. Я буду в нем выглядеть, как настоящий денди эпохи королевы Елизаветы. Здесь нашлась даже шапочка с пером.

— Превосходно! — воскликнула я.

— А какое, по-вашему, впечатление мы произвели бы, если бы вы надели это платье, а я камзол и лосины?

— Прежде всего следует заметить, что эти костюмы относятся к разным историческим эпохам.

— Какое это имеет значение? Никто и не заметил бы. Я подумал, что в полумраке… на галерее менестрелей… из нас получилась бы хорошая парочка привидений.

Я внимательно поглядела на него, и меня вдруг осенило. Ну конечно, ведь Аркрайты должны были сегодня после полудня прийти, чтобы посмотреть дом.

— Яго, — поинтересовалась я, — какая еще дикая мысль зародилась у вас в голове?

— Я хочу отвлечь этих людей от покупки дома.

— То есть вы хотите отпугнуть их?

— Не я, а привидения, — уточнил он. — Из нас с вами выйдут прекрасные привидения. Я все это обдумал. Они будут в холле. Мы с вами появимся на галерее менестрелей… и тут же исчезнем. Но не раньше, чем Гвенни Аркрайт увидит нас. Она так испугается, что ее отец, несмотря на все его «деньжата», будет вынужден отступить перед ее мольбами.

Я засмеялась. Эта выходка была так характерна для Яго.

— Ставлю вам отлично за воображение.

— Я и за стратегию заслужу такую же отметку, вот увидите. Разве подобный план может провалиться? Но я нуждаюсь в вашей помощи.

— Мне этот план не нравится. Я думаю, бедная девушка испугается по-настоящему.

— Конечно, испугается. В этом весь смысл. Она будет просить отца не покупать этого дома, и они отправятся еще куда-нибудь.

— Это только отдалит беду. Но, может быть, вы предлагаете повторять наш маленький спектакль перед каждым очередным покупателем? Не забывайте, что меня тогда уже здесь не будет.

— К тому времени я надеюсь найти на чердаке что-нибудь действительно ценное. Все что мне нужно — это отсрочка. Кроме того, я разрабатываю планы с целью задержать вас здесь.

— Боюсь, что напугать мисс Белл привидениями вам не удастся.

— Дорогая Кэролайн, в моем мозгу идеи так и роятся. Что-нибудь да придумаю. Время еще есть. А сейчас все внимание нужно направить на Аркрайтов. Вы ведь поможете мне, правда?

— А одного привидения не хватило бы?

— Два будет лучше. Мужчина и женщина. Прошу вас, Кэролайн, не отравляйте мне удовольствие. Примерьте платье. Просто посмотрим, как вы будете в нем выглядеть.

Я не смогла устоять. Платье было для меня слишком велико, тем не менее выглядело на мне необыкновенно эффектно. На чердаке висело старое пятнистое зеркало; в его смутном отражении мы и в самом деле казались выходцами из давно ушедших времен.

Глядя друг на друга, мы буквально задыхались от смеха. Я неожиданно отрезвела, удивленная тем, что мы способны так веселиться в то время, как над нами обоими нависла катастрофа. Яго угрожала потеря любимого дома, а я должна была в ближайшем будущем расстаться с образом жизни, который стал для меня столь привлекательным, и вернуться к прежнему тоскливому существованию. И все же такие радостные минуты были для нас возможны. Я испытывала благодарность к Яго: он заставлял меня забывать о моих неприятностях, хоть и ненадолго.

— Я помогу вам, — согласилась я.

— Нам не придется ничего делать, только постоять немного. Хорошо бы это случилось, когда Гвенни будет одна. Например, когда «папа» будет разглядывать панели и прикидывать, сколько «деньжат» ему понадобится, чтобы привести все в порядок… На галерее слышится легкое движение. Гвенни поднимает глаза: там стоят и смотрят на нее две фигуры из прошлого. Может быть, стоит укоризненно покачать головой… с угрожающим… предостерегающим… видом, так, чтобы ей стало ясно — она должна воспрепятствовать их переезду в Лэндовер.

— Безумный план!

— Что в нем безумного? Чистая логика.

— Такая же логика, как в идее поселить меня в подземной темнице с крысами?

— Это было просто образное выражение. Тот план я еще не разработал как следует, зато этот продуман до мельчайших подробностей.

— Когда они должны приехать?

— Теперь уже в любую минуту. Поль — или отец — проведут их по дому. Мы выберем подходящий момент. Но нужно, чтобы мы были готовы.

— Что мне делать с волосами?

— А как тогда причесывались? Насколько мне известно, дамы носили завитую челку.

— Просто завяжите волосы сзади. Но если вы могли бы поднять их кверху…

— У меня нет шпилек. Может быть, в сундуке найдется гребень или что-нибудь в этом роде.

Мы порылись в сундуке. Гребней там не было, но мы обнаружили несколько лент, завязала волосы в хвост Лента к платью по цвету не подходила, но общий вид был вполне удовлетворительный.

— Изумительно! — закричал Яго. — А теперь займем свои места на галерее, чтобы быть в полной боевой готовности, когда наступит решающий момент.

Я захихикала, увидев свои сапоги для верховой езды, нелепо торчавшие из-под роскошной юбки.

— Ваши ноги не будут видны, — утешил меня Яго. — Пройдем теперь через боковую дверь на галерею. В старину через нее входили музыканты. Она скрыта за занавесом. Когда мы захотим уйти, то сможем пробежать по коридору к каменной лестнице и подняться на чердак. Лучше и не придумаешь.

Позже я поняла, что ни в коем случае не должна была соглашаться на эту безумную затею. Но все мы задним умом крепки.

Стараясь сдержать смех, мы спустились по каменной лестнице. Мне приходилось идти осторожно: эти средневековые лестницы всегда опасны, а в длинной юбке, волочащейся за мной по полу, мне приходилось следить за каждым шагом.

Яго шел впереди и все время, пока мы проходили по коридору к боковой двери, торопил меня. Он отодвинул занавес в сторону, и мы вошли. На какую-то долю секунды, которая показалась мне бесконечной, мы задержались на пороге. Яго плохо рассчитал — наша предполагаемая жертва находилась не в холле, как он планировал, а уже на самой галерее. Я увидела, как на ее лице замерло выражение безумного страха. Она закричала, шагнула назад и схватилась рукой за перила балюстрады. Перила обломились, и она свалилась вниз, в холл.

Мы простояли несколько секунд, глядя на нее. Послышался крик: мистер Аркрайт уже бежал к дочери. Я видела, как он наклонился над ней. Следом за ним подбежал Поль.

Яго побледнел и торопливо потянул меня за занавес. Было слышно, как Поль громко отдает распоряжения слугам.

— Быстрей… — торопил Яго.

Он схватил меня за руку и увлек за собой. Остановились мы на чердаке, перед открытым сундуком.

23
{"b":"12161","o":1}