ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы вы могли заехать ко мне в среду, я все бы вам рассказала.

Рози (бывшая Ранделл, а теперь Расселл) ».

Я была удивлена и очень взволнована мыслью, что увижу Рози. Моим первым побуждением было рассказать о письме Оливии, но, подумав, я решила сделать это после того, как побываю у Рози.

Я посмотрела на адрес, указанный в письме: эта улица была мне хорошо известна. Она находилась недалеко от нас и была застроена прелестными, хотя и небольшими домами георгианской эпохи. Вероятно, Рози, как принято говорить, «удачно вышла замуж».

Никто не пытался помешать моему уходу. Мое поведение больше не интересовало мисс Белл. По крайней мере, свободу, подумала я, мне удалось завоевать. Может быть, и в самом деле нет худа без добра, пусть и незначительного.

Я пришла в назначенный день. Дверь открыла премилая горничная.

— Можно видеть миссис Рассел? — спросила я.

— Входите, прошу вас, — предложила девушка. — Миссис Расселл ждет вас. — Она проводила меня в изящно обставленную гостиную на втором этаже и доложила: — Мисс Трессидор.

К моему удивлению, Рози — очень элегантная в своем бледно-лиловом платье — встала и подала мне руку. Она держала себя с непринужденностью опытной хозяйки дома.

Дверь закрылась, мы остались одни, и чопорная дама немедленно уступила место непосредственной Рози Ранделл, которую я знала.

Она засмеялась и обняла меня.

— Мисс Кэролайн! — воскликнула она. — Как вы изменились! Право слово, изменились!

— Могу то же самое сказать и о вас, Рози.

— Верно, можете. Славно, правда? Вот вы пришли навестить меня в моем собственном доме.

— Так вы вышли замуж, Рози?

Она подмигнула.

— Нет, это не для меня. Когда моя судьба изменилась, я поменяла и имя. Рози Ранделл скоропостижно скончалась, а вместо нее появилась Рози Расселл. Я думаю, мы с вами сперва выпьем чаю. Сейчас позвоню… Все уже готово, и нам сразу подадут. Я хорошо их вышколила. Вас это не должно удивлять, не так ли? Ведь я и сама раньше была в этой должности…

— Рози! Все это невероятно… и в то же время замечательно. Что произошло? Я всегда знала, что вы не обычная горничная.

Она приложила палец к губам.

— Позже. Я не хотела бы, чтобы мои девушки знали слишком много. Так что в начале мы будем говорить о погоде и всяких мелочах, которые леди обсуждают, когда навещают друзей.

Служанка вкатила в комнату столик на колесах. Рози бросила на поднос опытный взгляд.

— Благодарю вас, Мэй, — сказала она тоном добродушным, но не допускающим возражений.

Я с трудом удерживалась от смеха. Рози налила нам чай и сказала:

— Ну вот… Будем говорить тихо. Слуги любят подслушивать под дверью. Мне ли не знать! — Она снова подмигнула в своей старой озорной манере. — Не подумайте, что я жалуюсь. Напротив, я довольна, что они обмениваются новостями со слугами из других домов. Лучшего информационного агентства не придумаешь. Господа гораздо меньше знают о том, что происходит в семьях их друзей, чем слуги.

— Пожалуйста, Рози, объясните мне все.

— Я давно уже хочу сделать это. Мне было неприятно, что вы могли подумать, будто я бросила вас на произвол судьбы в вашем маскарадном костюме. — Она засмеялась. — Никогда не забуду, как вы выглядели с той гадюкой вокруг шеи. Красотка, да и только. Я сказала себе: «Право, мисс Кэролайн способна увлечь мужчин». Знала, что на том балу они будут увиваться вокруг вас, как пчелы вокруг банки с медом. В будущем вы должны научиться делать так, чтобы мед доставался вам, а не им.

— Рози, о чем вы говорите?

Она налила нам еще чаю и посмотрела на меня, склонив голову.

— Вы теперь взрослая, Кэролайн, и я знаю о ваших неприятностях. Вы больше не наследница, как все раньше считали. Кое-что у вас есть, но совсем немного.

— Откуда все это вам известно?

— Слухи, дорогая моя. В Лондоне только об этом и говорили после смерти великого, замечательного человека… который заботился обо всех падших женщинах. — Ее одолевал смех. — Сейчас расскажу вам самое забавное, — продолжала она. — Таким он и должен был быть… принимая во внимание, что раза два-три ему случилось самому заставать их на месте преступления.

— Что вы имеете в виду, Рози?

— Еще минутку терпения. Я не могла рассказать вам всего этого раньше, хотя мне очень хотелось, — боялась, что вы считаете меня предательницей из-за той ночи. Но теперь вам придется самой заботиться о себе, вас никто не опекает. Вам следует побольше знать о жизни и таких вещах. Я подумала: нужно открыть ей глаза на то, что называют неприукрашенной действительностью.

— Вы правы. Я была невежественной дурочкой… мечтательницей… старалась видеть все в розовом свете, ничего общего не имеющем с реальной жизнью.

— Таковы мы все или почти все вначале. Но мы должны взрослеть, и чем раньше, тем лучше для нас. Помните, когда я работала у вас в доме… горничная, непохожая на других? Так вот, отличие заключалось в том, что я не хотела оставаться горничной всю жизнь. Я строила планы и обладала лицом, фигурой и умом, необходимыми для осуществления этих планов. Началось с того, что я захотела переехать из провинции в Лондон и находиться в центре событий. Мне нужно было где-нибудь жить, и я поступила в горничные. В те вечера… раз в неделю… я посещала заведение мадам Кроули в районе Мэйфер. Это красивый, уютный дом… самый дорогой в Лондоне… или один из них… и кого попало она к себе не берет. Это, может быть, шокирует вас, но, как я уже сказала, вы должны быть готовы к встрече с жизнью. Я ходила к мадам Кроули для того — гм, — чтобы развлекать джентльменов.

Она откинулась назад, чтобы посмотреть на меня, и я почувствовала, как краска медленно заливает мое лицо.

— Вижу, что вы понимаете, — сказала она. — Ничего не поделаешь, эти дома существуют, и среди тех, кто их посещает, бывают, самые разные люди… иногда такие, кого невозможно себе представить в этой роли. Следует вам сказать, что за несколько часов у мадам Кроули я зарабатывала больше, чем за целый год работы в услужении! Я это подсчитала. Когда-то и я была невинна, совсем как вы. В услужение я поступила с четырнадцати лет. Я приглянулась хозяину дома, и он меня совратил. Я промолчала — была слишком напугана. Вскоре после этого, я встретила в одном кафе женщину, рассказавшую мне, как она сводит концы с концами и еще откладывает деньги, чтобы впоследствии не нуждаться, а может быть, и выйти замуж и вести достойный образ жизни.

— Я понимаю, Рози, понимаю.

— Я знала, что вы поймете. В каждой ситуации есть и плохое, и хорошее. Я многому научилась, и мне удалось скопить деньги… вполне приличную сумму. Я наметила, что брошу это занятие, когда мне исполнится тридцать лет… но мне неожиданно повезло, и вот об этом я и хочу, чтобы вы знали.

Рассказ Рози после всего, что недавно произошло со мной, меня совсем ошеломил. Конечно, я могла бы и догадаться о чем-то в этом роде… ее свободные вечера… ее изысканные туалеты… все это определенно наводило на такие мысли. Но, возможно, так мне только казалось теперь, после того, что я услышала. Я уверена, что никто у нас в доме не подозревал истины.

— Все шло хорошо, — продолжала Рози, — я скопила уже кругленькую сумму. А потом наступил тот вечер. Мне кажется, я умру от смеха, вспоминая об этом… Вы уверены, Кэролайн, что понимаете меня и хотите, чтобы я продолжала?

— Конечно, хочу.

— Ну что ж, вы уже большая девочка. Вернитесь мысленно к тому вечеру. Вспомните, как вы стояли перед нами в наряде Клеопатры. После вашего возвращения я должна была сначала впустить Оливию, а потом быстренько пробежать к задней двери и открыть вам. Это был один из моих свободных вечеров, помните? Так вот, как только вы уехали на бал, я тоже ушла. Вернуться я должна была к одиннадцати, ни минутой позже. Старушка Уинч да и Вилькинсон не потерпели бы никакой задержки. Они вообще рады были бы положить конец моим отлучкам, но тут уж я не уступала. Уволить меня им не хотелось — я была хорошей горничной. Моим господам нравилось, что гости обращают на меня внимание. Без умелой и привлекательной горничной в солидном доме никак нельзя.

36
{"b":"12161","o":1}