1
2
3
...
52
53
54
...
104

После окончания обеда я сказала, что мне еще не хочется ложиться.

— Хорошо. Перейдем в зимнюю гостиную и выпьем немного портвейна. Да, Кэролайн, я настаиваю. Это поможет тебе заснуть.

Выйдя из столовой, мы перешли в небольшую соседнюю комнату, очень уютную, и я вспомнила, что в мой прошлый приезд мы часто проводили там вечера. Кузина Мэри достала портвейн из буфета и налила понемногу в наши бокалы.

— Ну вот, — сказала она. — Теперь можно будет спокойно разговаривать. Слуги сюда не войдут.

— Мне кажется, что здесь почти ничего не изменилось. Старый Джо по-прежнему под началом у своей тиранической миссис, а Джеми Макджилл все такой же со своими пчелами. Будто я и не уезжала.

— Тем не менее у нас произошли большие перемены. Ты сама их обнаружишь.

Мне не хотелось переводить разговор на Лэндоверов.

Я могла выдать свой интерес к тому, что у них происходит, и это не скрылось бы от зорких глаз кузины Мэри.

— Так поместье процветает?

— О да. Это один из тех вопросов, которые я хотела бы обсудить с тобой… но, пожалуй, лучше не сегодня.

— Однако вы пробудили мое любопытство. Так что вы хотели сказать о поместье?

— Я просто подумала, что ты могла бы получше с ним познакомиться и, может быть, помогать мне.

— Вы нуждаетесь в помощи?

— Не отказалась бы от нее. Мне кажется, это могло бы тебя заинтересовать.

— В этом я не сомневаюсь.

— Все это слишком сложно для сегодняшнего вечера.Завтра нам предстоит о многом еще поговорить.

— Когда вы сказали, что здесь произошли большие перемены…

— То имела в виду не столько Трессидор, сколько Лэндовер.

— Да, Джо тоже упомянул об этом. Как поживает… э-э… Яго?

— О, Яго. Ведь ты с ним была очень дружна, верно? Так вот, он теперь слывет главным местным донжуаном. О нем целые легенды ходят.

— Ему, должно быть, исполнился двадцать один год или двадцать два. Он уже женился?

— О нет. Но люди утверждают, что следовало бы. Говорят, он пошел по стопам своего отца. О картах ничего не слыхала, но к женскому полу он явно неравнодушен. Такие вещи становятся ведь широко известны, а я не против того, чтобы немного посплетничать, особенно когда речь идет о моих соседях и давнишних соперниках.

— Значит, вражда еще существует?

— Ах нет, нет. Это не вражда, давно уже нет. Внешне мы добрые друзья, но соперничество осталось. В прежние времена, когда Джонас Лэндовер проигрывал постепенно в карты свое поместье, у нас был значительный перевес. Сейчас, однако, положение изменилось. Яго никогда не удалось бы этого добиться. При нем нынешнее изобилие быстро исчезло бы. По слухам, в Плимуте у него есть любовница, к которой он очень привязан, но жениться не торопится и при этом не прочь поразвлечься и с деревенскими красотками.

— Я хорошо помню его. Он был очень забавный.

— И остался таким. Идет по жизни, можно сказать, с песней на устах, одаривая своим неотразимым обаянием встречающихся на его пути особ женского пола, особенно, если они молоды и красивы. Уверена, что ты не попадешься на его удочку, ты для этого слишком разумна.

— Я получила хороший урок, кузина Мэри.

— Такие уроки являются настоящим благословением для тех, кто способен ими воспользоваться.

— Не думаю, чтобы это неотразимое обаяние произвело на меня впечатление.

— Нет… пожалуй, нет. Одна фермерская дочка, Дженни Грейнджер, получает с Яго деньги на рожденного ею младенца, а он, говорят, возможно, и не от него. У нее, по-видимому, был выбор, и она остановилась на Яго, как на наиболее платежеспособном.

— Джентльменам с его наклонностями приходится идти на риск.

— А вот Поль совершенно иного склада.

— Вероятно, два таких Яго были бы слишком накладны для семейного бюджета, — заметила я, стараясь скрыть за шутливым тоном свой интерес.

— Поль очень серьезный. Я довольно близко с ним познакомилась за последнее время. Мы иногда ветречаемся, по-соседски, конечно, не больше того.

— Вот как, — заметила я, надеясь, что мой голос не звучит слишком неестественно.

— Я должна признаться тебе кое в чем, — продолжала кузина Мэри.

— В самом деле?

— Да. Он собирался на юг Франции… Поль Лэндовер, хочу я сказать. И вот я попросила его разыскать там тебя.

— О!

— Меня беспокоила твоя мать, я хотела выяснить, какая там у вас ситуация — мне казалось, что в действительности она не больна, а просто старается задержать тебя при себе. Эгоистичная женщина способна приковать дочь к своей особе, лишить ее личной жизни. Я поговорила с Полем, и он понял мою точку зрения. «Могли бы вы заехать туда как бы случайно? — спросила я. — Прощупаете почву, а потом, возвратясь, расскажете мне все, как есть».

— О! — снова воскликнула я, — а я-то в самом деле думала, что это случайная встреча.

— Я на это рассчитывала. Мне не хотелось, чтобы ты решила, будто я поднимаю шум по пустякам и пытаюсь шпионить. Но мне нужно было знать правду.

— Ну и что он вам сообщил?

— Как раз то, что я и подозревала. Можешь себе представить поэтому, как я обрадовалась, узнав об этом Альфонсе, похитившем твою мать для романтической любви среди флаконов с духами? Можешь, конечно. Для всех нас месье Альфонс оказался добрым волшебником.

Я почувствовала разочарование. Так он приехал, потому что кузина Мэри попросила его! Он и пробыл там совсем немного. Потом я вспомнила, как он стоял на балконе за дверью моей спальни, видимо, колеблясь.

— Поль Лэндовер очень трезвый человек, — заметила кузина Мэри. — Если бы не он, они потеряли бы Лэндовер Холл. Теперь все встало на свое место. Я уверена, что он всегда к этому стремился.

— Должно быть, теперь он полностью удовлетворен.

— По его словам, вы некоторое время провели вместе.

— Да, мы ездили верхом в горы. К сожалению, я упала с лошади, и нам пришлось заночевать на постоялом дворе.

— Об этом он не говорил! Вы оставались ночью на постоялом дворе?

— Видите ли, я немного разбилась и была в шоке…Пришлось позвать врача. Он сказал, что мне следует воздержаться от верховой езды в тот вечер.

— Понимаю.

— Расскажите мне о Лэндовер Холле. Как Полю удалось так быстро вернуть поместье?

— А он тебе не сказал?

— Он вообще почти не говорил на эту тему.

— Так вот: Аркрайты купили поместье. Об этом ты знала.

— Да. Вы написали мне в свое время. Речь о покупке шла еще до моего отъезда.

— Там произошел несчастный случай, и дочь ушибла спину.

— Кажется, не очень серьезно.

— Во всяком случае, это не помешало ей иметь ребенка. У нее чудный малыш, Джулиан.

— Так она вышла замуж?

— Ну конечно. Это оказалось наилучшим выходом из положения. Старик Аркрайт никогда не сумел бы стать помещиком. Тут нужны не только «деньжата», как сказал бы он сам. У него были средства на восстановление дома, на ремонт коттеджей… но помещика из него не вышло бы. Арендаторы не признали бы его с его северным произношением и всем его обликом, и он оказался достаточно проницательным, чтобы понять это. Если бы решение зависело от них, они, безусловно, предпочли бы старого картежника Лэндовера… или Поля, способного внушить им страх Божий… или даже Яго, соблазняющего их дочерей. Все эти качества присущи помещикам. Арендаторы не смирились бы с суровым здравым смыслом и практицизмом северянина.

— По-моему, они должны были быть довольны, что он отремонтировал их коттеджи.

— «Не помещик он», — только и слышно было, куда ни пойдешь. Арендаторы восставали и против меня из-за того, что я женщина. «Это противоестественно, — говорили они тогда, — пусть лучше не берется…» Но я быстро доказала им, что они ошибаются. Не знаю, сумел бы Аркрайт со временем переубедить их, но представилась новая возможность, и он был слишком практичен, чтобы не воспользоваться ею.

— А что с его дочерью, с мисс Аркрайт? Я рада, что она не осталась калекой.

— Да, ее повреждения оказались менее опасными, чем врачи предполагали вначале. Она утверждала, что увидела на галерее призраков. Говорят, сперва она очень нервничала. Не знаю, как она отнеслась к идее поселиться в этом доме. Однако отцу удалось убедить ее, что она стала жертвой оптического обмана, вызванного слабым освещением. Тем не менее она продолжала настаивать, что видела нечто, и слава «дома с привидениями» окончательно утвердилась за Лэндовер Холлом.

53
{"b":"12161","o":1}