ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какое это имеет значение? Прошу тебя, Кэролайн, не надо спорить. Это доставит мне такое удовольствие!

В дверь постучали. Вошла горничная и доложила, что какой-то джентльмен спрашивает мисс Трессидор.

Я не сомневалась в личности визитера.

— Мистер Яго Лэндовер, — представила я его.

— А вы высокочтимая миссис Оливия, — сказал Яго. — Я так много слышал о вас.

— И я о вас слышала, — ответила Оливия.

— Надеюсь, ваша сестра не очернила меня?

— Мне кажется, я нарисовала очень достоверный портрет, — улыбнулась я.

— В самом деле? Это внушает мне серьезные опасения.

Оливия рассмеялась. Приятная внешность и шутливая манера Яго явно пришлись ей по душе.

— Кэролайн представила вас в очень привлекательном свете, — заверила она его.

— Значит, умолчала о моих прегрешениях. Я недооценивал вас, Кэролайн.

— Не обращай внимания на то, что он говорит, предупредила я Оливию. — Это его обычная манера.

— Но я не вызвал у миссис Оливии недовольства?

— О нет, совсем наоборот.

— А где благословенное дитя? — спросил Яго.

— В этот час, — объяснила я, — все дети, благословенные или нет, находятся в детской.

— А я-то надеялся взглянуть на младенца хоть одним глазком.

Я сердито посмотрела на него, прекрасно понимая, что ребенок его нисколько не интересует — просто он старается завоевать расположение Оливии.

— Если вы в самом деле хотите… — начала Оливия.

— Покинуть этот дом, не увидев чудо-ребенка?! Это было бы слишком жестоко. — Следуйте за мной, — предложила Оливия и направилась в детскую.

— Вы просто смешны; — упрекнула я его.

— Знаю, — прошептал он. — Зато я такой обаятельный.

Мы вошли в детскую, и Яго умело изобразил восхищение. Он даже подержал Ливию на руках, и ей, кажется, это понравилось.

— Видите, она меня одобряет. Способна уже оценить мое мужественное обаяние.

Оливия нашла его очень забавным. Когда мы вышли из детской, я сказала:

— Мы собирались уйти.

— Позвольте мне сопровождать вас.

— Я распорядилась заложить карету, — сообщила Оливия.

— В таком случае, можно мне к вам присоединиться?

— Я была бы очень рада, но мы едем к модистке.

— Чтобы купить шляпу для крестин? Поверьте, моя помощь будет для вас неоценима. Я большой знаток по этой части.

— Речь идет о шляпке для Кэролайн.

— Как интересно!

— Вероятно, Рози делает шляпы на заказ. Ей не успеть до крестин, — предупредила я.

— У Рози обязательно найдутся и готовые шляпы, — возразила Оливия. — Она действительно делает их на заказ, но и в магазине всегда большой выбор, а тебе, насколько мне известно, угодить нетрудно.

— Утро у модистки! — воскликнул Яго. — Прекрасный способ провести время! — Можно предложить вам что-нибудь до того, как мы уедем, мистер…

— Зовите меня Яго, а я буду звать вас Оливией, хорошо? Ведь мы, в конце концов, не чужие, и познакомила нас наша милая Кэролайн. Мне кажется, я уже давно вас знаю.

— Мне очень приятно видеть вас у себя, — сердечно отозвалась Оливия. — Я давно хотела познакомиться с теми, о ком писала мне Кэролайн. Вы оказались почти точно таким, каким я вас себе представляла.

— Почти, значит, Не совсем. Лучше или хуже?

— Вы гораздо более интересны и занимательны.

— О, Кэролайн, выходит, в конечном счете, вы все-таки представили меня в ложном свете!

— Ты еще не знаешь его, Оливия. — Ну и язычок у вашей сестры, однако.

— Она всегда была очень находчива. Мне это совершенно недоступно.

— «Будь добродетельна, любезная девица, а остроумие оставь другим». Ваша сестра пробуждает мою эрудицию, весьма ограниченную, по правде сказать.

— Оливия спросила, не хотите ли вы закусить, — напомнила я. — Мы только что позавтракали.

— Я тоже. Отправимся поскорее и выберем для вас шляпу. Я сгораю от нетерпения.

Оливия выглядела очень хорошенькой в голубом платье и шляпе того же цвета. Она уже начала напоминать матрону, но это ей очень шло. Счастье преобразило ее и даже до некоторой степени придало ей ту уверенность в себе, которой раньше ей так недоставало. Удивительно, что все это произошло благодаря такому человеку, как Джереми. Хотелось бы мне знать, раздражает ли она его так же, как Гвенни раздражает Поля. Конечно, у нее совсем другой характер, она начисто лишена самоуверенности, действующей на мужчин, по моему убеждению, как красная тряпка на быка. Они ведь привыкли считать себя высшими существами. За то короткое время, что мы провели вместе, я успела заметить, что Оливия полностью подчиняется Джереми, несмотря на то, что никто иной, как она, обеспечивает ему жизнь в роскоши. С Гвенни дело обстоит иначе — она беспрестанно напоминает мужу, что, не будь ее доброй воли, он не мог бы жить в доме своих предков.

Карета остановилась у магазина Рози. Служащий в ливрее открыл дверь и проводил нас внутрь. Навстречу нам поспешно вышла женщина в черном с белым платье.

— О, миссис Брендон, сударыня, доброе утро!

— Добрее утро, Этель, — ответила Оливия. — Haм нужно выбрать шляпу для моей сестры, мисс Трессидор. Этель всплеснула руками и восторженно посмотрела на меня. Можно было подумать, что подобрать для меня шляпку составляло цель ее жизни.

— Но сначала, — продолжала Оливия, — мы хотели бы повидать миссис Рассел.

— Входите, пожалуйста, — пригласила Этель, — я скажу мадам. Джентльмен тоже войдет?

— О да, мисс Этель. Он хочет присутствовать, — сказал Яго.

Наметанным глазом он окинул прелести мисс Этель, весьма существенные, надо сказать. Я заметила, что в его глазах промелькнуло раздумье. Этель тоже заметила это и приосанилась. Она, несомненно, привыкла к взглядам мужчин, сопровождающих дам при посещении магазина. Мы прошли с ней в небольшую, элегантно обставленную комнату. Занавеси и ковер были там лазурного цвета с золотыми прожилками.

Когда Этель вышла, я прошептала:

— Подумать только! Вся эта роскошь принадлежит Рози!

— Рози очень умна, — заметила Оливия.

— Кто же является жрицей этого священного храма? — спросил Яго.

— Это Рози, она очень преуспела в жизни.

Вернулась Этель, попросила нас следовать за ней и провела в другую комнату, богато отделанную в тех же тонах. Позже я заметила, что голубой с золотом узор повторяется во всем помещении.

При нашем появлении сидевшая за письменным столом женщина поднялась к нам навстречу. На ней было черное платье, а высокая прическа и каблуки увеличивали ее рост и придавали ей элегантный вид. Но глаза ее смотрели так же лукаво, как и раньше.

— Господи, помилуй! — воскликнула она. — Да ведь это мисс Кэролайн!

Я подошла и сердечно обняла ее.

— О, Рози, — сказала я, — я с трудом узнала вас среди всего этого великолепия.

— Я все та же Рози. Ну, не совсем та же… Немного старше и значительно умнее. Так ведь и должно быть, верно? А джентльмен?

— Это мистер Яго Лэндовер. Он приехал из Корнуолла.

Яго поклонился.

— Очень любезно с вашей стороны допустить меня в святая святых.

— Хорошо сказано, — одобрила Рози. — Святая святых, значит? Жаль, что я раньше об этом не подумала.

— Он считает, что сможет помочь мне выбрать шляпу, — улыбнулась я.

— Для крестин, должно быть? — спросила Рози.

Я кивнула.

— У меня есть как раз то, что вам нужно.

— Я знала, что так и будет! — обрадовалась Оливия. — Как чудесно видеть ее здесь, правда, Рози?

— Да, я страшно рада.

— Какое у вас замечательное заведение! — восхитился Яго. — Хотелось бы и мне носить шляпы е кудрявыми перьями.

— Для этого вам пришлось бы вернуться на несколько столетий назад, — засмеялась я. — Такие шляпы были бы вам очень к лицу.

— Не сомневаюсь. Обидно, что мы живем в таком скучном веке. Я имею в виду одежду.

— Едва ли все остальное кажется вам скучным, мистер Лэндовер, — предположила Рози. — А теперь я пошлю за шампанским. Приезд мисс Кэролайн нужно отпраздновать. Как долго мы с вами не виделись?

69
{"b":"12161","o":1}