ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Станция Одиннадцать
Список желаний Бумера
#Сказки чужого дома
Убийство Спящей Красавицы
Одержимость
Последний шанс
Академия Арфен. Отверженные
Последняя миля

Поль появился неожиданно. Я даже не услышала приближающегося стука копыт его лошади. Он подъехал галопом, спешился и привязал коня рядом с моим.

— Привет, — поздоровалась я. — Как вам удалось так неслышно подкрасться? Я ничего не слышала.

— По-моему, я предупреждал вас, чтобы вы не приближались к руднику.

— Предупреждали. Но я отнюдь не всегда поступаю так, как мне советуют.

— Разве не стоит прислушиваться к советам людей, которые знают эти места лучше вас?

— Почему бы мне и не постоять здесь немного? Я не чувствую никакой опасности.

— Здесь очень ненадежная земля. Она может в любую минуту обрушиться под вашими ногами. Вы провалитесь вниз, а если и закричите, то вас все равно никто не услышит. Больше не делайте этого. — Он подошел ко мне и взял меня за руку. — Прошу вас, — прибавил он негромко.

Я отступила от него на шаг, подойдя еще ближе к краю шахты. Он порывисто схватил меня за плечи и притянул к себе.

— Упасть здесь проще простого.

— Со мной все в порядке.

Его лицо приблизилось к моему совсем близко. На мгновение у меня ослабели ноги, и я забыла о том, что он женился на другой и по расчету. Забыла о том, что он показал себя в чем-то не менее корыстолюбивым, чем Джереми.

— Мне уже давно хотелось поговорить с вами, — проговорил Поль.

Я попыталась вырваться, но он не пустил.

— Даьайте отойдем от края, — предложил он. — Я не могу спокойно смотреть на ваше безрассудство.

— Я не безрассудна.

— Вы слишком близко подошли к краю. И зачем вообще заехали в эти места, о которых ничего толком не знаете? Одна! Без сопровождения знающих людей!

— Я уже достаточно познакомилась с этими местами. И стою на своих ногах так же крепко, как и любой коренной житель.

Он продолжал смотреть на меня молящими глазами, не отпуская. Вдруг неожиданно притянул к себе и поцеловал.

В первую секунду я не сопротивлялась, ибо, несмотря ни на что, хотела этого, так долго ждала… еще с детских лет, когда только и грезила о нем…

Но затем меня охватила ярость. Ярость, которая была направлена против него… против Джереми… против всех мужчин, смотрящих на женщин свысока и считающих, что могут использовать их, как им заблагорассудится… Сначала, когда чуют, что дело пахнет немалым приданым, обручаются, а когда это не подтверждается, лишь машут на прощание ручкой. Они женятся по расчету для того, чтобы спасти свою собственность, а затем пытаются заниматься любовью с теми, кто им приятнее, а не с теми, на ком женились.

Да, меня охватил гнев, дикий гнев… ибо ничто не казалось мне более притягательным, чем быть с Полем, любить его, прожить жизнь рядом с ним…

— Как вы смеете?! — вскричала я.

Он печально посмотрел на меня и ответил просто:

— Смею, потому что люблю.

— Что за чепуха?!

— Вы знаете, что это не чепуха. Знаете, что я люблю вас еще с Франции. Кстати, тогда мне казалось, что и вы ко мне неравнодушны. Это правда?

Покраснев, я ответила:

— Тогда я вас еще не знала.

— Значит, чувства все же были?

— Но на самом деле не к вам. Тогда я составила о вас неверное представление и лишь позже поняла свою ошибку. Вы забываете о том, что я повзрослела и уже научи-

лась более или менее разбираться в мужчинах и в мотивах их поступков.

— Вы виделись с тем человеком, когда были в Лондоне?

— Да, виделась.

— Что-то случилось…

— Да что вы говорите? Он просто женился на моей сестре, и я стала крестной матерью их ребенка, только и всего.

— Но вы и он… Как вы встретились?

— Он вел себя как образцовый супруг. А как же иначе? Своего он добился. Бедный молодой джентльмен превратился в богатого молодого джентльмена. Вам это долж-

но быть понятно. Особенно вам. Я же… держалась сдержанно, холодно, с достоинством… Словом, равнодушно. А вы от меня другого ждали?

— Кэролайн, послушайте. Я хочу, чтобы вы поняли. Прошу вас… давайте отойдем отсюда.

Он обнял меня за талию и крепко прижал к себе. Я сделала вид, что пытаюсь освободиться, но он не отпускал, и наконец я позволила ему отвести меня в сторону от шахты.

Поль кивнул на один из валунов.

— Присядьте, — сказал он. — На них удобно отдыхать.

— Я не хочу.

— Вы что, боитесь меня?

— Боюсь вас? С чего это я должна вас бояться? Вы что, чудовище какое-нибудь? Нет. Обычный…

Он опустился на валун и заставил меня сесть рядом.

— Ну, договаривайте, — сказал он. — Обычный… кто?

— Охотник за состоянием, — выпалила я.

— Вы о моей женитьбе? Вот как раз об этом я и хочу поговорить с вами. Хочу объяснить.

— Нечего объяснять. Все ясно.

— Не думаю.

— Все лежит на поверхности. Вы спасли родовое гнездо семьи. Это был благородный жест. Лэндовер уплывал чужие руки, и вы решили пожертвовать собой. Во имя чести своего рода, во имя традиций и прочее.

— С вашей стороны это очень жестоко…

Он повернул меня так, что мы встретились глазами. Затем он взял мое лицо в руки и принялся жадно целовать…

Я попыталась вырваться, но это было невозможно. Да, в сущности, мне и не хотелось вырываться. Наоборот, хотелось прижаться к нему еще крепче. Его поцелуи были бальзамом для моих душевных ран. Теперь мне как ни когда стало ясно, что я хочу быть с ним всегда… Одно временно я осознала, что это немыслимо.

— Если бы можно было обратить время вспять, — горячо воскликнул он. — Я не сделал бы того, что сделал. Я приготовился бы ко всему, но не женился бы…

— Сейчас легко говорить… когда уже поздно.

— Если бы ничего этого не случилось, и я был бы с вами… О, как я был бы счастлив! Как счастлив! Такое счастье даже представить невозможно… и все благодаря вам, Кэролайн. Когда я с вами, весь мир преображается вокруг. Я живу, дышу полной грудью. И плевать на все. Только бы быть с вами.

Мне хотелось ему верить. Хотелось прижаться к нему и сказать: «Давай забудем об этом. Давай будем делать вид, что ничего не произошло». Но вместо этого я услышала свой голос, исполненный жестких металлических ноток, с помощью которых хотела скрыть свое отчаяние и свои истинные чувства:

— Старая песня. Когда все получилось не так, как задумывалось, конечно, хочется повернуть время вспять и прожить жизнь заново… Но назад возврата нет. И никогда не будет. Следует помнить об этом впредь, чтобы избежать новых ошибок. Нет, Поль. Вы поступили бы точно так же. Этот дом… он важен для вас… Важнее всего остального. Подумайте: если бы не женитьба, вы жили бы теперь на ферме. И каждый день видели бы Лэндовер… И эту землю, которая на протяжении многих поколений принадлежала вашему роду… Как бы вы посмотрели на все это, если бы знали, что и дом и земля отныне в чужих руках? Вы не вынесли бы этого.

— Я вынес бы, — возразил он, — если бы вы были рядом со мной. А со временем я все равно вернул бы себе и дом и землю… честным, достойным путем.

— Откуда у фермера нашлись бы деньги на покупку целого поместья?

Он молчал.

— Назад возврата нет, Поль, — сказала я.

— Да. Как обидно. Теперь я понимаю, что жить ради дома и земли — это ошибка. Но если бы вы были рядом, этого не случилось бы.

— Я была ребенком.

— Вы были ребенком. Но уже тогда в вас было нечто особенное. Я увидел вас в поезде… А во Франции, — о, что за чудесное было время! — мне часто приходило в голову, что нам суждено быть вместе, что мы предназначены друг для друга. Вы это тоже должны были чувствовать.

— Мне было приятно видеться с вами, ибо там было довольно скучно.

— Значит, я разгонял вашу скуку?

— Именно.

— Но мне казалось, что вы…Я повернулась к нему и холодно проговорила:

— Тогда я ничего не знала о вашей сделке.

— Не говорите так.

— Хорошо, о вашем договоре.

— Это звучит еще хуже.

— Но это правда. Это была подлая сделка и нечего притворяться. Вам следовало тогда же сказать мне, что этой женитьбой вы спасаете родовое поместье.

— Я не хотел даже думать об этом. Пытался жить так, как будто ничего не случилось. Когда мисс Трессидор попросила меня присмотреть за вами, я был так взволнован… А потом я увидел вас… та же девочка и одновременно другая. Это были несколько дней счастья, украденных у моей гадкой жизни. Я пытался забыться.

73
{"b":"12161","o":1}