ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвенни подошла ко мне. — Хорошо играют, правда? Они запросили большой гонорар, но я не жалею, ибо лучше них никого не найдешь.

— О, да. Играют очень хорошо.

Она глянула в сторону галереи.

— А перила теперь крепкие, — проговорила она. — Я не могла равнодушно смотреть на то, как тут все разваливается по частям. Пришлось делать капитальный ремонт. Вот, скажем, те же перила. Их потребовалось заменить, но где еще найдешь такие же старинные, да к тому же не изъеденные древесным червем? Ну, ты понимаешь, о чем я.

— Да, — ответила я. — Ты о неизъеденньгх древесным червем перилах.

— Найти было очень нелегко. Знаешь, сколько пришлось отвалить за это?

— Груду пенни, наверное.

Я была слишком раздражена, чтобы быть с ней вежливой, но она только кивнула в ответ, не уловив злой иронии моих слов.

Да, я хорошо понимала Поля. Пыталась представить себе, как они живут под одной крышей. В какой-то момент я почувствовала, что мне становится его жалко, а жалость я никак не имела права допускать в свое сердце. Я должна была постоянно помнить о том, что он добро вольно согласился на ту сделку и не заслуживает сочувствия, ибо просто расплачивается за свои ошибки.

Кузина Мэри давала обед на День подарков[15]. Среди прочих гостей были и Лэндоверы. Разговор не выходил за общие темы, и между Полем и Гвенни вроде бы не было никаких трений. Яго, как всегда, много шутил и всех веселил, словом, был душой всего вечера. Я лишний раз убедилась в том, что всегда полезно иметь такого человека на подобных приемах.

Он заявил, что намерен освоить какую-то машину, специально изобретенную для того, чтобы облегчить фермерский труд. Для этого после Нового года поедет в Лондон. Когда нам выпала минутка спокойно поговорить наедине, я выразила свое удивление тем, что он проявляет такой интерес к сельскому хозяйству.

— Меня страшно взволновала эта идея. Почему бы вам не навестить сестру? Мы могли бы поехать вместе.

— Боюсь, в этот раз вам придется поехать одному.

— Мне будет вас не хватать. Без вас путешествие уже будет не то.

— Ничего, полагаю, вы позаботитесь о том, чтобы не скучать в дороге.

Когда гости разошлись, кузина Мэри со вздохом проговорила:

— Все, хватит. Не люблю я все эти официальные приемы. Часто думаю, что за жизнь течет в Лэндовере? Гвенни явно не подарок. А Яго? Видите ли, едет в Лондон узнавать насчет машины! Насчет женщин он едет узнавать, это ясно. Должно быть, ему наскучила та… из Плимута.

— Кузина Мэри, как это цинично с вашей стороны! Может быть, он действительно едет узнавать насчет машины.

— Я видела лицо его брата, когда он говорил про свою машину. «Как же! За машиной он едет!» — явно думал он в ту минуту.

— По крайней мере, — сказала я, — Яго умеет радоваться жизни.

— Да уж, такой человек предпочитает сваливать бремя на чужие плечи.

Пожелав кузине Мэри спокойной ночи, я ушла в свою комнату, где весь остаток вечера провела в глубоких раздумьях. Под конец я решила, что начну готовиться к отъезду, если это, конечно, не сильно огорчит кузину Мэри.

Наступил Новый год. У нас задули особенно сильные в ту пору юго-западные ветры, которые повалили несколько деревьев. Вскоре ветер переменился на северный. Небо затянулось снежными облаками. Дом продувало насквозь, и даже разожженные на полную мощь камины не могли удержать тепло. Мы с кузиной Мэри отчаянно мерзли.

Я получила от Оливии письмо, и оно меня очень встревожило. Прочитав его, я сразу вспомнила то, о чем мне говорила Рози.

«Милая Кэролайн!

Я все время о тебе думаю. Мне понравилось твое описание Рождества, как вы пели гимны и гуляли на святках. Наверное, было ужасно весело. Благодарить, конечно же, нужно Яго Лэндовера! Какой он замечательный юноша!

А у меня для тебя новости. У меня будет второй маленький. Рано, да?.. Может быть, слишком рано. Но я жду с нетерпением. С Оливией все хорошо: здорова, набирает вес и уже такая смышленая! Как бы мне хотелось, чтобы ты ее увидела.

Кэролайн, я очень хочу, чтобы ты приехала. Читать твои письма очень приятно, но это все оке не совсем то, правда? Я хочу поговорить с тобой про все. Мне так много нужно сказать тебе. А писать… это не то. Прошу тебя, приезжай! У меня такое предчувствие, что я скоро тебя увижу. Просто сильно соскучилась, наверное. Мисс Белл добрая женщина, но разве с ней поговоришь? Ты меня понимаешь. Мне хочется поговорить именно с тобой.

Ребенка жду в июне. Да, я знаю, что получится всего год после рождения Оливии. Рановато… А беременность отгораживает от общества и от людей. Ты понимаешь, что я имею в виду.

Пожалуйста, Кэролайн, приезжай.

И продолжай писать. Надеюсь, в своем следующем письме ты сообщишь о том, что собираешься приехать.

Твоя любящая сестра, которая очень в тебе нуждается.

Оливия».

Я читала и перечитывала это письмо. В нем был какой-то подтекст. Будто крик о помощи…

— Что случилось, Кэролайн? — спросила на следующее утро кузина Мэри.

— Случилось?

— Ты какая-то задумчивая, вся в себе. Что-то случилось, да?

От кузины Мэри ничего невозможно было скрыть.

— Письмо от Оливии. Не знаю… но мне кажется, что это крик о помощи.

— О помощи? В каком смысле?

— Не знаю. В июне она ждет второго ребенка.

— В июне? А сколько сейчас первому? Года еще нет. Ох, как рано…

— Да, я тоже так думаю. Она боится. Я это чувствую.

— Роды — серьезное испытание.

— Она была счастлива, когда ждала Ливию.

— Подобные э-э… процедуры не стоит повторять слишком часто.

— Да, но, я думаю, тут не просто ощущение того, что слишком поторопились… Полагаю, она чего-то серьезно опасается.

— Может быть, ты покажешь мне письмо?

Прочитав его, она сказала:

— Понимаю, что ты имеешь в виду. Она чего-то не договаривает, верно?

— Нет, просто в свете того, что мне говорила Рози…

— Понимаю. Ты считаешь, что он транжирит деньги?

— Или… что еще хуже… она узнала о том, что у него есть другая женщина.

— Бедное дитя! Ты, наверное, хочешь навестить ее?

— Мне стоит это сделать… На несколько дней, чтобы успокоиться.

— На твоем месте я переждала бы зиму.

— Я напишу ей, что приеду… скажем, в начале марта? Дни уже станут длиннее, и март может выдаться мягким.

— «Задует мартовская вьюга, и вновь повалит снег».

— Часто ли здесь вообще бывает снег?

— Раз в десять лет. Но не забывай, что ты уедешь из Корнуолла. А Корнуолл — здравница. Климат далеко не везде такой, как здесь.

— Я же не поеду на север Шотландии. Думаю, в марте можно будет.

— Почему бы тебе не поехать вместе с Яго Лэвдовером? Ведь это, кажется, ему так нужна какая-то машина?

Мы обе рассмеялись. Я была рада, что она довольно легко восприняла мое решение ехать в Лондон. Ей не хотелось отпускать меня, но ее тоже обеспокоило письмо Оливии.

Я сразу же написала сестре и сообщила о том, что планирую приехать в начале марта. Радостный ответ не заставил себя ждать. По письму я поняла, что настроение Оливии резко поднялось.

«Мне уже стало лучше от одного этого известия», — писала она..

«Значит, все-таки до этого ей было худо», — поняла я.

Настал февраль, и морозы все не ослабевали. Я часто объезжала верхом поместье, согреваясь в седле. Порой меня сопровождала кузина Мэри.

Это случилось в середине февраля. Через две недели я должна была уехать в Лондон. В то утро кузина Мэри сказала, что поедет на прогулку вместе со мной. Ей хотелось посмотреть на ферму Минноузов. У них протекала крыша. Заранее договорились о том, что там нас уже будет ждать Джим Берроуз.

Мы ехали полями, так как обледеневшие дороги в такую погоду таили в себе немало опасностей. Утром было потепление, но лед растаял далеко не везде. Мы с кузиной Мэри говорили о пшенице и ячмене.

вернуться

15

День, когда по английскому обычаю слуги, письмоносцы, посыльные получают подарки.

78
{"b":"12161","o":1}