ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все возбуждены. Пчелы это чуют. Все никак не угомонятся. И все из-за леди Лэндовер, — сказал Джеми.

— С вами кто-нибудь говорит об этом, Джеми?

— Только об этом и болтают. Она куда-то там уехала… , это неугомонная женщина! Любит лезть не в свое дело. Но она вернется. Я в этом не сомневаюсь.

— Я знаю, что она вернется, но… скорее бы! Мне не нравятся эти слухи. Все рассказывают о шахте. Кто-то видел там черную собаку и белых зайцев…

— Ах. Шахта… — пробормотал он. — Да, это непростое место… Лайонгарт чует это. Рудник манит его. Как я его ни отговариваю, он постоянно убегает туда.

— Там теперь все время находятся люди. Все чего-то ждут.

— Пусть ждут. Ничего не будет.

Мне захотелось перевести разговор на другую тему, поэтому я спросила:

— Как ваши питомцы? Подобрали в последнее время какого-нибудь покалеченного или больного бедняжку?

— Пока есть только маленький кролик. Я нашел его на дороге. У него перебита лапа. Колесом раздавило…

— Джеми, — проговорила я, — здесь у вас все так мирно и покойно… Особенно сейчас мне это было нужно. Как хорошо, что я заглянула.

— Приходите в любое время, мисс Трессидор.

Мне действительно стало несколько спокойнее после этого визита к Джеми, но тревога вернулась, стоило мне дойти до дома. Слуги шепотом рассказывали друг другу последние новости: в связи с усиливающимися дурными слухами насчет шахты местная полиция обратилась с запросом в Плимут, и там было решено провести обследование рудника.

Я на всю жизнь запомню тот душный знойный день.

Операция началась утром. Я слышала от слуг, что в пустошь потянулись повозки с веревочными лестницами и устремилось много мужчин. Кто-то из них должен был спуститься на дно шахты.

Никто открыто не говорил о том, что искать будут тело Гвенни, но все об этом думали. Все как-то молча согласились на том, что муж убил ее, а потом распространил лживую версию о том, что она якобы уехала в Йоркшир. На самом деле он просто избавился от нее, потому что она ему надоела и никогда не была для него желанной, а женился он из-за денег. Хотел оставить родовой особняк в собственности Лэндоверов, а теперь милуется с мисс Трессидор…

Эта драматичная история распространилась повсюду с быстротой молнии, ибо отвечала чаяниям любителей интриг и служила доказательством того, что те, кто по праву рождения и богатства привыкли ставить себя выше обычных людей, на самом деле тоже страдают всеми земными пороками. Я не могла оставаться дома, но и видеть никого не хотела. Душа требовала свежего воздуха и уединения.

В то же время я понимала, что должна узнать новости с пустоши сразу же, как только они появятся. Хотелось также быть с Полем. Хотелось сказать ему, что я пойму все, чтобы ни случилось.

Я выехала из дома верхом и наткнулась на него на дороге. Он поджидал меня.

— Мне необходимо сейчас быть с тобой, — произнес Поль.

— Да, — ответила я. — Как я рада, что мы встретились. Мне тоже необходимо сейчас быть с тобой.

— Давай уедем куда-нибудь отсюда… где мы могли бы спокойно поговорить. Давай уедем от всех этих шпионов…

— Сегодня почти все собрались на руднике.

Мы уехали в лес, спешились и стреножили лошадей. Поль обнял меня и притянул к себе.

— Поль, что бы…

— Что бы я ни сделал? — договорил он за меня.

— Ты сказал, что не причинил ей вреда, и я поверила тебе. Но, что если…

— Что если ее все-таки найдут в шахте?

— Как же ее могут там найти?

— Кто знает… Мало ли какой может случиться удар судьбы… Вдруг на нее напали грабители? Ты же знаешь, как она всегда выставляла напоказ все свои побрякушки. Вдруг ее кто-нибудь убил и скинул тело в шахту?

— Но она же ехала в поезде.

— Не знаю… Всякое может быть. И обвинят меня, Кэролайн.

— Да, — пролепетала я.

— А ты?

— Я верю тебе. И помогу доказать твою невиновность.

— О, Кэролайн…

— Теперь уже недолго ждать. Когда они закончат?

— Я думаю, скоро. Скоро мы все узнаем.

— Но что бы ни случилось, я люблю тебя. Раньше я очень критично относилась к людям… Жизнь — суровый учитель. Я знаю, что Гвенни тебя постоянно провоцировала, и если вдруг…

— Этого не было, Кэролайн. Я посадил ее на поезд. Если там что-то и найдут, знай, что я к этому не имею отношения.

Мы гуляли среди деревьев, солнце играло бликами в листве, и в воздухе стоял запах сырой земли. Время от времени в кустах проносился вспугнутый нами зверек. А я думала: «Хочется, чтобы это никогда не кончалось».

Странно, что именно в тот день, наполненный тревогой и дурными предчувствиями, которые были почти невыносимы, я поняла, насколько сильно люблю Поля. И я знала, что ничто не изменит этого. Ничто.

Не помню, сколько времени мы провели в лесу, но в какую-то минуту поняли, что пора расставаться.

— Поеду на пустошь, — решила я.

— Не надо, — покачал он головой.

— Я должна.

— Ну, а я возвращаюсь в Лэндовер.

— Помни, — проговорила я, — что бы ни случилось, я люблю тебя. И буду с тобой… даже если для этого придется рассориться со всем миром.

— После этих слов я не жалею ни о чем, — сказал Поль.

Он прижал меня к себе, и мы долго стояли, обнявшись. Потом сели на коней. Он поехал в Лэндовер, а я на пустошь.

Там было много народу. У самого края шахты сгрудились мужчины. Похоже, операция закончилась. Я огляделась по сторонам. Невдалеке стоял один из моих конюхов.

— Ну что, они закончили, Джим? — спросила я.

— Да, мисс Трессидор. Ничего не нашли. Ничего, кроме костей животных.

У меня словно гора с плеч свалилась.

— Похоже, только зря потеряли время, — добавил Джим. Толпа все не расходилась. А мне захотелось сейчас же съездить в Лэндовер. Я должна была видеть Поля.

Повернувшись, я поскакала обратно по дороге, изо всех сил нахлестывая лошадь.

Мне было неважно, что скажут слуги. Пусть думают, что хотят. Главное: тела Гвенни в шахте не обнаружили. Придется всем поверить в то, что она действительно села тогда на лондонский поезд.

Я постучала в дверь. Мне открыла одна из служанок. Кто-то как раз спускался по лестнице в холл. Посмотрев в ту сторону, я остолбенела. Это была Гвенни.

— Привет, Кэролайн! А вот и я. Вы тут все будто бы знали, что со мной что-то стряслось, а?

— Гвенни! — воскликнула я.

— Она самая, — ответила Гвенни.

— Но…

— Я уже знаю. Дженни мне все рассказала. Полиция обследует шахту в поисках моего тела. Забавно!

— Нам было не до смеха.

— Я понимаю. Насколько мне известно, подозрение пало на моего горячо любимого муженька. Что ж, пусть это послужит ему уроком. Возможно, отныне он будет обращаться со мной получше.

В холле показался Поль.

— Она вернулась, — проговорил он.

— Может быть, нам следует сейчас съездить к руднику и дать всем отбой? — предложила Гвенни.

— Они уже закончили, — сказала я.

— Так, выходит, ты там была? Хотела полюбоваться на мои скорбные останки?

— Разумеется, нет, — раздраженно вмешался Поль. — Она знала, что ничего там не найдут. Я уже объяснил Кэролайн, что ты уехала на поезде.

— Бедняжка Поль. Должно быть, тебе не сладко тут пришлось… все эти подозрения. Жду не дождусь той минуты, когда покажусь на люди. А было бы совсем здорово, если бы я сейчас вдруг объявилась на пустоши! Наверное, народ решил бы, что это Призрак.

— Всех охватил ужас, когда Дженни получила записку от твоей тетушки, в которой говорилось, что тебя в Йоркшире нет.

— О, да… В самую последнюю минуту я передумала, — беззаботно улыбнулась Гвенни. — Я поехала к своим знакомым… в Шотландию.

— Как жаль, что ты никому не сказала об этом. Тогда ничего бы не было.

— А мне, наоборот, очень приятно, что местная публика проявила во мне такое участие. Раньше мне казалось, что я здесь всем чужая.

— Просто местные жители любят интриги, а ты помогла им пережить одну из самых увлекательных, — заключила я. — За это тебя и любят.

98
{"b":"12161","o":1}