ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тринадцать свадеб
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Темные воды
Контрразведчик Ивана Грозного
Ксения Собчак. Проект «Против всех»
Разбитые звезды
Последний шанс
Блокчейн для бизнеса
Убийца Войн

Громко, чтобы было слышно во всех остальных комнатах, я сказала:

— Юджини, немедленно вставайте с постели и отправляйтесь обратно в свою комнату.

Юджини подскочила на постели, и на меня уставились ее разъяренные глаза.

— Это моя постель, мисс Грант. Это была моя постель в прошлом семестре.

— Но не в этом, — сказала я. — Немедленно поднимайтесь.

Шарлотта смотрела на Юджини, подбадривая ее.

— Где Патриция? — сказала я.

Я заглянула в следующую комнату. Она лежала в одной постели, Фиона в другой. Обе они выглядели встревоженными. Я сказала:

— Выбирайтесь из этой кровати, Патриция.

Она тотчас встала.

— Надевайте тапочки и халат.

Она безропотно повиновалась.

Вместе с ней я прошла в соседнюю комнату.

— Теперь, Юджини, вон из кровати Патриции и шагайте в свою комнату.

— Мадмуазель… — начала было Шарлотта.

— Это не касается мадмуазель. Отвечаю за вас я, и вы будете слушаться.

— Вы сами на самом деле еще не взрослая.

— Не дерзите. Вы слышали меня, Юджини?

Та взглянула на Шарлотту и, не глядя мне в глаза, пробормотала:

— Не пойду.

Я испытывала желание вытащить ее силой. Если бы Шарлотта пришла ей на помощь, они вдвоем пересилили бы меня; кроме того, в моем случае насилие было неприемлемо.

И тут я вспомнила, как Тереза говорила, что они были без ума от лошадей, и особенно Шарлотта.

— Я думаю, что пойдете, — сказала я. — Я отстраню вас от уроков, и чем дольше вы будете оставаться в этой постели, тем дольше будет ваше наказание. В этом семестре мы изучаем «Макбета», и сколько минут вы будете оставаться в постели, настолько вы будете отстранены и должны будете выучить столько же строк из пьесы. Вы будете заниматься этим во время уроков верховой езды, так что любая непокорная девушка не сможет присоединяться к остальным. Шарлотта подскочила на постели.

— Вы не можете этого сделать, — сказала она.

— Уверяю вас, могу.

— Мисс Хетерингтон…

— Мисс Хетерингтон дала мне позволение поступать так, как я сочту нужным. Начинаем сейчас. Если вы немедленно не встанете, Юджини, вы и Шарлотта будете удалены завтра с занятий верховой ездой.

Это было важно. Я ощущала напряжение. Мне следовало быть твердой или проиграть битву. Я гадала, что сказала бы Дейзи по поводу усечения уроков, за которые родители девушек так дорого платят.

Я стояла и смотрела на них.

Победила любовь Шарлотты к лошадям.

Она внезапно посмотрела на Юджини и сказала:

— Тебе лучше идти… пока…

Юджини встала с постели. Сокращение времени для верховой езды было бы для нее такой же трагедией, как и для Шарлотты.

Когда она проскочила мимо меня, я сказала:

— Пока… и до конца семестра… если хотите наслаждаться верховой ездой. Теперь, Патриция, забирайтесь в свою постель, и чтобы я больше не слышала разговоров. Спокойной ночи, девушки.

В соседней комнате Юджини лежала лицом к стене, а Фиона посмотрела на меня извиняющимися глазами, отвечая на пожелание доброй ночи.

Я отправилась в постель. Победа. Но меня трясло.

III. Марсия

Я была слегка удивлена, что победила так легко, ибо после этого проблем больше не возникало. Девушки были в тех постелях, в каких полагалось, и хотя Шарлотта меня игнорировала, а Юджини была несколько угрюма, остальные были вполне очаровательными, Тереза же ясно показывала, что рабски мне предана.

Я знала, Шарлотта дразнит ее тем, что она пресмыкается предо мной, и Юджини ей ясно показывала, что презирает ее, но как ни странно, Тереза — несомненно оттого, что была уверена в моей поддержке, — выработала в себе несколько больше смелости и казалась способной справляться с их колкостями.

У меня был очень дорогой моему сердцу предмет — английская литература, и мне было очень интересно читать мою любимую Джейн Остин и пьесы Шекспира с большим вниманием, чем раньше, читать их вместе с девушками, анализировать их и искать скрытый смысл. У меня на эту тему было четыре урока в неделю, и таким образом в течение недели я занималась со всеми девушками школы, а это означало, что на двух уроках присутствовали Шарлотта и Юджини. Шарлотта работать отказывалась, и Юджини — она была младше подруги на год или около того и находилась под сильным ее влиянием — тоже попыталась, но мне было забавно обнаружить, что она по-настоящему любила литературу и не могла полностью подавить свой интерес. Тереза же изо всех сил старалась угодить мне. Это действительно доставляло мне удовольствие.

Возможно светские занятия были менее успешны. Мы обсуждали различные темы, и девушки должны были учиться, как ходить и действовать грациозно — точно так же, как нам приходилось в Шаффенбрюккене. Все это было довольно забавно.

Собрания в согревательной мне нравились. Иногда к нам присоединялась Дейзи. Конечно, когда ее не было, мы были свободнее и спокойнее. Я узнала, что Дост-Шарлотта — как ее иронично прозвали — для всех была сущим наказанием.

— «Путы путам», — сказала мисс Паркер, которая гордилась откровенностью своих высказываний. — Я была бы очень рада увидеть Дост-Шарлотту в путах.

Тереза — мышка, говорили они. Глупенькая робкая малышка.

Я защищала ее и отмечала, что это из-за ее семейных обстоятельств.

Юджини — чистый кошмар, таков был комментарий мисс Паркер.

— Она — Веррингер, а это почти худший ярлык, какой только можно кому-либо привесить. Фиона, однако, славная девочка.

Мэтт Гринуэй, учитель верховой езды, который случайно присутствовал при разговоре, добавил, что трудно поверить, что они обе из одной конюшни.

— Совершенно разные по внешности и по характеру, — сказала Эйлин Экклз. — Потрясающе. А еще говорят о наследственности. Думается, большое значение имеет окружение.

— Предполагается, что окружение у них одно, — отметила я. — Очевидно, они обе воспитывались в Холле.

— Ну, говорят, их мать была милой и послушной. Скорее похожа на Фиону, мне кажется. Что же касается Юджини, так в ней сидит дьявол Веррингеров.

Мне нравились эти сборища, приправленные сплетнями, они очень помогали мне лучше узнать девушек, а это было огромным преимуществом при общении с ними. Возможно, Эйлин Экклз люди интересовали больше, чем других, так что она давала много информации.

— На лето, как я понимаю, нам опять оставят Терезу, — сказала она. — Ее родственники написали, что будут отсутствовать несколько месяцев.

— Бедное дитя, — сказала я. — Должно быть, ей одной здесь все лето очень скучно.

— Полагаю, было бы бессмысленным ожидать, что ее родители пришлют за ней из Родезии. Как только она оказалась бы там, ей пришлось бы отправляться обратно. Мне жаль девушку.

О Терезе я думала много. Когда я выходила из класса после урока, она часто предлагала мне помочь нести мои книги. Я видела надменно-презрительные взгляды Шарлотты, но казалось, что Терезу это не трогало, хотя, как я поняла, раньше она ее боялась.

Разговоры о девушках Веррингер продолжались.

— Юджини, — сказала мадмуазель, в ужасе взмахивая руками. — Она очень гадкая маленькая девушка.

Фрейлейн Кутчер выразила мнение, что Веррингерам вообще оказывается слишком много почтения. Это их выделяет.

— Думаю, в этом что-то есть, — сказала Эйлин Экклз. Вмешался Мэтт Гринуэй:

— Юджини будет настоящей наездницей. — Словно это компенсировало все остальные недостатки.

— Они будут очень богаты… эти две девушки, — сказала Эйлин.

— Им не на пользу знать это, — вставила мадмуазель.

— Но они знают, — настаивала Эйлин, — и это, кажется, вскружило голову мисс Юджини.

— Насколько они богаты? — спросила я.

— Бесконечно, — со смехом ответила Эйлин. — Я действительно слышала, что их дядюшке нравится загребать деньги.

— Дядюшке? Вы хотите сказать, сэру Джейсону?

— Разумеется, моя дорогая, если уж вам хочется называть его полагающимся титулом.

— Так значит, он богат?

— Как Мидас… или Крез, если вам так больше нравится. Но вы же знаете, как действуют деньги на некоторых людей: чем больше у них имеется, тем большего они хотят. С тех самых пор, как король оказал им милость и наделил землями Аббатства, они копили деньги. То же самое и с нашими двумя маленькими наследницами. Когда они станут совершеннолетними или выйдут замуж, они разделят состояние своего отца. И мне кажется, что если Фиона умрет, все отойдет к Юджини, а если Юджини посетит ту речушку, откуда ни один путешественник не возвращается, тогда все берет Фиона.

24
{"b":"12162","o":1}