ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сэр Джейсон говорит, что доктор не рекомендовал ее сегодня перемещать.

— Он сказал это.

— Очень любезно было с вашей стороны, сэр Джейсон, сразу послать за доктором и предложить гостеприимство.

— Наименьшее, что я мог сделать, — ответил Джейсон Веррингер.

— В самом деле… — сердито бросила я, хотя Дейзи своим присутствием напоминала мне, что мы должны быть любезны с нашим богатым и влиятельным землевладельцем.

Дейзи быстро сказала:

— Тереза должна остаться здесь на ночь, и поскольку она такая возбудимая девочка, а вы, моя дорогая, — единственная, кто может ее успокоить… Что ж, сэр Джейсон любезнейше приглашает вас тоже остаться здесь.

Я чувствовала, что попала в ловушку.

— Это было бы… — начала я.

— Идеально, — перебил он. — Я уверен, что Тереза будет вполне счастлива, зная, что вы под рукой.

— Что ж, я так вам благодарна, сэр Джейсон, — Дейзи повернулась ко мне: — Я пришлю кое-какие вещи, которые вам обеим понадобятся. Теперь, полагаю, мне нужно идти. Однако я знаю, что могу спокойно оставить Терезу в ваших руках, Корделия. Я должна вернуться и присмотреть за тем, чтобы все привести в норму. Девушки возбуждены.

— Надеюсь, Шарлотта Маккей с девушками благополучно добрались до школы, — сказала я.

— О да. И насладилась моментом власти. Я никогда раньше не видела Шарлотту столь удовлетворенной. Она была вежливой и очень покорной. В данных обстоятельствах вы поступили наилучшим образом. Теперь я перешлю вещи, а завтра по получении известия Эммет перевезет вас обратно.

Таким образом, все было организовано.

Джейсон Веррингер и я проводили Дейзи к карете.

— Беспокоиться не о чем, — сказал он ей. — Девушка лишь в шоке, и я вижу, что мисс Грант — чрезвычайно здравомыслящая молодая леди.

Я знала, что Дейзи пытается скрыть некоторую неловкость, и догадалась, что ей не больше нравится оставлять меня в Холле, чем мне оставаться. Однако мы оказались в этой неудачной ситуации, и Дейзи не могла найти дипломатичного выхода из нее. Тактичные отношения с сэром Джейсоном были необходимы для благополучия школы, а школа для Дейзи была превыше всего.

— Я пришлю Эммета с тем, что вам может понадобиться, — были ее последние слова, и я осталась стоять, безутешно глядя вслед карете.

Джейсон Веррингер обернулся и улыбнулся мне.

— С нетерпением жду удовольствия отобедать с вами, мисс Грант, — сказал он.

— Нет необходимости церемониться, сэр Джейсон. Если можно что-нибудь прислать в комнату Терезы для нас обеих, мы будем вполне удовлетворены.

— Но я буду совершенно не удовлетворен. Вы почетный гость, и я хочу, чтобы вы это знали.

— Я нисколько не ощущаю почета. Этого не должно было произойти.

— Вы очень ясно показали, что вините меня.

— Как вы могли гнать с такой скоростью? Вам следовало бы знать, что вы можете испугать лошадей. Они всего лишь девчушки… некоторые из них не очень тренированные. Это было неосторожно… даже более того, это… преступно.

— Вы жестоки ко мне. Согласен, я был неосторожен. Я ездил на этих серых несколько раз в неделю и ни разу не встречал на дорогах группу школьниц верхом. Возможно, если бы я хотел ответить на ваши обвинения, я мог бы сказать, что им не следовало быть на этом отрезке дороги. Но я не стану в это вдаваться, поскольку не желаю вызвать ваше неудовольствие.

— Вы можете говорить абсолютно все, что вам угодно. Девушки всегда ездят по дорогам. В чем особенность этой?

— Так случилось, что она ведет к моему дому.

— Вы хотите сказать, это ваша частная собственность.

— Дорогая мисс Грант, вы в Колби недавно, иначе знали бы, что большая часть земель в округе — моя собственность.

— Значит ли это, что никто из нас не имеет права здесь находиться?

— Это значит, что вы находитесь здесь с моего позволения, и если я пожелаю, я могу закрыть любую дорогу.

— Почему же вы этого не делаете? Тогда мы по крайней мере знали бы, где можно безопасно ходить и ездить.

— Давайте войдем в дом. Я велел приготовить для вас комнату. Это одна из наших лучших комнат, и находится довольно близко к Голубой.

Внезапно я ощутила тревогу. В нем было что-то сатанинское. К тому же он выглядел самодовольным, и мне не нравилась дерзость в выражении его лица. Было похоже на то, что он затевает что-то и уверен в успехе своих планов.

— Спасибо, — холодно сказала я, — но я предпочла бы остаться в комнате Терезы.

— Мы не можем этого допустить.

— Боюсь, что я не могу допустить ничего другого.

— В Голубой комнате лишь одна кровать.

— Она очень большая. Я уверена, Терезе будет лучше, если я ее с ней разделю.

— Я попросил приготовить для вас комнату.

— В таком случае она будет готова для ваших следующих гостей.

— Я вижу, — сказал он, — вы решительно настроены, чтобы все было, как хотите вы.

— Я здесь для того, чтобы позаботиться о Терезе, этим я и намерена заниматься. У нее был ужасный шок благодаря… Он с упреком посмотрел на меня, и я продолжала:

— Мне не хотелось бы, чтобы она проснулась среди ночи и гадала, где она оказалась. Она может встревожиться. В конце концов у этого падения могут быть неприятные последствия. Мне следует быть с ней.

— Терезе очень повезло. У нее такой восхитительный и преданный страж.

— Нам будет очень удобно, и спасибо за то, что позволили устроиться в вашей Голубой комнате.

— Наименьшее, что я мог сделать.

— Да, — холодно сказала я.

Когда мы входили в здание, он улыбался.

— Вы, конечно, пообедаете со мной, — сказал он почти смиренно.

— Вы очень добры, но я должна быть с Терезой.

— Терезе требуется отдых. Когда доставят успокаивающее, доктор хочет, чтобы она приняла его сразу.

— Я не оставлю Терезу. Он склонил голову. Я поднялась к Терезе.

— Я так рада, что вы здесь, мисс Грант, — сказала она.

— Я останусь с тобой, Тереза. Места в этой кровати хватит для нас обеих. Она огромная, верно? Слегка отличается от тех, что в школе.

Она легко и довольно улыбнулась. Вскоре Джейсон Веррингер появился в дверях.

— Врач прислал вот это, — сказал он. — Вот мазь. А это лекарство. Он прислал записку, что ей следует дать это после того, как вы используете мазь. Затем она должна проспать всю ночь. Больше всего она нуждается именно в этом.

— Спасибо, — сказал я и прошла с ним к двери.

— Когда она заснет, позвоните в колокольчик, — сказал он. — Я пришлю кого-нибудь проводить вас вниз. Это не будет церемониальный прием пищи, — просто маленький спокойный тет-а-тет.

— Спасибо, но нет. Я не думаю, что Терезу следует оставлять.

Я вернулась к Терезе, чтобы смазать ушибы. Я подумала о том, как ей не повезло, и снова во мне поднялась ярость.

— Вы ведь будете спать здесь, мисс Грант? — взмолилась Тереза.

— Несомненно буду.

— Я не хотела бы оставаться здесь одна. Не могу забыть, как я услышала стук копыт… и поняла, что старушке Черри Райп это не нравится… Я ей тоже не нравилась. Я знала, что она понесет и мне не удастся ее удержать.

— Перестань думать об этом. Все позади.

— Да, и вы здесь, и я никогда, никогда больше не поеду верхом на лошади.

— Посмотрим, что ты будешь думать об этом позже.

— Мне не нужно ждать, что будет потом. Я знаю сейчас.

— Ну-ну, Тереза, ты возбуждаешься. Тебе не полагается. Давай-ка закончим с мазью. Какой запах! Хотя и довольно приятный в сущности. Больно? Что ж, это означает — она действует тебе на пользу. Доктор говорит, мазь очень эффективна. Через денек ты будешь всех цветов радуги.

Я закрыла пузырек пробкой и отставила его.

— Теперь ты примешь это лекарство, уснешь и все забудешь. Все, что тебе следует помнить: я здесь. Поэтому если ты чего-нибудь хочешь, просто скажи мне.

— О, я рада, что вы здесь. Мисс Хетерингтон сердится на меня?

— Конечно нет. Она беспокоится, как и все.

— Теперь Шарлотта будет насмехаться, верно?

— На самом деле Шарлотта очень хорошо держалась. Она отвела девушек обратно. Я уверена, что она не хотела, чтобы ты пострадала.

28
{"b":"12162","o":1}