1
2
3
...
33
34
35
...
86

— Да, мисс Грант.

— Так ты не спишь.

Я почувствовала ее беспокойство и продолжала:

— Ты не очень пострадала, Тереза. Через день или два ты сможешь нормально повсюду ходить.

— Я знаю.

— Ну что ж, просто попытайся заснуть. Сейчас глубокая ночь. Беспокоиться не о чем. Мы останемся здесь до утра, а потом приедет Эммет и заберет нас.

Она сказала:

— Если бы только не лето.

— Да почему же! Только подумай о замечательном солнечном свете, прогулках, пикниках, каникулах…

Я смолкла. Как глупо с моей стороны, как бестактно! Последовало короткое молчание, и я продолжала:

— Тереза, что ты будешь делать во время летних каникул?

— Я останусь в школе. — Ее голос звучал совершенно безрадостно. — Полагаю, мисс Хетерингтон придется мне это позволить, но для нее это помеха. Я единственная.

Подчинившись внезапному импульсу, я сказала:

— Тереза, что если… только предположим… я смогла бы забрать тебя на каникулы с собой.

— Мисс Грант!

— Что ж, вероятно я могла бы. С тетей Пэтти все нормально… с Вайолит тоже. Мне нужно было бы разрешение мисс Хетерингтон.

— О мисс Грант… я увидела бы тетю Пэтти и пчел Вайолит. О мисс Грант! Я так хочу поехать… так сильно.

Я уставилась в темноту. Возможно, мне следовало тщательнее это обдумать, прежде чем предлагать. Но бедная Тереза. Она была так несчастна и в таком подавленном настроении после несчастного случая. Я просто должна была высказать это предложение, и чем больше я об этом думала, тем лучше оно казалось. Теперь Тереза не хотела засыпать. Ей хотелось поговорить о тете Пэтти и ее сельском доме.

— Я и сама о нем не очень много знаю. Я не была в нем, когда он стал обжитым. Для меня он всегда был пустым домом. Они въехали, когда я переехала в Колби, так что я о нем знаю только из писем тети Пэтти.

— Расскажите мне о тете Пэтти. Расскажите, как она пришла встречать вас из Африки в той шляпе с пером.

Так я и рассказывала ей, как уже делала это раньше, слушая, как она довольно смеется рядом со мной. Я поняла, что перспектива летних каникул сделает больше для ее выздоровления, чем что бы то ни было еще.

На следующий день Эммет прибыл, чтобы отвезти нас обратно в школу. Миссис Кил с двумя слугами проводила нас, и когда мы уже садились в карету, появился сэр Джейсон.

Я сказала:

— Спасибо за гостеприимство. Тереза, поблагодари сэра Джейсона.

— Спасибо, — послушно сказала Тереза. Глаза ее все еще сияли предвкушением летних каникул.

— Это было очень приятно, — сказал он. — Я получил такое удовольствие от нашего обеда.

— Кулинарный шедевр, — ответила я. — Еще раз спасибо вам и всем, кто участвовал. Пойдем, Тереза.

— Надеюсь, мы скоро встретимся снова, — сказал он, глядя на меня.

Я неопределенно улыбнулась и устроила Терезу, заняв свое место рядом с ней. Эммет хлестнул лошадь, и мы двинулись. Сэр Джейсон смотрел прямо на меня — довольно печально, как мне показалось — и я снова ощутила к нему тот порыв жалости, который наверняка его позабавил бы, знай он о нем.

Дейзи Хетерингтон ждала нас. Она приветствовала меня, и ее глаза тотчас устремились к Терезе.

— Кажется, ваше приключение вам не повредило, — сказала она. — Пойдемте. Что говорит доктор, мисс Грант? Терезе следует какое-то время отдохнуть?

— Да, сегодня. Я отведу ее. Сегодня ей следует полежать в постели, а завтра посмотрим.

— После того, как вы с ней разберетесь, приходите в мою гостиную, мисс Грант. Я хочу с вами поговорить.

— Разумеется, — ответила я.

Я отвела Терезу в ее комнату и помогла ей лечь в постель.

— Вы спросите у мисс Хетерингтон сейчас? — заговорщицки прошептала она.

— Да, — сказала я. — При первой же возможности.

— И вы скажете мне… сразу?

— Обещаю.

По дороге к мисс Хетерингтон я встретила Шарлотту и девушек Веррингер. Я сказал им:

— Тереза вернулась. У нее может быть легкий шок. Прошу вас быть очень осторожными. Не говорите об этой неудаче, если она сама не заговорит. Понимаете?

— Да, мисс Грант. Да, мисс Грант. Да, мисс Грант.

В голосе Шарлотты слышалось понимание и согласие. Порученная ей власть и ответственность совершили чудо.

— Вы трое ездите верхом очень хорошо, — продолжала я. — Получилось так, что вы очень хорошие наездницы, — я смотрела на Шарлотту, которая порозовела от удовольствия. — Но вы должны понимать, что все не могут быть одинаково хороши. Таланты ведь могут быть и в другой области.

Я пошла дальше. Не думаю, что Шарлотта станет дразнить Терезу, обвиняя ее в трусости, если та некоторое время откажется ездить верхом. Я действительно верила, что мне удалось задеть ее за живое благодаря ее любви к лошадям — может быть слегка, но это все-таки начало. Я задумалась о том, что многие люди нарушают принятые нормы из-за желания самоутвердиться, и когда их успех признается, такая необходимость отпадает. Это был вопрос, который мне хотелось бы обсудить. Конечно не с Дейзи Хетерингтон, но с Эйлин, тетей Пэтти… и интересно было бы услышать точку зрения сэра Джейсона. Дейзи ждала меня.

— О, пожалуйста, садитесь, мисс Грант. Как неудачно, что такое произошло! И надо же, чтобы именно там…

— Это лучше, чем если бы это произошло далеко от жилья, — напомнила я ей. — По крайней мере нам удалось сразу послать за врачом.

— Насколько я поняла, она только ушиблась.

— Переломов нет. Ей повезло. Конечно, она потрясена.

— Иногда я жалею, что вообще приняла Терезу Херст.

— Она очень милая девушка.

— Кажется, Корделия, она сосредоточена на вас. Будьте осторожны. Такая навязчивость может стать очень утомительной.

— Проблема Терезы в том, что она одинока. Из-за своей домашней ситуации она чувствует себя никому не нужной. Кстати, она очень огорчается из-за летних каникул, и я — боюсь, довольно необдуманно — пообещала взять ее с собой, если все согласятся.

— Взять ее домой! — воскликнула Дейзи. — Дорогая моя Корделия!

— Среди ночи, когда бедная девочка так горевала, это показалось хорошей мыслью, и после всего происшедшего я пообещала…

Дейзи медленно улыбнулась.

— Это было крайне доброе дело с вашей стороны, и я уверена, что Пэшенс не станет возражать.

— Значит, вы даете мне позволение?

— Моя дорогая Корделия, ничто не может доставить мне большего удовольствия, чем возможность для девочки провести летние каникулы не здесь. Когда они остаются в школе, это дополнительная обуза… и не всегда стоит того, что за это платят. Представьте… дитя здесь все это время, и больше никого ее возраста. А ответственность? Что касается меня, я даю согласие всем сердцем. Есть еще родители.

— В Родезии.

— Я думаю о здешних опекунах. Родственники… Я напишу им и спрошу разрешения, чтобы Тереза могла побыть у вас. Мне придется сказать им, что ваша тетя — моя давняя подруга и я могу поручиться за то, что Тереза проведет каникулы в лучшем для нее месте, если уж она не может быть со своими родителями.

— О, спасибо, мисс Хетерингтон. Вы не возражаете, если я пойду к Терезе сразу. Она так беспокоится.

— Да. И еще одно, Корделия. Я была неспокойна по поводу того, что вам пришлось провести ночь в Холле.

— Я знаю, и очень мило с вашей стороны, что вы не отнеслись равнодушно.

— Я чувствую такую же ответственность за своих служащих, как и за девушек… Вы обедали с сэром Джейсоном?

— Да.

— У него репутация человека, довольно… свободно ведущего себя с женщинами.

— Легко представить.

— Я надеюсь, он никоим образом не был оскорбителен.

— Нет. К тому же после обеда зашла миссис Мартиндейл. Я оставила их и отправилась к Терезе, чтобы сменить миссис Кил, которая любезно предложила присмотреть за ней, пока я буду есть.

Дейзи явно почувствовала облегчение.

Я отправилась прямо к Терезе.

— Первый барьер взят, — сказала я. — Мисс Хетерингтон дает свое сердечное согласие. Теперь остаются родственники. Сегодня она им напишет.

34
{"b":"12162","o":1}